Новости

03.06.2012 14:30
Рубрика: Общество

Летний "Кайфсон"

Текст: Анна Закатнова (Херсон, Украина)

Путешествуя из "московских варяг" в "одесские греки" "Литературная экспедиция" доплыла до Херсона. Правильный июнь - тепло, днепровский лиман и продолжительная дегустация местной кухни немедленно породила у российских и украинских писателей, историков, журналистов и блогеров, путешествующих в составе экспедиции, идею переименовать город в "Кайфсон".

Для заезжего москвича вставлять к месту и не к месту "москаль", "хохол", "кацап", "малоросс" и "великоросс" - это такой же модный межкультурный дискурс, как и пьяная беседа насчет "на Украине" и "в Украине". "Обратите внимание, гости опять начинают с предлога", - мрачно констатирует в подобных случаях член-корреспондент украинской Академии наук, историк Алексей Толочко.

Впрочем, гость из России - профессор Центральноевропейского университета в Будапеште, историк Алексей Миллер - продемонстрировал незаурядное знание разницы между "малороссом" и "украинцем". Он напомнил в ходе своей лекции, что само понятие "малоросс" стало широко распространяться после Полтавской битвы в начале 18 века, при этом "в украинском дискурсе понятие было ругательным, и положительным - в российском".

"Понятие "Малороссия" возникает в начале 17 века, - возражает Алексей Толочко, - истоки его появились внутри Речи Посполитой, где русины начинают понимать, что их национальная идентичность находится под серьезной угрозой после Брестской унии (объединение православной и католической церквей на территории Речи Посполитой в 1596 году, - прим. "РГ"). Как ни парадоксально, это оказывается очень удачным изобретением как для Речи Посполитой, так и для Московского царства: с одной стороны, устанавливается некоторая дистанция, а с другой - степень родства".

Миллер рассказывал, что вплотную российская имперская бюрократия занялась проблемой национальной самоидентификации в начале XIX века, когда министром образования стал граф Сергей Уваров. Во всех университетах вводится курс русского языка, появляются кафедры отечественной истории, и проходит конкурс на учебник истории, который выигрывает Николай Устрялов, напоминает профессор: "И там была написана схема российской истории, которая остается доминирующей до 1917 года. Что есть три ветви русского народа, а все различия наложены временем и плохими людьми - поляками и папой римской".

Конечно, появление Кирилло-Мефодиевского общества (1845-1846 годы), лидеры которого, в частности, Николай Костомаров, честно изложил свою программу украинского национализма, власть изрядно озадачило, отмечает профессор: "Ведь что такое были кирилло-мефодиевцы? Их империя отправила в Киев заниматься обрусением польского юношества и вот такое". По словам Алексея Миллера, дело доходит до того, что Костомарова посещают в камере и объясняют, как правильно давать показания. А по университетам распространяется крайне невнятный циркуляр Уварова, который изо всех сил пытается опровергнуть идеи кирилло-мефодиевцев, не упоминая при этом об их сути (одним из пострадавших в результате разгрома общества, напомним, был главный символ новой Украины - поэт Тарас Шевченко, отправленный на десять лет в солдаты).

В середине 60-х годов XIX века становится уже не до них, россияне в этой теме разбираются плохо, но неожиданно рождается полемика между украинофилами и малороссами. Миллер процитировал одно из писем поэтессы и революционерки Леси Украинки, написанное в 1891 году, о том, что украинофильцы договорились и теперь зовут себя просто украинцами, отбросив всякое "фильство". При этом неожиданную поддержку сторонники "Малороссии" получили, рассказывал профессор, от русских националистов (самое крупное отделение черносотенцев было на Волыни - около 200 тыс. человек). Кадеты же, проигрывая выборы в Госдуму на окраинах в начале XX века, наоборот, вынуждены были искать союзников среди новых украинцев.

Но впервые слово "Украина" российская имперская власть смогла произнести лишь в 1915 году: министр императорского двора барон Владимир Фредерикс посылает телеграмму от имени Николая II в Женеву о том, что "его величество просил поблагодарить верных ему украинцев за приветы и лояльность".

Большевики свой выбор между "малороссами" и "украинцами" сделали еще быстрее: так, Миллер напоминает, что уже в 1926 году в ходе Первой всесоюзной переписи населения, переписчикам были даны указания не записывать опрашиваемых "малороссами", а только "украинцами" и "русскими", и "слово "малоросс" осталось в качестве ругательного".

В самом Херсоне-Кайфсоне тоже есть своя история. Вот, например, передаваемая стилем свободной баллады история о том, что если б не Херсон - Александра II не убили. Дескать, один из первых удачных "эксов" - это грабеж местного банка, после которого взяли всех, кроме скромной молодой девушки, которая героически увезла в Санкт-Петербург десять тысяч рублей. Банк, по решительному утверждению местных жителей, возглавлял Рабинович.

Вторая "террористическая" история относится уже к современной истории: во время визита тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы к монументу Славы (местная девушка - самая изящная среди монументального коллектива женщин, воздвигнутых в честь победы в Великой Отечественной войне, включая Родину-мать в Волгограде и Родину-мать в Киеве) служба безопасности оказалась недовольна елкой. Вроде бы, именно эта елка могла бы помочь снайперу-"злодею". Поэтому дерево спилили, территорию оцепили. Пока шла церемония, горячо утверждают херсонцы, весело улыбаясь, "злодей" стащил бумажник у водителя президентского автомобиля прямо из машины.

Правдивы эти байки, или нет - уже неважно, если весь город верит - значит, правда. Херсон - это также было место погребения фаворита Екатерины II Григория Потемкина. Но этнограф из Одесского национального университета Александр Пригарин рассказал, что в Яссах полным-полно монастырей, где верят, что именно у них хранится сердце - или сердца - изъятые из забальзамированного тела.

Теперь "Литературная экспедиция", проходящая при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ, направляется в Николаев и Одессу. Надо сказать, что к экспедиции самым успешным образом присоединились двое новых, но очень популярных членов: пузанка и таранька. В вяленом и копченом виде они совершенно бесподобны, хотя не пишут книг, статей или блогов. Наверное, за это мы их и любим.

Общество История
Добавьте RG.RU 
в избранные источники