Новости

22.05.2012 00:45
Рубрика: Экономика

Заглянуть под вуаль

Текст: Эдуард Олевинский (председатель Совета директоров правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры")

В этом году ВАС добавил несколько новых показателей в свой отчет о рассмотрении арбитражными судами дел о несостоятельности. Это число рассмотренных заявлений об оспаривании сделок должника (5090) и о взыскании расходов по делу о банкротстве (5188). Правовые нормы, скрытые за этими цифрами, вызвали эмоциональный отклик среди юристов и финансистов. Это лишь верхушка айсберга.

Российская школа частного права вместе с ТПП РФ проводили "круглый стол" "Снятие корпоративной вуали в частном праве". Его участники согласились, что практика снятия корпоративной вуали в России существует уже не один год. Налоговые органы активно используют установленные мировой практикой критерии проникновения за корпоративную вуаль при выявлении связи фирм-однодневок с головной компанией. Цель процедуры снятия корпоративной вуали - установить связь должника, не способного удовлетворить требования кредиторов, с субъектом, который несет действительную ответственность за финансовое состояние банкрота. И без применения этой процедуры порой привлечь к ответственности виновного невозможно.

Законодательство РФ содержит нормы, декларирующие ответственность контролирующих должника лиц, но до последнего времени привлечь к ответственности истинных виновников неплатежеспособности предприятия было крайне сложно. Те нормы ГК, законов о хозяйственных обществах и о несостоятельности, которые сейчас активно обсуждаются, по сути, направлены на борьбу с выводом активов в ущерб кредиторам и акционерам. Дискуссия на тему применения норм о снятии корпоративных покровов вне рамок несостоятельности в самом разгаре. Если привлечение материнской компании к ответственности по долгам дочерней сомнений не вызывает, то по поводу привлечения "дочки" по долгам материнской или сестринских компаний единого мнения нет. Вопрос возможности снятия корпоративной вуали без возбуждения дела о несостоятельности также не имеет однозначного ответа. Эта процедура должна стать исключительной мерой и осуществляться только в судебном порядке. Истец должен представить весомые доказательства необходимости ее применения: факты, свидетельствующие о вмешательстве в управление контролируемой компании, приведшем к ухудшению финансового состояния должника, или факты, подтверждающие аккумулирование долгов на одной компании, а активов - на другой и т.п. Если признать возможность снятия корпоративной вуали вне процедуры несостоятельности, то применение исключительной процедуры станет обычным делом при наличии у должника возможности рассчитаться по своим долгам, а принцип ограниченной ответственности превратится в пустой звук.

Лишь в процедуре банкротства возможно выявить достаточность активов должника, чтобы определить сумму взыскания с контролирующего лица, и собрать доказательства для обоснованного привлечения контролирующего лица к ответственности. Только начинать нужно значительно раньше, чем это происходит сейчас. Для достижения целей снятия корпоративных покровов нужно повысить эффективность расследования, применения мер обеспечения в процессе о банкротстве и нацелить арбитражных управляющих на определение предпосылок для применения процедуры.

Обеспокоены складывающейся практикой, когда суды признают недействительными сделки, совершенные должниками в преддверии банкротства, и банки. Они считают, что требуется изменить направленность законодательства на защиту интересов кредиторов. Банки указывают на необходимость разработки правовых механизмов для более эффективной защиты их интересов в делах о банкротстве. Они правы в главном - долги должен вернуть тот, кто имеет кредиторскую задолженность, либо лицо, ответственное за должника. И "прокалывание корпоративных покровов" как раз позволит выявить истинного виновника банкротства заемщика. Но переложить ответственность за сомнительную сделку исключительно на должника или того, кто его контролирует, несправедливо. Банк идет на риск, предоставляя кредит. Плохо скрываемая неплатежеспособность заемщика - это нормальный риск банка.

Нормы банкротного законодательства позволяют оспорить действия по исполнению обязательств перед отдельным кредитором, например, возврат части долга. С одной стороны, такое действие при отсутствии у должника возможности рассчитаться с другими кредиторами противоречит принципам законодательства о банкротстве: соразмерному удовлетворению требований кредиторов и представления преимуществ лишь кредиторам по социальным и обеспеченным залогом требованиям. Здесь, с точки зрения соблюдения интересов кредиторов, сейчас как раз все встало на свои места: есть нормы об оспаривании сделок, ВАС дал соответствующие разъяснения. С другой стороны, было бы странным, если кредитор отказывался бы от погашения долга в отсутствие дела о банкротстве, когда должник добровольно гасит задолженность. Когда дело о банкротстве отсутствует и возбудить его кредитор не может (требуется решение суда), такое поведение счесть нормальным нельзя. Так или иначе, сбор кредитором доказательств платежеспособности и достаточности имущества на момент принятия исполнения или дополнительного обеспечения обязательств теперь необходим - иногда достаточно заглянуть под вуаль сразу, чтобы не пришлось снимать ее потом.

Экономика Бизнес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники