Новости

Русские писатели отправляются покорять Америку

Когда выйдет московский номер "РГ" с этим материалом, основная часть нашей делегации будет как раз находиться в воздухе по дороге в Нью-Йорк.

Впервые в истории русско-американских связей на главную книжную ярмарку Нового Света BookExpo America летит столь большой "десант" российских писателей, издателей и журналистов. В этом году Россия - Почетный гость литературной и издательской Америки. По мнению директора BookExpo Стивена Росато, это "самая крупная и амбициозная презентация иностранного участника за все годы нашей ярмарки".

О чем будут говорить русские и американские издатели, я не знаю. Издательский бизнес не менее закрытая структура, чем любой бизнес. Любопытно, однако, что одним из форумов должен стать "круглый стол" под названием "BEA Global Market Forum Read Russia", который проведет заместитель руководителя Роспечати Владимир Григорьев и где собираются выступить генеральный директор "ЭКСМО" Олег Новиков и генеральный директор "АСТ/Астрель" Юрий Дейкало. Между тем в книжном бизнесе России уже назревает настоящая революция, последствия который предсказать нельзя: крупнейшее издательство "ЭКСМО" собирается купить, или, иначе говоря, "поглотить", второго по величине издательского гиганта "АСТ".

Ну, а нас, скромных, но великих писателей земли русской, ждет обширная литературная программа, которая начнет работать еще до открытия самой ярмарки, объявленного на 4 июня. Уже со 2 июня в рамках программы Read Russia в книжных магазинах и библиотеках Нью-Йорка будут выступать Эдвард Радзинский, Владимир Маканин, Сергей Лукьяненко, Михаил Шишкин, Юрий Поляков, Захар Прилепин, Дмитрий Быков, Ольга Славникова, Александр Архангельский, Андрей Геласимов, Сергей Шаргунов, Герман Садулаев и другие. С ними же выступят русские писатели, живущие в Америке: Юз Алешковский, Алексей Цветков, Александр Генис, Борис Парамонов, Вадим Ярмолинец и другие. В иные времена это пафосно назвали бы встречей соотечественников, разделенных "железным занавесом".

"Изюминкой" писательских и не только писательских выступлений будет программа Read Russia Roof или, попросту, "Крыша", которая пройдет на одной из модных террас Манхэттена Dream New York.

О том, что будет происходить на самой ярмарке, читайте в наших материалах из Нью-Йорка в ближайших номерах "РГ".

прямая речь

Рассказать о современной американской литературе мы попросили главного редактора журнала "Иностранная литература" Александра Ливерганта.

В России знали Фенимора Купера и Марка Твена, потом Сэлинджера, Фолкнера, Воннегута. Можно ли кого-то из нынешних американских писателей сравнить с этими величинами?

Александр Ливергант: В последние годы умерло много писателей, родившихся в тридцатые годы и начавших работать после войны: Апдайк, Воннегут, Сэлинджер, Джозеф Хеллер - автор знаменитой "Уловки-22". Они составляли славу мировой литературы, а сейчас из этой команды осталось всего несколько человек: Лоуренс Доктороу, известный по роману "Регтайм", который переводил Василий Аксенов; Дон Делилло, написавший роман "Падающий" о теракте 11 сентября. Есть еще Тони Моррисон, лауреат Нобелевской премии по литературе. Она принадлежит к Южной школе, это писательница острого социального накала. И, может быть, более известный у нас, чем в Америке, Филип Рот. Рот начинал хорошо, а со временем сдал, углубился в физиологию. Трудно сказать, кто из них когда-нибудь сравнится с классиками. Но в большой литературе преемственность всегда существует.

Новые имена - это романист Сэм Сэвидж, чей роман "Стекло" мы недавно напечатали в нашем журнале; Пол Остер, Кормак Маккарти, чей роман "Дорога" в 2009 году был экранизирован. Это писатели среднего поколения. Есть и писатели младшего поколения, скорее, новеллисты, - например, Джон Чиверс. Пародист Дэвид Седарис известен в Америке, наш журнал открыл его для России. Александр Хемон, американец боснийского происхождения. Еще Джонатан Франзен, он не кажется мне особенно интересным, но его книги тоже лежат у нас в магазинах.

Совпадают ли предпочтения американцев с российской аудиторией?

Александр Ливергант: В Америке сегодня предпочтение отдается нехудожественным жанрам, это очень заметно, когда просматриваешь "Нью-Йоркер". Раньше он уделял больше внимания литературе, теперь на первый план выходит смесь художественной литературы и документалистики, особенно путевые очерки.

Какие жанры в ходу в Америке? И что предпочтительнее: фэнтези или реальность?

Александр Ливергант: Я не занимаюсь фэнтези, не смотрю эту литературу. Может быть, и зря, но так уж сложилось. Развлекательная литература в США очень сильна. В России выпускают в год примерно 15 тысяч переводных титулов, из них 12 тысяч - это переводы с английского, читай: с американского. Но в рамках серьезного чтения литература факта оттесняет в США литературу вымысла на задний план. В отношении к жанрам тоже есть различия. Наши издатели неохотно принимают рассказы, в США новеллистика печатается шире. Традиция американской литературы в новеллистике очень сильна. У нас сильнее повесть. Еще есть различие: в Америке часто печатают фрагменты книг. Мы, в России, не любим фрагменты, нам подавай все целиком.

Какие современные русские писатели имеют шанс обратить на себя внимание во время книжной ярмарки в Нью-Йорке?

Александр Ливергант: Американская литература сосредоточена на себе. Американский читатель консервативен и мало интересуется заемной литературой. Попасть на американский книжный рынок сложно. Для них Достоевский и Толстой - современные писатели, они их уже хорошо знают и переиздают снова и снова, в новых переводах, отчасти осовремененных. Чтобы понравиться им, надо для начала перевести себя на английский язык. В плане денег это совсем не просто. Как враг номер один Россия больше не котируется, язык наш изучать не обязательно.

Есть ли в США аналоги наших литературных журналов?

Александр Ливергант: У них нет литературных журналов, но у них есть то, что у нас развито очень слабо: мощные рецензионные журналы и литературные колонки в крупных газетах. Есть знаменитый журнал "Нью-Йорк Ревью оф Букс". Там печатаются известные писатели, журналисты. Это очень авторитетное издание. Если критик из "Нью-Йорк Ревью..." напишет рецензию на новую книгу - ее непременно будут читать.