Новости

31.05.2012 00:29
Рубрика: Общество

Будет больно

С 1 июня в России запрещается свободная продажа лекарств с кодеином

Если у вас сегодня ночью разболится голова или нестерпимо заноет зуб, если приступы кашля прочь погонят сон, не следует вскакивать с кровати и мчаться в ближайшую дежурную аптеку за привычным спасительным "Нурофеном плюс" и "Пенталгином-Н". Равно как и за "Каффетином", "Коделаком", "Солпадеином", "Терпинкодом".

Смиритесь, успокойтесь по возможности и терпите до утра, пока не распахнет двери ваша районная поликлиника. И можно будет получить для такой покупки специальный рецепт с красной полосой. Потому что с завтрашнего дня - с 1 июня - в нашей стране станет невозможно купить без такого рецепта таблетки от боли и кашля, содержащие кодеин. А все вышеперечисленные "народные" медикаменты как раз из этого ряда.

Запрет введен постановлением правительства "О мерах контроля в отношении препаратов, которые содержат малые количества наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, включенных в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации". Документ был принят еще в июле прошлого года по инициативе наркоконтроля. Но жаркие споры о том, стоит ли так строго ограничивать продажи обезболивающих с кодеином, идут до сих пор.

Главный аргумент противников инициативы: комплексные препараты, в состав которых входит кодеин, снимают боль быстрее и надежнее по сравнению с так называемыми монолекарствами. Тем не менее инициативу антинаркотического ведомства Виктора Иванова за несколько месяцев поддержали 74 региона. Более того, в 20 с лишним губерниях задолго до вступления постановления в силу местные власти по собственной инициативе ввели рецептурный отпуск лекарств с кодеином.

Напомним, во времена Советского Союза все подобные препараты отпускались только по рецептам врача. Но в 90-е годы, когда начался катастрофический рост наркомании, с чьей-то легкой руки рецепты были отменены. В страну хлынул из Афганистана героиновый поток. Причем в таком количестве, что дозу мог приобрести чуть ли не школьник на деньги, выделенные ему родителями на завтрак. И кодеин тогда просто "не котировался" в среде наркоманов.

К концу 2010 года благодаря усилиям наркополиции и Государственного антинаркотического комитета поток нелегальных опиатов удалось серьезно сократить. Цены на них из-за сокращения объемов контрабанды существенно подскочили. Однако количество наркозависимых в целом не уменьшалось. Они просто перешли на более дешевые наркотики, в том числе на суррогаты, которые делали кустарно на дому из доступных аптечных препаратов.

Вот здесь на первый план и вышли лекарства с кодеином. По данным наркополиции, в последние годы наблюдается значительный рост их продаж. На самом деле значительную часть подобных препаратов скупали наркоманы, которые в кухонных условиях производили наркотик. Причем не какой-нибудь, а сильнодействующий, который разрушает организм быстрее, чем даже героин. Речь о дезоморфине, или, в просторечии, "крокодиле".

22 препарата из аптечки для снятия боли содержат кодеин. На каждый из них можно подобрать аналог без кодеина.

"Крокодил" в два раза быстрее традиционных тяжелых наркотиков вызывает сильную психическую зависимость. Но он страшен и другим - за короткое время на руках и ногах наркомана образуются незаживающие язвы, человек начинает гнить заживо, и его удел - мучительная смерть, в лучшем случае - ампутация конечностей.

Прослеживалась четкая зависимость: в тех городах и регионах, где росли продажи содержащих кодеин препаратов, правоохранители чаще стали регистрировать изъятия дезоморфина. Проблема стала настолько острой, что в апреле 2010 года госнаркоконтроль предложил регионам незамедлительно ввести ограничения продажи таких лекарств, разрешив аптекам отпускать их строго по рецепту врача. В июле того же года появилось уже известное правительственное постановление. Однако из-за определенных трудностей в его реализации было решено отложить ведение запрета на год.

В экспериментальных регионах, где таблетки с кодеином можно купить исключительно по рецепту, продавать их стали намного меньше. И примерно в той же пропорции уменьшилось количество преступлений, связанных с употреблением смертельного "крокодила". Опасения, что народ будет недоволен ограничением выбора лекарств, по уверениям руководства наркополиции, оказались ложными. На нехватку обезболивающих и противокашлевых препаратов никто не жалуется. И скопления страждущих пациентов у врачебных кабинетов тоже не наблюдается.

Некоторые скептики, впрочем, полагают, что насчет "скоплений", которых "не наблюдается", сказано слишком сильно. И что инициаторам документа, которые, вероятно, пользуются услугами спецполиклиник и медчастей, стоило бы в ходе подготовки своей инициативы хоть раз посидеть в очереди к участковому терапевту любой обычной районной поликлиники и засечь время сидения. Порой, больные ходят в клиники, как на работу.

А ведь в этой очереди люди часами ждут приема врача по более серьезным причинам, чем получение рецепта на лекарство от головной или зубной боли. Теперь же, выходит, очереди станут еще длиннее? Или в отечественных городах и селах ожидается массовый десант участковых врачей и бум строительства поликлиникили медицинских пунктов?

И можно ли делать ставку на жесткие запреты? Может, стоит приложить усилия в другом направлении: пресекать наркоторговлю на корню. Ведь в каждом городском микрорайоне, в каждом городке местные жители на раз-два покажут любому приезжему точку, где можно раздобыть наркотики. Вспомним исторический аналог, как при Хрущеве дефицит сахара и хлеба списывали на самогонщиков. И не давали этих продуктов больше двух кило в одни руки в порядке борьбы с "зеленым змием".

