Новости

10.05.2012 00:24
Рубрика: Общество

Обида в квадрате

Как закон защищает право ребенка на жилище

Которые тут бывшие? Слазь!

Детей подстерегает немало опасностей. Педофилы, лихачи на дорогах, наркодилеры, нерадивость дворника, не сбившего свисающую с крыши глыбу льда, и халатность врача "скорой", ставящего заболевшему ребенку диагноз по телефону. Список угроз детству длинен. Но есть в нем одна, пополнившая этот список уже в новейшей истории России, и совершенно парадоксальная: закон, который каждой буквой должен защищать детские права, практически обеспечивает не слишком щепетильным взрослым возможность делать тысячи детей бездомными.

Сегодня одной из острейших проблем детства называют детскую беспризорность. Сколько в стране несовершеннолетних бомжиков, никто не считал. Называются разные цифры - от 700 тысяч до нескольких миллионов. Первая волна детской беспризорности накрыла нас в начале 90-х. Появлению огромного количества бездомных ребят во многом поспособствовал принятый в 1991 г. закон о приватизации жилья. Позволивший миллионам граждан стать счастливыми частными собственниками недвижимости, он имел одну маленькую "недоработку": позволял при приватизации жилища не включать в состав собственников несовершеннолетних детей. В результате пьющие или просто недальновидные в своей правовой безграмотности родители радостно и без проблем продавали квартиры, оставляя собственных детей без крыши над головой. Были случаи, когда ребенок возвращался из пионерлагеря, а дверь дома ему открывала чужая тетя - новая владелица квартиры. Законодатели спохватились лишь через три года, закон поправили, детей при приватизации стали включать в собственники в обязательном порядке и без разрешения органов опеки продать жилье, часть которого принадлежит несовершеннолетнему, стало невозможно.

Права детей - собственников жилья законом таким образом застрахованы и сегодня. Зато появившийся в 2005 году новый Жилищный кодекс для тысяч детей-несобственников таил реальную перспективу бездомности. Его скандальная 31-я статья позволила папе-собственнику в случае развода с матерью его ребенка (несобственниками) назвать их бывшими членами семьи и, лишив прописки, попросту выкинуть на улицу. Еще проще вопрос с "бывшими" решается, если квартира принадлежит не отцу выселяемого ребенка, а свекрам-бабушкам-дедушкам: внуки по закону членами их семьи не являются и потому могут быть выписаны ими на раз-два-три. Руководствуясь законом, суды по всей России выносят решения о выселении бывших жен и невесток с детьми, и никакой закон - ни писаный, ни неписаный - не обязывает судей выяснять, где при этом будут жить эти женщины и дети.

Норма 31-й статьи ЖК РФ, позволяющая судам оставлять выселяемых разведенных женщин и их детей на некоторый срок в квартире или обязать бывшего супруга обеспечить их другим жильем, проблему не решает. Во-первых, она не действует, когда собственником жилья является не "бывший папа", а, скажем, его родители или другие родственники. Во-вторых, если даже квартира принадлежит отцу ребенка, он имеет законное право "продать" или "подарить" ее, к примеру, своей же матери или брату. И новый собственник, руководствуясь обновленной 292-й статьей Гражданского кодекса РФ, уже без проблем и на законных основаниях избавится от нежеланных "квартирантов". Потому что если раньше статья 292 ГК РФ гласила, что переход права собственности на жилье НЕ является основанием для прекращения права пользования этим жильем членами семьи прежнего собственника, то в последующей редакции частица "не" отсутствует.

Не устранили угрозу для детей стать бомжами ни постановления Пленума Верховного суда РФ, ни Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. В них говорилось, что при разводе родителей ребенок, проживающий в квартире, собственником которой является один из них, не утрачивает права пользования этим жилым помещением. Золотые слова. Вот только как, например, трехлетний Ванечка может реально воспользоваться своим "правом пользования" квадратными метрами, если его мама с тех квадратов выселена и вход ей туда закрыт? Да и кто помешает папе-собственнику лишить сына Ванечку-несобственника его "права пользования", формально продав квартиру кому-то из близких родственников или новой жене?

Правозащитники, юристы, многие депутаты давно бьют тревогу и говорят о необходимости внести в законодательство поправки, которые надежно защитили бы права несовершеннолетних. В Госдуме лежит уже не один год и не один законопроект на эту тему. Такой проект поправок, подготовленный депутатом Галиной Хованской, был даже принят в первом чтении еще в июне 2006 года. На этом все остановилось. Бытует мнение, что тормозит дело мощное риелторское лобби. А пока в заложниках несовершенного закона продолжают оставаться дети, права которых оказываются ничтожней, чем право частной собственности.

