Новости

20.04.2012 00:05
Рубрика: Культура

"Три сестры" на БАМе

В Нью-Йорке начались большие гастроли Санкт-Петербургского Малого драматического театра Льва Додина

В Нью-Йорке на сцене Бруклинской академии музыки начались гастроли Малого драматического театра - Театра Европы.

Это шестой приезд Театра Льва Додина в Нью-Йорк и третьи гастроли спектаклей Малого драматического театра на сцене Бруклинской академии музыки, которая в этом году празднует 150-летие творческой деятельности.

Изменив своей традиции показывать гастрольные спектакли не более пяти раз, в свой юбилейный сезон Бруклинская академия музыки включила десять представлений "Трех сестер". В 2010 году на этой сцене с огромным успехом был показан "Дядя Ваня" Льва Додина, и тогда зал не смог вместить всех желающих. Так и на этот раз - билеты на все десять представлений были проданы еще задолго до приезда петербуржцев в Америку.

Инициатором приглашения "Трех сестер" в Нью-Йорк выступил художественный руководитель Бруклинской академии музыки Джо Мелило, который видел этот чеховский спектакль Льва Додина во время гастролей МДТ в Пикколо театре в Милане. Гастроли проходят при поддержке Министерства культуры РФ; и проводит их Дэвид Идеен, ставший за долгие годы сотрудничества с Малым драматическим настоящим поклонником и другом театра.

прямая речь

Лев Додин, режиссер, художественный руководитель Санкт-Петербургского Малого драматического театра - Театра Европы

- Чехов, пожалуй, наряду с Достоевским является одним из двух-трех самых популярных русских авторов в мире, в том числе и в Америке. Как воспринимали американцы вашего "Дядю Ваню"?

Лев Додин: Я думаю, что Чехов вообще, может быть, самый европейский писатель России. Первый в конце позапрошлого века - в начале прошлого так мощно ощутил силу и значимость не только общих идей, а прежде всего ценность, уникальность, удивительность, неповторимость отдельной человеческой личности, и в этом смысле очень много открыл даже европейцам. Вроде бы про личность, ее права, ее муки знают очень много, но Чехов своим "свежим глазом" продолжает открывать очень многое про то, что такое есть человеческая личность, на что она способна и в своем лучшем, и в своем худшем проявлении. Он очень суров по отношению к личности, как был суров и требователен к себе, очень отчаян и полон любви. Мне кажется, что вся эта гремучая чеховская смесь, которая составляет такую мощную поэзию чеховского театра, американцам очень близка, они ее очень слышат. Хотя, я должен сказать, что я не знаю стран, где это не слышат, все зависит только от того, удается дать Чехову зазвучать или нет, потому что "изменить голос" можно любому автору и тогда его можно не услышать.

- Лев Абрамович, ваши гастроли в Нью-Йорке проходят в рамках 150-летнего юбилея Бруклинской академии музыки, у которой совершенно потрясающая для русского слуха аббревиатура БАМ. Вы можете вспомнить историю ваших взаимоотношений с БАМом?

Лев Додин: Это очень мощное театральное пространство, я думаю, что это одна из лучших художественных мировых театральных площадок, абсолютно особенная для мира, абсолютно исключительная для Америки. Бруклинская академия музыки довольно щедро субсидируется, прежде всего городскими властями и благотворительными организациями, она совсем не занимается коммерческой деятельностью, это чисто художественное пространство. Все лучшие режиссеры мира ХХ века прошли через эту сцену, и для меня любое путешествие туда - большое событие, потому что я там видел лучший в своей жизни спектакль по Чехову "Вишневый сад" Питера Брука, видел "Махабхарату" Питера Брука, видел "Гамлета" Бергмана. Для меня это место, где ты знаешь, что и тобой занимаются всерьез, и ты пытаешься заниматься этим всерьез.

- А выбор спектакля, это американцы еще раз захотели нового Чехова в вашей постановке?

Лев Додин: Да. Мы несколько раз уже играли в этом пространстве. Там есть два зала, в очень большом, более 2000 мест, где обычно ставят оперы, мы играли Gaudeamus в свой первый приезд в Нью-Йорк в 1994-м, потом "Клаустрофобию", а потом уже в новом пространстве для драматического спектакля на 1000 человек мы впервые играли два года назад "Дядю Ваню". Этот зал называется Харви, в честь одного из бывших руководителей БАМа. Как только художественный руководитель БАМа Джо Мелило узнал о премьере, с нами начали вести разговоры о том, чтобы привести "Три сестры", и если "Дядя Ваня" там показывался в течение недели, то "Три сестры" мы будем показывать в течение двух недель. Это, в общем, мне кажется, самый большой срок, когда один и тот же русский спектакль идет на площадке Нью-Йорка.

(Из интервью Льва Додина "Голосу Америки", подготовила Анна Плотникова)

Культура Театр Драматический театр