Новости

17.05.2012 01:00
Рубрика: Армия

Штурмовое предупреждение

Командующий ВДВ опроверг слухи о десанте

В последнее время вокруг десантных войск ходит немало слухов. То сообщается, что на их базе якобы будут создавать национальную гвардию. То крылатую пехоту бросают на прикрытие российских военных объектов за рубежом. Что ждет "голубые береты", какие задачи они выполняют, в эксклюзивном интервью корреспонденту "РГ" рассказал командующий ВДВ Герой России Владимир Шаманов.

Владимир Анатольевич, откуда такая шумиха вокруг десанта? Насколько я знаю, эти слухи ведь и лично вас коснулись.

Владимир Шаманов: Считаю это информационной провокацией. СМИ сообщали, что меня даже в Кремль вызывали - якобы для обсуждения новых задач Воздушно-десантных войск.

Ответственно заявляю: ничего подобного не было. Ни с кем на эту тему я никаких разговоров не вел.

Главное предназначение ВДВ - отражение внешней агрессии, а не выполнение полицейских функций.

Если говорить в целом, то десант был и остается резервом Верховного главнокомандующего.

То есть подчиняется лишь президенту страны?

Владимир Шаманов: Не совсем так. Министру обороны и начальнику Генштаба мы тоже подчиняемся.

Нельзя разрывать понятия, связанные с мирной и военной жизнью. С началом любой, в том числе локальной, войны общее руководство боевыми действиями переходит к Верховному главнокомандующему. Ему подчиняются и Вооруженные силы, и министр обороны с начальником Генштаба. А человек, управляющий армией, должен иметь резерв. Применив его, можно кардинально изменить ситуацию на полях сражений. Поэтому здесь все логично.

Почему роль главного резерва отвели именно ВДВ?

Владимир Шаманов: Думаю, тут сказались уникальные возможности Воздушно-десантных войск. Сейчас принято смотреть, как в том или ином случае поступают в США и НАТО. Аэромобильную составляющую своей армии американцы постоянно развивают. Но если сравнить ее с ВДВ, то по многим параметрам американцы нам уступают. У них, к примеру, нет десантируемой бронетехники, они ограничены в выброске груза.

В то же время российский десант - это на сегодняшний день единственный род войск, где батальоны готовы действовать в полном окружении. Как бывший начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных сил, могу ответственно сказать: никто в Cилах общего назначения выполнение таких задач пока не отрабатывал. А десантники их уже освоили.

Давайте разберемся с другой информацией - что десантные дивизии все же переформируют в бригады?

Владимир Шаманов: Существует утвержденный президентом страны План строительства Вооруженных сил до 2016 года. Согласно ему, Воздушно-десантные войска, по крайней мере в ближайшие четыре года, сохранят дивизионную структуру. Но в будущем можем рассмотреть и бригадный вариант построения ВДВ.

Мои предшественники на посту командующего десантными войсками - генералы Александр Колмаков и Валерий Евтухович - выработали, по-моему, абсолютно правильную идеологию. Коли вы реформируете три глобальных вида Вооруженных сил, то пока оставьте ВДВ в нынешнем виде. А когда "обкатаете" структурные изменения на практике, жизнь подскажет, что делать дальше.

В пользу такого подхода свидетельствует война с Грузией в августе 2008 года. 19-я бригада СКВО, как и в целом 58-я армия, которой я когда-то командовал, как это ни печально признавать, оказались не способны самостоятельно решить задачу локализации агрессора на территории Южной Осетии. Зато это сделали Воздушно-десантные войска, переброшенные на Кавказ железнодорожным и авиационным транспортом.

Опираясь на зарубежный опыт, все почему-то говорят о бригадной структуре американской армии, но забывают - у них ведь и дивизии есть. Это нисколько не мешает, наоборот, даже помогает формированию устойчивой системы управления. Такую систему мы сейчас создаем в Российской армии. На мой взгляд, дивизионное построение ВДВ с точки зрения управления является наиболее оптимальным на сегодняшний день.

Но одна бригада в десантных войсках уже имеется.

