Новости

16.05.2012 00:07
Рубрика: Культура

Весь Канн пока в тумане

Сергей Лозница: Кино - всегда иллюзия

16 мая открывается 65-й Каннский фестиваль. В конкурсе - фильм Сергея Лозницы "В тумане", и это одна из главных интриг десятидневного киномарафона.

Вообще-то сличать фильм с литературным первоисточником - последнее дело: кино - не серия иллюстраций к книге. Но здесь особый случай. Читавший повесть Василя Быкова согласится с тем, что в литературе редко встретишь что-то менее кинематографичное. В ней почти нет прямого действия, и она почти целиком состоит из того, что в пьесах зовут авторскими ремарками. Это подробнейшие, психологически точные описания запредельных по драматизму обстоятельств и запредельных по трагизму человеческих состояний. Само действие развивается в течение одной ночи. Два партизана отряжены расстрелять предателя, который на самом деле не предатель: немцы, зная фанатизм "комиссаров", иезуитски отдают его на наш родимый "суд линча". И все. Мгновение застыло в одном из тупиков военного времени.

Особенность коллизии в том, что характеры в условиях войны уже не имеют значения. Не работают ни кастовые границы, ни инстинктивно впитанные заповеди. Человек уже не способен поступать по убеждениям - он во власти законов тупых, нерассуждающих, безжалостных, он вне нравственных координат. Повесть Быкова - о войне как противоестественном, преступном состоянии человеческих сообществ. Вот в чем для меня смысл повести, и он возникает из логики не столько поведения и поступков, сколько самоощущений трех главных героев: они выхвачены из нормального мира и оказались в пространстве, где нет верха и низа.

Как передать этот психологический сюжет в кино? Сергей Лозница отвечает на наши вопросы, не вдаваясь в детали своего фильма.

Повесть Василя Быкова содержит мало действия и еще меньше диалогов. Вся напряженность ее - во внутреннем состоянии героев, в "психологическом пейзаже". Для кинематографа, который предпочитает внешнее действие, она - крепкий орешек и серьезный вызов. Вас именно это в ней привлекло?

Сергей Лозница: Повесть я прочитал двенадцать лет назад и сразу же написал по ней сценарий. Я даже не задавал себе вопрос - почему. Она меня тронула до глубины души. В главном герое я увидел близкое, родное, знакомое, что я, казалось, знал с детства. Десять лет ждал возможности поставить этот фильм. Все слышал от продюсеров: ну кому сейчас интересна Вторая мировая война, столько уже фильмов снято, и так далее... Как будто фильмы появляются по той причине, что они кому-то интересны, а не наоборот.

Василь Быков в своем творчестве предлагает иной, более диалектичный взгляд на войну. Ваш фильм продолжает тему конкретной войны или вы стремились выйти на какие-то более широкие обобщения? В чем его актуальность сегодня?

Сергей Лозница: Мне кажется, что события этого периода еще ждут своего изучения и осмысления. У нас не было возможности в силу идеологических и прочих причин отнестись к ним вне навязанной властью заданности оценок и суждений. Сейчас потихоньку начинают открывать архивы, публиковать воспоминания, анализировать происшедшее, по возможности беспристрастно. Не нужно забывать, что причины происшедшего с нами будут влиять на нас до тех пор, пока мы их не поймем.

Вы - документалист по первому призванию. В какой мере этот опыт пригодился в работе над новым фильмом?

Сергей Лозница: Наверное, не стоит так уж сильно разделять неигровое и игровое кино. Принципы построения повествования все равно остаются одинаковыми. Способ получения материала разный, но какое это имеет значение! И то и другое - иллюзия, и обращена она или, точнее, существует она в нашем воображении. Конечно, опыт пригодился.

Несколько слов об актерах этого фильма, о том, как вы их нашли и по какому принципу искали? Довольны ли результатом их работы?

Сергей Лозница: У меня снимались прекрасные актеры. Искал я их не по принципу. Я искал по ощущению. Когда я задумываю картину, то образ актера уже присутствует в моем воображении. Остается только его встретить. В главной роли снялся выпускник РАТИ Володя Свирский. Это его первая большая роль в кино. Сергей Колесов, Влад Абашин, Юлия Пересильд, Надежда Маркина, Влад Иванов, Дмитрий Быковский, Тимофей Трибунцев, Сергей Русскин, Борис Каморзин, Михаил Евланов, Игорь Хрипунов - все прекрасные актеры, и одно удовольствие с ними работать. Это не значит, что было легко. Снимать фильм непросто, и работа актера - тяжелая работа, если относиться к ней серьезно. Но в результате, насколько я почувствовал, все остались довольны.

В титрах картины значатся продюсеры четырех стран, но СМИ в России гордо подают фильм как российский, как очередной успех российского кинематографа, наконец-то попавшего в каннский конкурс. Как вы это прокомментируете?

Сергей Лозница: Исаак Ньютон как-то сказал: "Если я видел так далеко, то потому, что стоял на плечах гигантов". Если мой фильм имеет смысл и ценность, то в том числе и по этой причине. А вот СМИ Белоруссии гордо подают фильм как белорусский, а СМИ Латвии - как латышский. Только немцы никак не могут признать фильм немецким, хотя большая часть финансирования была из Германии. Видимо, где-то там пролегает граница культур.

обстоятельства времени

Каннская премьера картины - 25 мая, за день до объявления лауреатов. С одной стороны, это для фильма невыгодно: уже начинает разъезжаться пресса, перестают выходить ежедневные фестивальные журналы, и мы не сразу узнаем реакцию международной критики. Но с другой - Каннский фестиваль склонен к коварству и лучшие козыри-сюрпризы приберегает на последние дни, когда все уже расслабились. Так когда-то поверг журналистов в панику никому не ведомый и почти никем не виденный фильм "Розетта", нежданно отхвативший Золотую пальмовую ветвь.