Это - собственность, ничего личного

- Какова ситуация с выселением детей в Подмосковье? - спросили мы Уполномоченного по правам человека в Московской области Александра Жарова.

- К сожалению, практика выселения из квартир бывших членов семьи после расторжения брака широко распространена, - ответил он. - И не стоит строить иллюзий по поводу того, что женщину с ребенком никто не выгонит из единственного жилья. Выселяют сплошь и рядом - статья 31 Жилищного кодекса РФ и статья 292 Гражданского кодекса РФ прежде всего защищают собственника. При этом суды не всегда исследуют, есть ли у выселяемых другая жилплощадь.

Правозащитник рассказал, что детские права иногда все же удается отстоять. Например, сотрудники его аппарата добились признания недействительным договора дарения квартиры, заключенного с третьим лицом отцом несовершеннолетнего подростка. Но сегодня несовершенством законов пользуются не только нерадивые отцы, заметил Александр Жаров и привел в пример тому истории из жизни "новых бомжей".

Людмила Ч., жительница подмосковного Королева, вышла замуж за жителя другого региона, родила ему сына. Супруги приобрели в совместное пользование трехкомнатную квартиру, а в 2008 году развелись, придя к соглашению, что в общей квартире будут проживать мать с ребенком. Собственником жилья оставался бывший муж. В 2009 году он взял крупную сумму денег в одном из столичных банков под залог той самой трехкомнатной квартиры, через полгода перестал платить взносы, а через год судебные приставы наложили арест на имущество, которое отныне должно отойти к новому собственнику - банку. Людмила обратилась в суд за защитой прав. Суд принял сторону банка. Восьмилетний ребенок мог оказаться на улице, так как другого жилья у Людмилы не было. По рекомендации Жарова Людмила подала новый иск о признании недействительным кредитного договора о залоге недвижимого имущества. Уполномоченный, подготовив убедительные доводы в защиту прав мальчика, направил в суд своего представителя. В результате судья признал недопустимым ограничение права несовершеннолетнего на жилье и принял решение о праве мальчика проживать вместе с матерью в прежней квартире.

Юлия Антропова приехала в подмосковное Фрязино девять лет назад из Архангельской области. Женщину с маленьким ребенком пригласил к себе на проживание родной дядя, у которого умерла жена. Одинокий пенсионер, инженер по специальности, продолжал работать на заводе. Юля устроилась в детсад, куда определила и Вадика, и зажили они спокойно и ровно - весной сажали овощи на даче, летом ходили купаться на озеро. Когда пришла пора идти в школу, дедушка настоял, чтобы Вадик учился в гимназии, оплачивал его занятия. Он сразу прописал у себя племянницу с внуком и не раз говорил, что двухкомнатная квартира останется им. В июле 2009 года 83-летний дядя скоропостижно скончался. А вскоре к Юле явилась женщина, которая назвалась племянницей покойной жены дяди и потребовала освободить квартиру, которую собственник завещал ей в 1999 году. Кроме того, в наследство входили дядина дача, гараж и крупная сумма денег. Юля, попытавшись отсудить часть имущества, не получила ни копейки, а затем была выписана и выселена из дядиной квартиры. Она появилась на пороге кабинета представителя Уполномоченного по городскому округу Фрязино Владимира Подкопаева в полной растерянности - идти ей было некуда. При активном содействии правозащитников городская администрация выделила Юлии Антроповой с сыном комнату в общежитии с постоянной регистрацией.

- Подобных случаев с более-менее благополучным концом, увы, не много. И такими "точечными" мерами общую картину не изменить, необходимо исправить недочеты законов, - считает Жаров. - Нарушения норм морали и принципов приоритета прав ребенка продолжаются и носят системный характер.

И - совсем свежая история жителей Фрязино Татьяны З. и ее сына Сережи, рассказанная Владимиром Подкопаевым. После развода свекровь потребовала выселения из квартиры как бывшей снохи, так и родного внука. Татьяна, которой идти некуда, - отказалась, обратилась за судебной защитой, и суд определил срок, который они с ребенком могут оставаться там жить. Тогда свекровь оформила продажу квартиры. Новая собственница - не кто иной, как свежеиспеченная жена сына, которая в жестокой битве за жилье отступать не собирается.

Общество Семья и дети Законодательная власть Госдума