Владимир Шаманов: Да, в Ульяновске. Я служил в этом соединении, когда оно дислоцировалось еще в Азербайджане. Тогда оно именовалось 104-й гвардейской воздушно-десантной дивизией. Ее "переформатирование" в бригаду было связано с уменьшением численности ВДВ. После всех подсчетов выяснилось - людей для дивизионного штата не хватает. Тогда и решили остановиться на бригаде.

Я иногда встречаюсь с ветеранами соединения. Они говорят: наша дивизия воевала в Великую Отечественную, надо бы вернуть ей прежний статус.

Это реально?

Владимир Шаманов: Сегодня для этого нет условий. Надеюсь, когда-нибудь они появятся.

Мобильный резерв

В военных округах есть свои десантные бригады. Кто ими руководит?

Владимир Шаманов: Такие соединения - два на Востоке страны и одно на Юге - подчиняются командующим округов. Насколько я знаю, планируется развернуть бригаду и в Западном военном округе. Что же касается Центрального, то Генеральный штаб считает, и мы его в этом поддерживаем, - там достаточно 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВДВ.

Оперативно-стратегическим командованиям, особенно на Восточном направлении, конечно, надо иметь аэромобильный резерв. Он первым откликнется на зарождающийся конфликт. Появление новой "горячей точки" легче предотвратить демонстрацией флага, чем "тушить" ее затем всем миром. Зачастую это получается.

Чем же тогда занимается ВДВ?

Владимир Шаманов: Если говорить о десантно-штурмовых соединениях, то они нужны для оперативного реагирования на внешние угрозы, особенно когда дело касается прикрытия госграницы. Вторая функция - выполнение противодесантных и противодиверсионных задач в интересах оперативно-стратегических командований. И третья - на базе наших дивизий готовится мобилизационный ресурс для военных округов.

Не секрет, что призыв сейчас стараются организовать по территориальному принципу. Военкоматы во многих случаях отправляют новобранцев служить поближе к дому. А когда солдаты увольняются в запас, не приходится ломать голову, где взять бойцов на случай войны. Думаю, эта разумная со всех точек зрения идеология.

На ваш взгляд, четырех десантных дивизий и одной бригады ВДВ не маловато для такой большой страны, как Россия?

Владимир Шаманов: Мы постоянно анализируем события, которые происходят в последние годы в странах Арабского мира, в Афганистане, в Ираке. И видим - крупных столкновений больших людских масс, которые были во Второй мировой войне, больше не предвидится. Учитывая, что Россия обладает таким гарантом суверенитета, как ядерное оружие, для локализации конфликтов масштаба пятидневной войны с Грузией ВДВ в их нынешнем виде вполне достаточно. Верховный главнокомандующий поставил перед Вооруженными силами задачу - быть в состоянии одновременно локализовать один конфликт малой и один - средней интенсивности. Мы с этой задачей справимся.

Даже при том, что дивизии ВДВ, можно сказать, сокращенного состава - всего по два полка.

Владимир Шаманов: Существует классическая троичная российская система. Три взвода составляют роту, три роты - батальон, три батальона - полк. А три полка - дивизию. Но в десантных соединениях сейчас действительно по два полка. Не исключаю, что после 2030 года, когда будет серьезно повышена привлекательность военной службы по контракту и соотношение профессионалов к призывникам станет 70 к 30, ситуация изменится. Быть может, тогда будет уместно поставить вопрос о дополнительном развертывании воздушно-десантного или десантно-штурмового полка в каждой дивизии ВДВ.

Иными словами, сейчас для этого нет ни нужного количества техники, ни специалистов?

Владимир Шаманов: Именно так. Зачем необученному бойцу доверять дорогостоящую боевую технику? Здесь надо исходить из принципа разумной достаточности. Сегодня она такая.

Контрольный выстрел

Несколько лет назад вы смотрели новые снайперские винтовки российского производства и остались ими не слишком довольны. Что-то изменилось с тех пор?

Владимир Шаманов: Во-первых, началось переоснащение станочного парка на заводах в Ижевске и в Туле, с которыми мы работаем. Теперь ждем, что их продукция значительно улучшит боевые качества, что позволит начать замену старых снайперских винтовок Драгунова.

