Новости

15.05.2012 00:51
Рубрика: Власть

Между хижиной и дворцом

Конституционный суд задумался над судьбой кредитора

Терпение Конституционного суда иссякло окончательно. Как рассказал вчера судья-докладчик по делу об отъеме жилья за долги Николай Бондарь, "КС не первый раз обращается к этой проблеме, с 2003 года было по крайней мере семь определений, касавшихся 446-й статьи Гражданско-процессуального кодекса, и это подтверждает социальное звучание этой проблемы". Бондарь мрачно напомнил, что "во всех этих решениях было обращение к законодателю - установить критерии жилья, которое бы могло быть предметом взыскания, и порядок взыскания, но законодатель с 2003 года свои обязанности конституционные не выполнил, и поэтому мы посчитали возможным принять дело к производству".

КС рассматривал жалобы Фании Гумеровой из Уфы и Юрия Шикунова из Москвы. Оба они одолжили деньги, но вернуть их не смогли - суды установили, что эти жилые помещения были единственными у их должников для проживания. Но, конечно, если углубиться в детали, то вот Гумерова просила передать ей права на одну треть от двухэтажного дома в центре Уфы общей площадью 332,5 квадратных метра. Но Николай Бондарь категорически отверг подозрения журналистов в том, что это дело можно рассматривать как "войну с дворцами, перефразируя выражение "мир хижинам - война дворцам", - нет, ни в коем случае".

Бондарь объяснил, что "в данном случае на весах конституционного правосудия были, с одной стороны, права и интересы кредитора, а с другой стороны - интересы и права ответчика-должника. В каждом конкретном случае суд должен найти баланс, но чтобы найти баланс, необходимо установить критерии, которыми бы могли руководствоваться правоприменители".

В своем постановлении судьи КС замечают, что до сих пор не определено, какой "размер жилого помещения на данном этапе развития общества может считаться удовлетворяющим требованию обеспечения разумной потребности человека в жилище". Поэтому в своем решении они дают прямую рекомендацию законодателям внести изменения, "регулирующие пределы действия имущественного иммунитета применительно к жилому помещению", особенно учитывая те случаи, когда "по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище".

"С учетом особенностей нашей страны, вне всякого сомнения, право на имущественный иммунитет, то есть невозможность обращения взыскания на часть жилого помещения, которое необходимо для проживания, - это такое же конституционное право человека, как право на жизнь, ведь невозможно человека выбросить на улицу просто так. С другой стороны, есть исключения из этого правила, хотя как определить, до каких пределов может распространяться иммунитет, - это очень непросто", - рассуждает представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин.

- К сожалению, на основе данного постановления заявитель не может защитить свои права, - признает судья Бондарь. - Но если законодатель разрешит эту проблему, как указано в постановлении, это станет основанием и для защиты заявителем своих прав и для других граждан.

Вяткин предполагает, что это может быть сделано в рамках рассмотрения поправок в Гражданский кодекс, которые сейчас находятся в нижней палате парламента. Но пока положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК были признаны соответствующими Конституции.

Власть Право Гражданское право Судебная власть Конституционный суд