Новости

24.04.2012 00:44
Рубрика: Экономика

Плата за ошибку

Ответственность директоров за неправильно принятые решения закрепят в законодательстве

Завтра, 25 апреля, пройдет II ежегодная конференция "Ответственность директоров: тенденции, перспективы, IPO". В преддверии этого события о тенденциях развития законодательного регулирования вопросов ответственности директоров с корреспондентом "РБГ" побеседовал президент Ассоциации менеджеров Дмитрий Зеленин.

- Дмитрий Вадимович, каковы сегодняшние веяния в сфере усиления ответственности директоров за свои поступки?

- Нормы об ответственности менеджмента существуют в корпоративном законодательстве изначально, но на протяжении всего периода рыночной экономики отсутствовала практика их применения. Сегодня у нас происходит то, что уже давно происходит во всем мире. Мы идем вслед за мировой экономикой, и наше государство, сильно опаздывая, тем не менее стремится догнать цивилизованные страны по уровню ведения бизнеса и корпоративной ответственности. Хорошим подспорьем в этом служит кодекс корпоративного поведения. Это свод правил, рекомендованных к соблюдению участникам рынка ценных бумаг и направленных на защиту прав инвесторов, а также на улучшение иных аспектов корпоративного управления. Кодекс как раз и рассказывает о том, как нужно вести бизнес, как быть социально ответственным к своим клиентам, партнерам, сотрудникам.

- В России социальная ответственность до сих пор у многих ассоциируется с благотворительной деятельностью.

- На самом деле социальная ответственность - это прежде всего жизнь компании во внешнем мире: клиенты, партнеры, сотрудники и все, что ее окружает. Она нужна для того, чтобы к компании относились с большим доверием. Во всем мире такая ответственность компаний растет. Например, одна небольшая негативная информация про крупную корпорацию может сгубить всю ее рекламу, поэтому, чем больше компания известна, чем шире она присутствует на рынке, тем ответственнее она должна относиться к тому, что о ней говорят. Кроме того, сегодня информационные потоки убыстряются, и информация о компании, хорошая или плохая, с помощью газет, ТВ и Интернета распространяется очень быстро. Как-то прокомментировать эту информацию зачастую просто невозможно, такова скорость потоков. Есть и еще один аспект: становятся быстрее финансовые потоки. Одно решение компании о выпуске нового продукта резко меняет весь рынок. Это хорошо видно на примере компании Apple. Происходят моментальные финансовые операции, выпускаются акции, облигации, векселя. В результате любое решение компании крайне сильно сказывается на ее финансовом положении. За рубежом постоянно отслеживают все негативные моменты и риски, которые могут быть связаны с компанией.

- Поэтому возникла законодательная необходимость установить ответственность за такие решения?

- Да. К примеру, я акционер, неожиданно директор моей компании решил полететь за рубеж на частном самолете. А стоимость полета достаточно большая, поэтому я как акционер не получил деньги. Более того, я потерял не только эти дивиденды, есть и другие убытки, потому что многие, узнав об этом случае, начали продавать акции компании, избавляться от них, так как компания плохо управляется. В результате акции обесценились, а я под их залог брал ипотеку, а значит, и деньги потерял, и квартиры лишился. Для обычного человека это серьезнейшие финансовые потрясения. Именно поэтому за рубежом идут к тому, чтобы законодательно закрепить некоторые действия. В частности, ответственность по такому критерию, как бездействие. Казалось бы, что-то не сделал, какая вина? А надо наказать за бездействие, потому что если директор или его заместитель, ответственный за конкретное направление, вовремя не уволил того работника, который взял самолет, то, наверное, он плохо поступил. Есть и другие понятия, такие, как доверие, лояльность. За рубежом прямо описывают эти понятия, чтобы применять в судебной практике. Сначала они прописываются в корпоративном кодексе, а потом уже в законодательстве.

- Но что такое лояльность в бизнесе? Тут недалеко и до того, чтобы ступить на опасную тропу...