Помимо этого, после того как наши снайперы прошли специальную подготовку, в ВДВ передали на апробацию 20 снайперских винтовок иностранного производства. Мы пробовали их во всех климатических условиях. Наряду с преимуществами перед нашим оружием, выявили у импортных образцов и существенные недостатки. Зарубежные винтовки на морозе деревенеют, на песке перестают стрелять. В общем, мы еще раз убедились, что неприхотливость - это традиционное достоинство русского оружия, которым нужно дорожить. Но, разумеется, не в ущерб качеству.

Есть большие подвижки в создании приспособлений, увеличивающих эффективность автоматического оружия. Например, появился тепловизор "Шахин", улучшились свойства коллиматорных прицелов, всего спектра оптики. Вместе с главным командованием Сухопутных войск мы проводим работу по определению оптимальной боевой экипировки. Отдельно хочу сказать о внедрении средств автоматизации, составляющих элементы системы "Полет-К". Она позволит значительно сократить время на разведку, поиск и передачу целеуказаний. Что в конечном итоге увеличит точность и эффективность огневого поражения противника.

Пехота крылатая, но своих крыльев у ВДВ нет. Разве это нормально?

Владимир Шаманов: Возможности авиационной промышленности сейчас ограничены, поэтому все средства сосредоточены под крылом ВВС. Такова логика комплексного подхода. При этом вопросы, которые мы ставим по взаимодействию с авиацией, с каждым годом решаются все лучше. Например, прошлогодние учения под Новороссийском и Ульяновском шли не только с применением военно-транспортной и фронтовой авиации, но и с массовым использованием вертолетов. Еще пять лет назад о таком можно было только мечтать. С ВДВ работали даже тяжелые вертолеты Ми-26. Никаких проблем в межвидовом взаимодействии не было.

В то же время, учитывая постепенное насыщение войск новыми вертолетами, мы рассматриваем возможность появления в десантно-штурмовых соединениях собственной армейской авиации. То есть вертолетных подразделений.

Кстати, почему у вас одни дивизии называются воздушно-десантными, а другие - десантно-штурмовыми?

Владимир Шаманов: В первых выбрасывают с парашютами 100 процентов людей и техники. Во вторых с техникой десантируются лишь по одному батальону от каждого полка. Остальных высаживают на уже захваченные аэродромы противника.

Между прочим, в будущем такое разделение даст возможность иметь в десантно-штурмовых батальонах более тяжелое вооружение. Перспективная боевая машина БМД-4М, например, имеет два варианта бронезащиты. Базовый - когда выбрасывают машину с парашютом. И усиленный - когда вместо средств десантирования, а это почти две тонны, на "четверку" крепят дополнительные бронелисты. При втором варианте защищенность, конечно же, будет выше. Для решения задач, не предполагающих десантирования парашютным способом, главным образом будем использовать более тяжелые и в перспективе - более вооруженные десантно-штурмовые соединения. Их же предполагается обеспечить собственной авиацией.

В локальных конфликтах, если судить по опыту чеченских кампаний, подразделения ВДВ чаще всего применяют как вертолетные десанты. А в идеале, наверное, ВДВ надо бы иметь одну-две полноценные бригады армейской авиации - 20 ударных и 40 транспортных и специальных вертолетов. Плюс подразделение беспилотников. Ведь с их помощью можно решать многие задачи - от разведывательных до ударных.

Но почему такие бригады не оставить в ВВС? Допустим, вам требуются вертолеты. Подаете заявку и получаете все необходимое.

Владимир Шаманов: Я сторонник того, чтобы вернуть армейскую авиацию тем, в чьих интересах она работает. А еще вертолетчики тогда точно не будут в роли пасынков. Давайте назовем вещи своими именами. Надо, например, провести в ВВС сокращение. Кого первыми и больше сокращают? Армейскую авиацию.

Штатные военно-транспортные самолеты ВДВ не нужны?