Однако в ответ на скепсис и такие сомнения госнаркоконтроль приводит свои весомые аргументы. Например, в Липецкой области, где запрет на безрецептурную продажу был введен ровно год назад, таблеток с кодеином продали в семь раз меньше, чем годом раньше. Впервые за последние шесть лет уровень заболеваемости наркоманией в регионе сократился с 166 до 155 человек на 100 тысяч населения. Не было отмечено употребления дезоморфина среди несовершеннолетних. В Белгородской области в первом полугодии прошлого года было зарегистрировано 12 "дезоморфиновых" смертей, но, после того, как стал действовать запрет, смертей по этой причине вообще не было. В Воронежской области, Калмыкии в полтора раза снизилось количество преступлений, связанных с организацией наркопритонов: ликвидированы были не только героиновые каналы, но и существенно сократились поставки дезоморфина. В Оренбургской области, где рецептурный отпуск был введен с 1 января этого года, число преступлений, связанных с дезоморфином, снизилось почти в три раза. В этих регионах наркополицейские регистрируют резкое снижение потребления "крокодила" среди молодежи.

Зато в соседних регионах, где такие меры не вводились, продажи лекарств с кодеином пошли резко вверх. Увеличилось и количество подсевших на "крокодил". В Московской области только в первом квартале этого года рост продаж составил более 100 процентов, Нижегородской - более 30 процентов, в Ивановской - около 25.

На своем первом брифинге проблему прокомментировала вновь назначенный министр здравоохранения Вероника Скворцова. Введение запрета, по ее словам, не обсуждается, решение есть - его надо выполнять. "Мы сделаем все возможное, чтобы у покупателей в аптеках всегда был выбор обезболивающих и противокашлевых лекарств, которые не содержат кодеин и продаются свободно, - заверила министр. - Кроме того, мы будем жестко следить за тем, чтобы аптеки не поднимали цены на эти лекарства".

точка зрения

Елена Неволина, исполнительный директор Аптечной гильдии

- Отпуск по рецептам упорядочит продажу таких лекарств и приструнит тех торговцев, которые пренебрегают этическими нормами. Ведь, по большому счету, провизор в аптеке всегда видит, кто к нему пришел за лекарством - обычный больной, или наркозависимый. На прибыльности аптек ограничения серьезно не скажутся - доля кодеинсодержащих лекарств в общем обороте составляет максимум 1 процент, а обычно намного меньше.

Хорошо и то, что принято решение, что выписываться такие лекарства должны не на обычных бланках 107-й формы, которые возвращаются на руки потребителю, а на бланках формы N148 - они подлежат более строгому учету. Покупая лекарство, потребители оставляют рецепты в аптеке, где они должны храниться в течение трех лет. В ближайшее время, как заверили нас в министерстве, и врачам, и аптекам будут даны все необходимые разъяснения и рекомендации.

Что касается пациентов, я не слышала от своих коллег, чтобы в регионах, где запрет уже действует, покупатели жаловались на сложности с приобретением таких препаратов. Арсенал обезболивающих большой. Это и монопрепараты, и комбинированные. Производители за год до вступления постановления в силу тоже сумели перестроиться. Например, пенталгин выпускается как с кодеином, так и без него. Если же кому-то лекарство без кодеина не помогает - это прямой повод лишний раз показаться врачу. Ну, не должны мы сами лечить ни головную, ни зубную боль! Принять таблетку можно в качестве "скоропомощной" меры. Но ведь за обычным, казалось бы, приступом может скрываться что-то серьезное. Вот почему и врачи, и мы всегда были против самолечения.

как вам это

Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты РФ.

Вокруг этого закона долгое время в обществе шла довольно жесткая дискуссия. Принимать его или нет. Понятно, что государство должно заботиться о безопасности граждан, об их здоровье. И только острая необходимость заставляет вводить специальный рецептурный отпуск обезболивающих лекарств, содержащих кодеин. Ничего плохого я в этом не вижу.

К сожалению, подобные препараты стали очень популярны среди наркоманов. Но это не должно отражаться на простых гражданах. На врачей теперь ложится большая ответственность в плане выписки обезболивающих нуждающимся. Вот здесь схема недостаточно продумана. Люди не должны часами стоять в очереди в поликлиниках, чтобы получить заветный рецепт. Особенно остро эта проблема может встать в сельской местности, где до врача приходится порой добираться за много километров. Думаю, что этот закон потребует определенной доработки, чтобы не создавать ненужные проблемы для больных.

Вячеслав Минзулин, участковый терапевт

Я не против введения запрета на свободный отпуск кодеинсодержащих препаратов. Это действительно может существенно снизить применение подобных лекарств не по назначению. Однако я считаю, что, прежде чем принимать такое решение, надо было провести серьезные изменения в системе поликлинической помощи. Даже при тех нормах, которые нам выставляют сейчас, времени на всех пациентов не хватает физически. А при увеличении числа обратившихся качество диагностики будет снижаться пропорционально. Как мы будем все успевать, я просто не представляю.

Кстати, вспомните середину 1980-х годов, когда в моду вошел так называемый "Винт", наркотик, который изготовляли в домашних условиях из противотуберкулезных препаратов. Тогда ввели отпуск этих лекарств по рецепту. И что мы получили? Врачи начали торговать рецептами, больные туберкулезом закупали лекарства впрок, а потом стали их продавать наркоманам. И пока не запретили продажу этих средств и не стали их выдавать только в стационарах и только больным, ситуация не изменилась. Я не исключаю, что с введением нынешнего запрета повторится "винтовая" история".

Общество Здоровье