Новости

31.05.2012 00:31
Рубрика: В мире

Силовой прием

В вооруженных силах республики всего два действующих генерала

В преддверии 20-летнего юбилея вооруженных сил Киргизии редакция "РГ" пригласила в гости министра обороны Киргизии генерал-майора Таалайбека Омуралиева.

По объективным причинам встреча откладывалась, и, если честно, мы уже не надеялись на визит, но слово генерала оказалось твердым, и ответы на вопросы были прямыми, без пафоса. Сказались советская военная закалка и дух боевого братства, приобретенный Омуралиевым в Афганистане.

Российская газета: Таалайбек Барыктабасович, сегодня некоторые политики и общественные деятели утверждают, что в армии Киргизии больше полковников и генералов, чем простых солдат.

Таалайбек Омуралиев: В системе министерства обороны на сегодняшний день только два генерала: я и мой заместитель. Начальник главного штаба у нас полковник. Где вы еще найдете такую армию? Просто старшие офицеры чаще попадаются на глаза, чем обычные солдаты, вот поэтому и кажется, что первых больше. Кроме того, у нас есть военные комиссариаты, кафедры, где тоже работают старшие офицеры. Да у нас и нет таких денег, чтобы содержать армию генералов и полковников. Так, что говорить о каком-то преобладании большого количества звезд на погонах, думаю, не стоит.

РГ: Что нужно сделать, чтобы служба в армии стала почетной обязанностью?

Омуралиев: В том, что сейчас молодежь пытается, как говорится, "откосить" от армии, виновато, в первую очередь, государство. Военную службу нужно, прежде всего, сделать интересной и привлекательной как в материальном, так и социальном плане. Но, тем не менее, вопрос о воинском долге по отношению к Родине, полагаю, каждый должен решать для себя самостоятельно. Я, например, с детства мечтал стать военным, хотя у нас в семье никто не служил в вооруженных силах. Поэтому, когда подошло время призыва, с удовольствием пошел в армию, потом - учиться в российском военном училище, а затем еще в двух академиях в Москве.

РГ: В советское время у солдат, отслуживших срочную службу, были льготы при поступлении в вуз, при приеме на работу. На что сейчас может рассчитывать человек, исполнивший долг перед Родиной?

Омуралиев: Чтобы армия стала более привлекательной, мы ввели практику, когда солдаты-срочники, имеющие высшее образование, получают после службы звание лейтенанта. У молодого человека появляется возможность либо остаться, либо перейти на работу в другие силовые структуры. Таких парней мы зачисляем вне конкурса в военные учебные заведения. Причем не только наши. Направляем их учиться за рубеж, в том числе - в Россию. Мы также не препятствуем заочному обучению, предоставляем отпуска для сдачи сессий и экзаменов и так далее.

В целом необходимо создавать такие условия, чтобы молодым было интересно идти в армию и они бы получали от службы, кроме морального удовлетворения, какие-то льготы. Например - при поступлении в вуз. Либо, если после армии молодой человек захочет заниматься бизнесом, можно было бы предоставить ему какие-то налоговые преференции. В общем здесь для государства работы непочатый край.

РГ: Года три назад отдельные парламентарии предлагали узаконить или, правильнее сказать, легализовать откуп от армии. Даже сумма называлась - 25 тысяч сомов. Как вы относитесь к такой инициативе?

Омуралиев: С ностальгией вспоминаю советское время, когда служили все - дети и генералов, и колхозников. Тогда ни о каком откупе и речи быть не могло. Сейчас же всех уравнять нельзя, и, возможно, уже пора пересмотреть такое понятие как воинский долг. Если у человека есть деньги, пусть платит, а служить будут настоящие патриоты. Но толстосумы, полагаю, должны отдавать за возможность остаться на "гражданке" больше, чем 25 тысяч.

РГ: В таком случае возникает вопрос: а нужны ли маленькой и экономически слабой стране вооруженные силы в том виде, в каком они есть сейчас? Не пора ли отказаться от срочного призыва, а взамен создать пусть небольшие по количеству, но хорошо обеспеченные, обученные и мобильные войсковые подразделения?

Омуралиев: Эту задачу и ставит нам главнокомандующий вооруженными силами Киргизии - президент Алмазбек Атамбаев. Мы работаем в этом направлении. Уже около 70 процентов личного состава армии - контрактники. Призывники же в основном служат в сфере обеспечения, охране или комендатуре. Либо там, где невыгодно держать контрактника. Например, заряжающим в артиллерии служит срочник.