- Правильно, поэтому сначала нарабатывается практика, когда все моменты прописываются в понятиях и правилах поведения, за которые не следуют ни административная, ни финансовая, ни другая ответственность. За рубежом этот процесс длится без малого 30 лет, и тем не менее до сих пор все это еще уточняется. Мы сейчас в России пытаемся следовать за этими правилами и прописать эти понятия в корпоративном кодексе, а затем и в законодательстве. Безусловно, сначала эти понятия должны войти в нашу повседневную жизнь, хотя бы у управленцев. Именно этим мы и занимаемся в Ассоциации менеджеров - помогаем людям говорить на одном языке. А теперь бизнесу придется говорить на одном языке и с судьями, и с юристами, что является довольно серьезной задачей, потому что мы хотим уместить в 5 лет то, что другие страны прошли за 20-25 лет. Это большие трудности, которые нам надо преодолеть.

- Внедряется ли в России в практику страхование ответственности директоров?

- Да, директор может купить полис и таким образом он уже снимает с себя часть ответственности. По крайней мере его ущерб будет погашен страховой компанией. Этот институт помогает не только директору снять с себя материальную часть ответственности, но также является еще одной силой, которая проверяет деятельность директора как эффективного управленца. Если я страховщик, а директор - жулик, то я и не буду его страховать. Застраховав какого-то директора, страховая компания вместе с акционерами и аудиторами говорит о том, что этот менеджер лоялен и профессионален. Появляется еще один элемент в рынке, который дает уверенность акционеру в том, что компания хорошо развивается. Подобная практика с каждым днем все популярнее в России, но над становлением этого рынка надо еще работать и работать. Если обратиться произвольно к любой страховой компании, то в связи с тем, что она не понимает, как страховать эти риски, она себе сразу очень большую комиссию заложит. Рынок должен еще привыкнуть к этому виду страхования. Сегодня существуют две причины для подобного страхования: стандартное страхование ответственности директоров и в связи с публичным размещением. Второй вариант страхования нужен в основном для того, чтобы разместить акции за рубежом, для того чтобы зарубежные акционеры видели честность, лояльность и корпоративную ответственность компании. Правда, пока компании в основном довольствуются стандартным полисом.

- Уже давно лежит в Госдуме законопроект об ответственности директоров. Зачем он вообще нужен?

- Вообще законодательно закрепленная ответственность директоров должна привести к тому, что в результате плохого управления акционер может подать в суд на компанию и ее директора. В настоящее время в случае форс-мажора на рынке есть "коллективная безответственность". А вот менеджер - это уже конкретный человек, который где-то недоглядел: не подготовил штатное расписание, купил что-то непрофильное, заключил неэффективный договор. Он должен отвечать за свои поступки. Благодаря законопроекту директор будет нести ответственность не только перед компанией, но еще и перед акционерами. И акционер может подать в суд на то, что указанный товарищ, неправильно поступив, принес убытки ему как акционеру.

- А как доказать, что он неправильно поступил?

- Если вступят в силу те положения закона, которые предполагаются, то уже не акционер должен будет доказывать вину компании и директора, а наоборот - свою невиновность должны будут подтверждать директора. Конечно, у медали есть и оборотная сторона. Тем не менее закон прописывает степень ответственности, как нужно отвечать, механизм взаимодействия и определение добросовестности. К примеру, самое простое понятие, о котором мы уже имеем суждение, - это конфликт интересов. Когда директор компании, имея акции другого предприятия, заключает с ним договор. Соответственно, рука руку моет. Вот это самое простое понятие, которое пришло к нам из жизни. Таких случаев в практике великое множество, частично они попали в бизнес благодаря чиновничеству.

Это и есть конфликт интересов. Однако недобросовестные действия - это не только конфликт интересов и ошибки управления, это еще и бездействие, и отсутствие лояльности.

- Вам не кажется, что здесь можно скатиться в оценочные понятия?

- Замечу, что все это нужно не для того, чтобы разорить директора или заставить его заплатить за причиненный ущерб, а скорее для того, чтобы директор ощущал свою ответственность перед компанией, ее акционерами и не допускал появления негативной информации о компании. Чтобы компания была максимально публичной и открытой. Чтобы вкладывая в нее деньги, акционер мог быть уверен в том, что решения в ней принимаются правильные. Вот это основная задача, а не наказать человека, который неправильное решение принял. Ведь наказывать такого директора должна и может сама компания: генеральный директор, совет директоров, правление.

- Этот подход не приведет к цепочке тяжб, инициированных сутягами-акционерами?

- Может. Это уже риски, которые возникают при принятии законопроекта. Однако чем более открыта компания, тем более она защищена от этих действий. Правда, открытость как понятие тоже достаточно сложная материя. Можно просто опубликовать свой бюджет и баланс, но никто в нем не разберется, а вроде все прозрачно. Кстати, поэтому акционеры всегда хотят знать подробнее о том, как принимаются решения в компании, как составляются отчеты. Они просят больше информации, а в компании отвечают: мы ее даем, если вы профессиональны - вы в ней разберетесь. Но акционеры очень разные по своей квалификации, поэтому правила в подаче сведений о деятельности компании - очень важный аспект. Правила - это и есть лояльность к акционерам, когда с одной стороны все всё понимают, а с другой - сохранились определенные коммерческие секреты.

- Какие есть еще риски?

- Опасность еще в том, что теперь каждый акционер сможет предъявлять претензии, тянуть одеяло на себя и просто-напросто вымогать деньги. Он приходит и говорит - а вот теперь я вас засужу. Мы знаем такие примеры. Любой человек может начать трубить о том, что компания принимает неэффективные решения. И даже если эти решения эффективны, такой ажиотаж вокруг компании может сильно повлиять на ее капитализацию. В связи с этим большую роль станут играть юристы, адвокаты, судьи, которые должны пресекать со стороны акционеров действия шантажистского плана. Кроме того, об этом должны говорить общественные организации и независимые директора. Риск шантажа один из основных.

- Получается, что борьба за прозрачность приведет к тому, что на компанию будут подавать в суды?

- Да, найдут плохую половичку и будут ее отдирать или на ней прыгать. Это основной риск законопроекта. Документ рассчитан не на уголовную ответственность, а на коммерческую, административную ответственность. Но есть опасность, что кто-то, уцепившись за эту административную ответственность, будет пытаться довести дело до уголовной ответственности, потому что вслед за недополученной прибылью идет недоплата налогов. Если я не дополучил прибыль, ко мне налоговая может прийти и сказать, вы не просто ошиблись, вы укрывали прибыль и неправильно сделку совершили. Вот этого риска точно хотелось бы избежать. У нас и так хватает перетекания бизнеса в уголовную ответственность. В России очень жесткие законы. Мы всегда рассчитываем на то, что кто-то от этого закона будет уходить обязательно. Я бы шел поэтапно. Не вводил бы сразу все понятия, которые уже есть за рубежом. Сначала все-таки надо потренироваться над более простыми вещами.

- Полагаете, законопроект дойдет до третьего чтения и его примут?

- Могут испугаться. Но он должен дойти, потому что законопроект долго рассматривается и непринятие его повлечет за собой потерю конкурентоспособности страны и потерю капитала. У нас и так капитал уходит из страны, поэтому как можно быстрее нужно предпринимать четкие, конкретные и оперативные действия для того, чтобы продемонстрировать, что наша страна и наш фондовый рынок хорошо скомпонованы. Без такого закона продемонстрировать это будет крайне трудно.

Документ нужен в первую очередь для того, чтобы показать, что мы цивилизованная страна, что у нас здоровый инвестиционный климат. Поэтому в том или ином виде этот закон нужно принимать.

Экономика Бизнес