Новости

19.06.2012 00:00

Кредитная история с судебной тяжбой

Крупнейший банк страны несколько лет не может вернуть законный кредит в 2,7 миллиарда рублей
Идеалисты считают, что если все вернут друг другу долги - от самых малых - "до получки", до солидных, типа госдолга Испании, - то наступит эра всеобщего материально-финансового благоденствия. Может быть, так оно и будет, но пока никто не спешит. Кроме того, в процедуре возврата долгов, по сути своей совершенно справедливой, есть, оказывается, место всевозможным хитростям и уловкам, направленным исключительно на то, чтобы максимально оттянуть условленный час расплаты, а в идеале - негативном - эти самые долги, кредиты и заимствования вообще не возвращать. Примеров - масса.

Один из таких случаев получил в начале нынешнего года очень, как говорится, широкую прессу. Получил не случайно, потому что кредитором выступил Сбербанк, посчитавший заемщика (бывшего члена совета директоров и одного из владельцев Агрохимбанка Михаила Белавина) вполне достойным суммы в 2,7 млрд рублей.

В прессе достаточно подробно было расписано, на что будет истрачен кредит. Речь шла, в частности, о возведении в подмосковном городе Электросталь отнюдь не типового, а совершенно уникального для Ногинского района Подмосковья торгово-развлекательного центра с загадочным названием "Эльград". Электросталь - не Москва, разумеется, но ТРЦ задумывался совсем не маленьким: имел полезную площадь около 60 тыс. (!) квадратных метров и мог ежемесячно приносить выручки, как писала пресса, на сумму примерно 35 млн рублей. Деньги солидные во всех отношениях - как с точки зрения городских налогов, так и доходов владельцев ТРЦ "Эльград".

Кстати, о владельцах. ТРЦ, как пишут журналисты, принадлежит Михаилу Белавину. Точнее, "Эльградом" владеет группа компаний "Комфорт-Сервис", хозяином которой является Михаил Белавин и которая имеет кредитную историю в Сбербанке, как подчеркивали СМИ, еще с 2005 года. Именно эта компания взяла на себя все заботы по возведению "Эльграда", землю под который Белавин прикупил аж в 2002 году. Авторитет владельца компании и ее, видимо, перспективные шаги в Электростали позволяли получать кредиты легко и быстро. Был, например, замечен такой нюанс. В 2009 году, когда мировой кризис "прессовал" уже всю российскую банковскую структуру, группа компаний Белавина получила транш от Сбербанка (по частям) в размере 1,25 млрд рублей. Уровень доверия, судя по всему, был высок.

Причины, очевидно, были, о чем говорит один важный финансово-экономический момент. Во-первых, само здание ТРЦ "Эльград", имеющее вполне современный архитектурный фасад и не менее достойный интерьер, должно было стать залогом по кредиту. Во-вторых, все кредиты на возведение этого здания (кредит Сбербанка был не единственным, но самым солидным), должны были погашаться на доходы от сдачи в аренду площадей ТРЦ "Эльград". Эти площади стали приносить доход сразу же в 2008 году, когда ТРЦ был, выражаясь официальным языком, "введен в эксплуатацию".

Напомним, что в тот год кризис уже бушевал на Западе, уничтожая, словно альпийская горная лавина, авторитетнейшие банки и компании с безупречным исторически сложившимся реноме, а мы все еще делали вид, что нам он не очень страшен. Поэтому и торжественное открытие ТРЦ с цветными воздушными шариками, шампанским и прочими гламурными атрибутами выглядело некоторым диссонансом с общей экономической картинкой. Но ведь, действительно, поначалу просто не было отбоя ни от арендаторов, ни от покупателей!

Увы, за три с половиной года ситуация изменилась, пусть не полярно, но действительно серьезно и не в лучшую сторону. Автомобильная стоянка перед "Эльградом" хотя и не выглядит вымершей, но былого блеска нет, посетителей маловато, прилавки не сильно манят новизной и изобилием товаров. В чем дело? Самый простой ответ, который дает одна из сторон нынешнего конфликта (можно догадаться, что эту сторону представляет заемщик), звучит так: дело в кризисе, причем того, 2008 года. Именно в том году, оказывается, в самом конце, в декабре, Центробанк отозвал у Агрохимбанка лицензию - такой вот новогодний "подарок".

На подарок команда Белавина отреагировала, хотя и не мгновенно, но не затягивая дело, и сразу по нескольким направлениям. Сначала, как мы отмечали выше, "Комфорт-Сервис" успешно получил последний транш от Сбербанка. Это случилось весной. А уже в начале лета компания прекратила обслуживание всех или почти всех взятых на себя финансовых обязательств. Под раздачу, как говорится, попал не только Сбербанк со своими 2,7 млрд (журналисты раскопали даже более точную цифру - 2,68 млрд рублей). Общая сумма набранных по 2009 год включительно кредитов группы компаний Белавина превышала 3 млрд рублей. Примечательно, что точно в такую же сумму в долларовом эквиваленте (от 100 до 110 млн долларов по разным источникам) некоторые эксперты оценивают и стоимость ТРЦ "Эльград".