Владимир Шаманов: Это совсем другое. Военно-транспортная авиация работает не только в интересах ВДВ. Она еще предназначена для переброски грузов, эвакуации раненых и т. д. Поэтому транспортные самолеты могут быть только в составе ВВС.

С чем летят, на том и воюют

Проясните ситуацию с БМД-4. До 2015 года планировалось закупить для десанта более тысячи таких машин. Но минобороны, как я слышал, отказывается от контракта. "Четверка" ВДВ уже не нужна?

Владимир Шаманов: Машина нужна нам как воздух. Скажу больше - перевооружение считаю своей приоритетной задачей. Наша техническая отсталость уже просто зашкаливает. 95 процентов бронетехники эксплуатируется 35-40 лет. А несоответствие БМД-1 и БМД-2 решаемым задачам показали еще обе кампании на Северном Кавказе. Там подразделения ВДВ приходилось усиливать артиллерией и танками мотострелковых дивизий. Даже в борьбе с бандформированиями нам не хватало огневой мощи. А если противник посерьезней, если придется действовать без огневой поддержки пехоты? С 30-мм пушкой и одной срабатывающей через раз противотанковой ракетой на башне сегодня много не навоюешь. Во время пятидневной войны в местечке Подгорье в засаде стояла российская рота. Мимо нее шла колонна грузинских танков. У наших на направляющих четыре ПТУРа, за пусковыми установками - офицеры. Но ни один не нажал на спуск. Вспомнив, как на полигоне из пяти таких установок не срабатывали четыре, они просто не решились атаковать.

Идея вооружить ВДВ боевой машиной с танковой огневой мощью возникла еще во время афганской войны. Результат же мы получили только сейчас, и то - не сразу. Первая версия БМД-4 обладала "сырой" ненадежной базой. А вот модернизированный, сделанный в Кургане вариант "четверки" - БМД-4М нас абсолютно устраивает. Боевой модуль "Бахча-У" с цифровой системой управления огнем, 100-мм орудием и выстреливаемыми через ствол управляемыми снарядами позволяет ей, как артиллерии, стрелять из закрытой огневой позиции и уничтожать любые танки, не входя в зону поражения их оружием. Пять таких машин, будь они в той засаде, влегкую сожгли бы грузинский танковый батальон.

Почему тогда БМД-4М не идет в серию?

Владимир Шаманов: Непонятно. И это сегодня самая большая наша проблема. В 2009 году минобороны договорилось с промышленностью о полном перевооружении ВДВ на "четверку" - при условии, что Курганмашзавод за свой счет доведет ее до нужных кондиций. Промышленники свои обязательства выполнили, БМД-4М включили в Государственную программу вооружения до 2020 года, утвержденную президентом России. Весной 2011 года Генштаб предложил усилить бронезащищенность "Бахчи", после чего должны были начаться ее поставки. Главный конструктор произвел доработку. Испытания показали, что параметры, которые заложили в новое тактико-техническое задание, достигнуты. Но поставок все равно нет. Как и нет логического объяснения решению от них отказаться.

Вам что-то предлагают взамен? Ведь опять поднимается тема единой машины для ВДВ и пехоты...

Владимир Шаманов: Ничего не предлагают. Да и выбирать не из чего. Бронеавтомобили "Рысь" и "Тигр" вооружены хуже БМД-2. Бронетранспортеры, которые делают в Арзамасе, не десантируются, имеют слабые двигатели, вооружение и броню. Ну а единую машину для ВДВ и пехоты не создашь из-за ограничений по весу при десантировании. Зачем же ограничивать бронезащищенность пехоты нашими рамками? Тем более что концепция боевого применения у ВДВ другая. Нам нужна десантируемая, плавающая, маневренная и обладающая серьезной огневой мощью машина. Потому что в тылу врага нас ни танками, ни артиллерией никто не поддержит. С чем летим, на том и воюем. А лететь на задачу, даже уровня пятидневной войны, нам сегодня не с чем.

