20idei_media20
    06.06.2012 23:36
    Рубрика:

    Лидия Дьяченко: Меня радует отношение к русскому языку киргизстанцев

    Как жители Киргизии относятся к русскому языку в частности и к России в целом? Кто такие соотечественники, зачем их нужно поддерживать и почему они не должны уезжать из страны?

     

    На эти и другие вопросы, относящиеся к теме гуманитарного присутствия РФ в республике, отвечает "РГ" руководитель представительства Россотрудничества в Киргизии Лидия Дьяченко.

    Российская газета: Лидия Николаевна, несмотря на то, что деятельность представительства Россотрудничества в Киргизии хорошо освещается местными СМИ, приоритеты в его работе не известны многим киргизстанцам. Какие задачи стоят перед представительством?

    Лидия Дьяченко: Целей несколько, но все они имеют одну отправную точку - создание и поддержание позитивного имиджа России. Это необходимо, хотя у Киргизии с Россией, образно говоря, несколько увесистых томов общей истории. И одна из задач Россотрудничества - не дать эту историю сфальсифицировать, внести в нее сиюминутные конъюнктурные поправки. Вторая, не менее важная задача - активно способствовать развитию и распространению русского языка, расширению русско-язычного пространства.

    РГ: Сфера применения и использования русского языка в республике медленно, но верно сужается. На политическом уровне звучат предложения лишить его конституционного статуса официального.

    Дьяченко: Я согласна с тем, что ситуация непростая. Есть определенные сложности. Но лично меня радует отношение к русскому языку простых киргизстанцев. В каком бы уголке страны я ни была, везде и всюду я вижу желание людей знать русский язык. Если это не так, то почему в региональных школах открываются классы с преподаванием русского языка и литературы? Причем инициаторами выступают не официальные лица, а родители учеников. Да, на политическом уровне, возможно, сегодня есть некое непонимание факта, что русский язык для Киргизии - выход в мир. Но я думаю, что это временные сложности. Политики, полагаю, поймут, что искусственное сужение сферы применения и использования русского языка нецелесообразно.

    РГ: В скором времени в республике откроются центры по изучению русского языка для мигрантов, которые собираются трудиться в России. Как эти центры будут работать?

    Дьяченко: В данный момент вопрос открытия центров обучения русскому языку для трудовых мигрантов прорабатывается федеральной миграционной службой России. Представительство Россотрудничества, в свою очередь, будет оказывать информационную и методическую поддержку этой инициативе. Но, на мой взгляд, сегодня в Киргизии нет острой необходимости открывать подобные центры. Большинство населения республики хорошо говорит по-русски. И значительное число трудовых мигрантов, отправляющихся в Россию на заработки, не нуждается в обучении русскому языку.

    РГ: Одна из целей возглавляемого вами представительства - сохранение положительного имиджа России. Считаете ли вы, что отношение киргизстанцев меняется в худшую сторону?

    Дьяченко: Ни в коем случае. Как человек, приехавший из России, вижу только уважительное отношение. Я много езжу по регионам страны, встречаюсь с людьми, общаюсь. За два года ни один человек не сказал мне ни одного неприятного слова.

    РГ: В представительстве Россотрудничества в Киргизии есть Российский центр науки и культуры (РЦНК). Он, в частности, занимается отбором желающих учиться в вузах РФ. Насколько велика заинтересованность в этом у местной молодежи?

    Дьяченко: Я бы сказала, что у юношей и девушек есть огромное желание учиться в России. Ежегодно посольству России и представительству Россотрудничества в Киргизии министерство образования и науки выделяет по 300 бюджетных мест на разные специальности в госвузах РФ. В прошлом году на одно место претендовали в среднем пять человек.

    Вообще РЦНК - базовая, так сказать, точка в республике, которая проводит в Киргизии презентации российских высших учебных заведений. Приоритет при отборе отдается соотечественникам. Но не только. Талантливая молодежь из страны пребывания также имеет хорошие шансы пройти отбор. Главное, чтобы в аттестате кандидата не было троек и чтобы на собеседовании он показал себя с лучшей стороны.

    РГ: Раз уж вы упомянули о соотечественниках, то давайте поговорим и о них. Определений понятию "соотечественник" несколько. Какое из них вы лично считаете правильным?

    Дьяченко: Соотечественники - люди, имеющие российское гражданство и постоянно проживающие в стране пребывания. Также к соотечественникам причисляют тех, у кого есть национальные корни в России, - русских, татар, башкиров и так далее. К соотечественникам также относится значительная часть этнических киргизов - граждан РФ, которые хорошо знают русский язык, с уважением относятся к русской культуре и всячески поддерживают ее.

    РГ: Известно ли точное число российских соотечественников в Киргизии?

    Дьяченко: На начало 2011 года в республике насчитывалось примерно 450 тысяч соотечественников. Большинство из них - русские.

    РГ: Входит ли в задачи вашего представительства их поддержка? Если да, то в чем она заключается?

    Дьяченко: Главная наша задача в этом направлении - адаптация российских соотечественников в стране пребывания. Мы не нацелены на то, чтобы помочь людям уехать из республики. В России немало проблем, и там никого с распростертыми объятиями не ждут. Я думаю, что если у человека есть жилье, работа и будущее его детей более или менее очерчено, то не нужно ему рваться куда-то. Лучше находить способы влияния на ситуацию в стране пребывания. То есть нужно стать не сторонним наблюдателем, а активным участником событий. Например, активнее участвовать в различных организациях соотечественников в Киргизии. Они сплачивают людей.

    РГ: Позволим себе не согласиться с вами. Организаций, о которых вы говорили, в республике более сорока. Но их членами являются всего около 60 тысяч человек - восьмая часть от общего количества со-отечественников в стране. Почему же люди не торопятся, как вы сказали, сплачиваться?

    Дьяченко: Мне кажется, что проблема здесь в низкой активности таких организаций. Увы, но большая их часть существует лишь на бумаге. Проведут раз в год какую-нибудь конференцию и пропадают. Но примеров достойной работы достаточно. Есть организации, которые продвигают русскую культуру ради сохранения русской национальной идентичности. Есть организации, которые являются не просто общественными структурами, а объединяют представителей бизнеса.

    РГ: Продвижение русской культуры, вне всякого сомнения, дело важное и нужное. Но почему ничего не слышно о проектах, имеющих, так сказать, экономический фундамент? Что случилось, например, с инициативой под названием "Школьное питание"?

    Дьяченко: Все, что зависело от Россотрудничества, мы сделали. Главным исполнителем проекта должен был стать Научно-исследовательский институт питания РФ. Однако он не получил финансирования. Почему это произошло, мне не известно. Тем не менее, насколько я знаю, проект в Киргизии будет реализован. В настоящее время разрабатываются формы его продвижения.

    РГ: Последний вопрос - о планах представительства Россотрудничества в республике на будущее.

    Дьяченко: Планов, как говорится, громадье. Иначе мы бы просто перестали двигаться вперед, топтались на месте. Представительство продолжит выполнять свою главную миссию. Из конкретных планов - открытие в скором времени российских центров науки и культуры в регионах республики, в Оше и Караколе. И, естественно, будем работать над тем, чтобы бережно хранить общие страницы истории России и Киргизии. Это моя гражданская позиция как кандидата исторических наук и человека, убежденного в том, что незнание истории затрудняет путь в будущее. И мы - сотрудники представительства Россотрудничества в Киргизии - рассматриваем дальнейшее развитие всесторонних гуманитарных отношений между двумя странами как перспективное и долговременное, направленное на процветание республики, дружбу между Россией и Киргизией.