Лето не вечно. Вместе с его окончанием или приблизительно в это время "Комфорт-Сервис" обратился в Арбитражный суд с заявлением о собственном грядущем и необратимом банкротстве.

Как ни странно, именно на этом этапе у некоторых наблюдателей стали возникать сначала опасения по поводу своевременного возвращения кредитов и, в частности, самого большого - от Сбербанка, а потом и некоторые аналогии с другими интересными методами ухода от законной, финансовой ответственности. К декабрю опасения усилились, а аналогии стали приобретать более конкретные формы, потому что Арбитражный суд, о чем пресса широко оповестила читателей, ввел наблюдение в компании и передал бизнес банкрота, то есть группы компаний "Комфорт-Сервис", арбитражному управляющему.

Бывают, хотя и редко, такие ситуации, когда именно на этой стадии конфликт настолько уверенно входит в правовое русло, что перестает быть конфликтом. Это не наш случай. Поэтому волнения Сбербанка по поводу возвращения, точнее, невозвращения кредита в 2,7 млрд рублей только росли. Было от чего волноваться. Конкурсное производство, как известно, не пропагандистский лозунг, а прежде всего серьезный анализ и аудит всех сфер деятельности и всех существующих и потенциально возможных ресурсов фирмы, мечтающей или вынужденной перейти к состоянию банкротства. В результате такого анализа вдруг (или совсем не вдруг) выяснилось, что "Комфорт-Сервис" господина Белавина к моменту пуска ТРЦ "Эльград" умудрился накопить долгов не на 3 млрд рублей, а почти в два раза больше. В прессе фигурирует цифра в 6,3 млрд, которые "Комфорт-Сервис" задолжал, например, подрядчикам, субподрядчикам, частным лицам и организациям.

6,3 миллиарда рублей - серьезная цифра и, по мнению экспертов, практически неподъемная для Белавина, имея в виду и стоимость "Эльграда", и даже если предположить, что бизнесмен может располагать другими средствами, в том числе за границей. Об этом, кстати, намекали журналисты, но, увы, без особых доказательств. У Белавина, правда, есть другая версия его долгового "цунами", также озвученная журналистами. Суть ее в том, что банкротство "Комфорт-Сервиса" наступило, скорее всего, не внезапно, а вполне предсказуемо из-за "жестких ставок сбербанковского кредита при одновременном росте коммунальных платежей и падении арендных ставок на торговые площади" в здании ТРЦ "Эльград".

Эта версия прозвучала уже в тот момент, когда сам Михаил Белавин был арестован. Это произошло в декабре 2010 года. А до этого события вскрылись самые удивительные на первый взгляд обстоятельства, которые позволили многочисленным наблюдателям, а главное, представителям правоохранительных органов начать говорить об истории с группой компаний "Комфорт-Сервис" и с ТРЦ "Эльград" как о попытке преднамеренного банкротства - статья 196 УК РФ. Самое малое наказание по этой статье - штраф в 200 тыс. рублей. Самое большое - 6 лет тюрьмы, да еще и со штрафом, который может принять астрономические размеры.

Арест Белавина, как мера пресечения, звучит, может быть, слишком сурово, учитывая либерализацию нашего законодательства в отношении предпринимателей. Но следствию, видимо, более ясна вся картина происшедшего в контексте проекта "Эльград". Особых тайн из этого проекта, вернее, кредитных, подрядных и других пикантных его деталей никто не делал. Поэтому журналисты в свое время расписали все в самых мелких подробностях. В статьях, посвященных Белавину и его "Эльграду", можно прочесть о несчастных родственниках и о верных друзьях-товарищах-кредиторах, о жестоких банкирах и отзывчивых охранниках, о невыносимом бремени коммунальных служб и нерасторопных мелких предпринимателях. И получится, как сказал один киногерой, полная "картина маслом"...

Если же попытаться уйти от фамилий и ярких названий реальных, мифических и полумифических фирм, то можно попробовать составить некую общую схему действий, еще одну в копилку инструментария серого бизнеса, похожего на айсберг с его белой и пушистой верхушкой и очень опасной подводной частью.

О верхушке говорить нечего. А вот в основании нашей схемы можно увидеть достаточное количество интересных элементов, отдельных шагов или целых цепочек, которые можно использовать в любой последовательности или в комплексе.