Безусловно, когда-то появится машина лучше "четверки". Но в ближайшие 7-10 лет промышленность ее не предложит. А БМД-4М нас сегодня более чем устраивает. Десанту на ней воевать, и никто лучше нас не знает, какой должна быть такая машина. Без перевооружения у ВДВ нет будущего. Без новой БМД десанту в современной войне уготована роль диверсантов-партизан. Поэтому будем за нее бороться. Думаю, пришло время принимать по этому вопросу не только военное, но и политическое решение. Тем более есть утвержденный президентом России параметр - к 2015 году иметь в Вооруженных силах 30 процентов современной техники.

Универсальный солдат

Следующий вопрос по автомату Калашникова. Вас устраивает его десантный вариант? Ведь минобороны, как известно, отказывается от его закупок.

Владимир Шаманов: Считаю, что необходимость иметь в пехотной цепи автомат Калашникова не исчезла. Пройдя ряд усовершенствований, он имеет и будет иметь свою нишу на поле боя. Другой вопрос, что в армии накоплен большой запас такого оружия, и больше автоматов пока не нужно. Скорее, надо модернизировать имеющиеся образцы.

Сейчас много говорят об экипировке солдата будущего. На ваш взгляд, она должна быть своя у каждого вида и рода войск или необходим единый, унифицированный под все Вооруженные силы образец?

Владимир Шаманов: Мы сошлись с сухопутчиками во мнении, что на 80 процентов это должен быть единый модуль. А на 20 процентов экипировку нужно приспособить под особенности службы разведчиков, спецназовцев, морских пехотинцев, десантников, представителей других военных профессий. Упрощенно говоря, все, что делает солдата солдатом, должно быть единым. А то, что делает специалиста специалистом - это индивидуально. Общее - это каска, обувь, бронежилет, ремень, подсумок, штык-нож...

А что касаемо 20 десантных процентов?

Владимир Шаманов: Здесь тоже будет различие - для спецназовца ВДВ одно, для нашего разведчика - другое. Если взять обычного десантника - солдата или офицера парашютно-десантной роты, - то в первую очередь их экипировку нужно снабдить хорошим оптическим прибором и электронным планшетом, где военнослужащий как минимум будет видеть своих товарищей.

При этом новое снаряжение должно быть, что называется, подъемным. Вес свыше 25 килограммов не каждый человек выдержит. А когда ему предлагают таскать на себе 40 килограммов, - это уже нереально. Ведь снаряжение надо не просто поднять, с ним придется перемещаться - зачастую ускоренным шагом. Исходя из этого, я всегда говорю: навьючить на солдата все, что ему может понадобиться, - невозможно. Но стремиться к этому надо. Кстати, за последние годы наша промышленность сделала большой шаг по качеству и свойствам материалов. Причем не только обмундирования, но и касок, бронежилетов и т. д.

Новая форма десантникам нравится?

Владимир Шаманов: После того как покритиковали ткань, улучшение ее заметно. Качество нижнего белья, включая тельняшки и термобелье, тоже вполне устраивает. Касаемо полевой формы, тут есть особенности у 98-й воздушно-десантной дивизии и 31-й отдельной бригады ВДВ. Эти соединения входят в состав Коллективных сил оперативного реагирования, для которых определен единый стандарт полевой формы. У нее и покрой другой, и окраска особенная.

7-я десантно-штурмовая дивизия имеет необходимое снаряжение для действий в горах. Скажу больше: мы даже оборудовали в Раевском - это под Новороссийском - собственный горный полигон. Все, что необходимо, десантники получают. Десять лет назад о таком обеспечении средствами связи, автоматизации, снаряжением и прочими необходимыми для боя вещами можно было только мечтать. Потребности по большому счету у ВДВ сегодня две: в перспективе нам нужны свои вертолеты и как можно скорее - новая боевая машина десанта.

Справка

55-летний генерал-лейтенант Владимир Шаманов командует Воздушно-десантными войсками с мая 2009 года. Службу в ВДВ начал курсантом Рязанского воздушно-десантного командного училища. Прошел практически все "горячие точки" на территории бывшего СССР. За мужество награжден четырьмя боевыми орденами. Звание Героя Российской Федерации Шаманову присвоили за особые заслуги при уничтожении бандитов в Дагестане в августе-сентябре 1999 года.

Последние новости