РГ: Как вы считаете, не следует ли ужесточить наказание за такие преступления как дезертирство и "дедовщина"?

Омуралиев: Я по характеру человек жесткий. Но, тем не менее, не поддерживаю эту идею. Палкой можно добиться результата только на какое-то время, мозги ею не вправить. "Дедовщину" не мы придумали, но вполне в наших силах ее искоренить. И это обязательно надо сделать, ведь армия - зеркало общества.

Больной вопрос: армейский суицид. Как ни прискорбно, но такие факты есть. Безусловно, это парадокс - человек пришел защищать Родину, а в итоге руки на себя наложил. Но давайте на проблему посмотрим с другой стороны. Сколько самоубийств бывает на "гражданке"?

В текущем году у нас был только один случай суицида. Его могли бы предотвратить военные психологи. Но, к сожалению, эта служба у нас пока еще слабо развита, хотя именно ей под силу сделать так, чтобы, находясь на службе, воин не думал о том, чтобы покончить с собой.

Конечно, так или иначе в армию будут попадать ребята, которые ломаются. Но те, кто отслужил, становятся настоящими мужчинами.

РГ: В прошлом году у пограничников наблюдались случаи, когда офицеры отдавали солдат в аренду фермерам. Что нужно предпринять, чтобы подобных фактов небыло?

Омуралиев: То, о чем вы говорите, - преступление. И за него предусмотрена уголовная ответственность. Человек, который занимается подобными вещами, офицером называться не имеет права.

мнения

Алик Мамыркалиев, заместитель заведующего отделом обороны, правопорядка и чрезвычайных ситуаций аппарата правительства:

- Личный состав армейских подразделений и Национальной гвардии Киргизии составляет всего около 8 тысяч человек. Это крайне мало. Тем более, что реальное число "штыков", которые могут в случае опасности вступить в бой, - 500-600 человек. Численность вооруженных сил необходимо увеличить до 50 тысяч человек. Во многих странах личный состав армий составляет около 1 процента от всего населения.

Токтогул Какчекеев, военный эксперт, председатель Общественного наблюдательного совета (ОНС) министерства обороны Киргизии:

- В республике до сих пор задаются вопросом, какая армия нужна. При этом часто забывается, что государственная идея тюркских народов тесно связана с армией. Это уважение, дисциплина и долг.

Наша армия в принципе готова отразить любое вторжение бандформирований, как это случалось в 1999-2000 годах. Но нужно больше вкладывать в вооруженные силы. Призыв на срочную службу, на мой взгляд, нужно довести до 60 процентов. При этом срок ее должен составлять 18 месяцев, а лучших солдат и сержантов стоит переводить на контрактную службу. Отличникам боевой службы и военным специалистам, принимавшим участие в спецоперациях и боевых действиях, надо давать льготы для поступления на бюджетной основе в вузы республики. Хорошо бы приравнять к воинам-интернационалистам и участников баткенской военной кампании как реальных защитников отечества.

И, что немаловажно, не надо превращать киргизскую армию в институт благородных девиц. Мне, к примеру, не по душе, когда родители жалуются на тяжелые условия военной службы своих детей. Парни приходят в армию служить, а не для того, чтобы с ними нянчились. Иной точки зрения придерживаются неправительственные организации, которые хотят разрушить страну и ее опору - вооруженные силы. В армии должны быть строгая дисциплина и порядок, стереотипы гражданского общества необходимо разрушить. В армии обязаны обучать началу начал - военным навыкам.

Галина Афонина, председатель Общественного объединения солдатских матерей:

- Вооруженным силам Киргизии нужны психологи для работы с личным составом. Многие солдатские матери обеспокоены психологическим состоянием солдат, которое приводит к суицидам или дезертирству. Беда начинается с военкоматов. В прошлом году в армию призвали 133 человека с той или иной болезнью. Это говорит о некачественном медосмотре при призыве. Жалобы юношей на здоровье часто даже не рассматриваются.

В первые годы независимости Киргизия тешилась иллюзией, что армия ей не нужна, пока на юг республики не вторглись боевики из Таджикистана.

В мире экс-СССР Киргизия