Например, метод N 1 под условным названием "классика банкротства". Вспомним 2009 год и последовательность действий группы компаний "Комфорт-Сервис". Сначала был последний транш от банка, потом прекращение обслуживания долгов, далее последовало заявление о банкротстве и последний шаг, точнее предпоследний - конкурсное производство. Что тут незаконного, спросит обыватель? Здесь все законно, и если перефразировать УК РФ, то "преднамеренно законно". В этой схеме, чтобы она именовалась классической, не хватило - случайно - одного элемента: назначение нужного, умелого, но, главное, верного, то есть, "своего" конкурсного управляющего. Именно ему - в идеале - будет поручено так измотать нервы юристам кредитора или кредиторов, что они через короткое или не очень короткое время сочтут за счастье уступить свои долги хоть кому, хоть черту, лишь бы прекратить тяжбу хотя бы за малую выгоду. Такой покупатель находится почти сразу: это, как правило, фирма или структура, принадлежащая или самому должнику, или его родственникам, или его друзьям и близким. Найти связь не трудно, но, как правило, хлопотно и потребует времени. А времени нет, а долги уже погашены, стороны подписали мировую - и все. "Все" - означает, что кредит возвращать уже не надо.

Метод N 2 - переуступка долгов. Тема эта стара, как мировая экономика, но не перестает быть актуальной, когда, как говорится, петух клюнет, лучше жареный. Примечательно, что в проекте "Эльград" при переуступке долгов "партнеры" оперировали совсем не крошечными суммами для отвода глаз, а миллиардами.

Метод N 3 - нецелевое использование кредитов. Этот метод просто "эльдорадо" (не путать с "Эльград") для любителей легких кредитных денег. Особенно если речь идет о торговле или аренде. Потому что именно там, по мнению нечистых на руку предпринимателей, есть невообразимый простор для действий. Механизм прост, как ведро воды. Заключаешь договор с фирмой (лучше своей, как говорится, ручной и домашней) на покупку любых товаров, совершенно тебе не нужных. С договором приходишь в банк (например, в Сбербанк), получаешь кредит и направляешь новенькие купюры в свою компанию. Она деньги получает, но использует только малую их часть, совершенно незначительную, а остальные денежки перечисляет уже в твою фирму, которая "забывает" проинформировать об этом банк-кредитор. Вот и весь фокус. Деньги брали? Брали. Тратили? Тратили. А где они? "Черт его знает, куда они деваются", - сказал однажды по аналогичному поводу высокий руководитель.

Еще проще схема с арендаторами. Договор заключается на одну сумму, о чем четко и в срок информируется банк-кредитор. А при регистрации договора годовая арендная плата может и упасть, например, раз в шесть, о чем банк может и не узнать. А потом в дело вступят субарендаторы и прочие "заинтересованные" лица. И уже никто не узнает, где твой киоск и сколько ты платил за полтора квадратных метра элитного подмосковного ТРЦ.

Метод N 4 - силовой. Конечно, сегодня опасно использовать его без оглядки. Но если аккуратно... В нашем случае, например, пресса сообщила, что даже после решения суда конкурсный управляющий и его представители не могли попасть в ТРЦ "Эльград" чуть ли не несколько месяцев. А фактически приступить к работе он смогли только после того, как в дело вмешались местные правоохранительные органы. По традиции никто из тех, кто физически препятствовал конкурсному управляющему заняться исполнением своих обязанностей, наказан не был. Простили, видимо.

Ну, еще можно привлечь к работам массу фирм и сказать главному кредитору, что им, этим фирмам, ты должен не меньше и платить должен немедленно и за ними, а не за главным кредитором "право первой ночи". Можно обвинить открыто и гласно банк-кредитор в том, что нет никакой возможности договориться с ним об отсрочке или хоть о маленькой уступке.

Но и это не все. На закуску остался административный ресурс, который, конечно, никто не отменял. Поэтому крайне трудно определить, затянул ли кто-то, судебная инстанция, например, с принятием решения или, наоборот, проявил рвение? Кому оно, это решение, выгодно, а кому портит, скажем, кредитную историю?

Вот такими невеселыми размышлениями обернулся вполне законный и даже не фантастический по размерам рядовой, можно сказать, кредит Сбербанка подмосковной фирме. Сам он пока так и висит мертвым грузом в его обычно безупречной банковской отчетности. Известно, кстати, что должок из Электростали - не единственный в сбербанковском "черном" списке. Но от этого совсем не легче ни одной из сторон, продолжающих, что выглядит позитивно, решать свои кредитные проблемы в рамках правового поля, то есть, с помощью уважительных посланий и юридически выверенных процедур. Говорят, что если продать "Эльград", да еще на аукционе, то многие должники перестали бы нервничать. Хорошо ведь, когда долги возвращают. Все и сразу.

В ближайшие дни судьбу "Эльграда" в очередной раз будет решать арбитражный суд. Как известно из открытых источников, в апреле суд апелляционной инстанции отменил определение арбитражного суда Московской области, направив дело на новое рассмотрение. Но в Сбербанке надеются, что в конце концов очередной суд все же восстановит справедливость и позволит конкурсному управляющему возобновить торги, что существенно приблизит финал затянувшейся истории.