Новости

26.06.2012 14:54
Рубрика: Экономика

Итальянская кухня

Бизнесмены с Апеннинского полуострова за 20 лет приспособились к работе в России
Что приводит итальянский бизнес в Россию, как улучшить инвестиционный климат в регионах и на какие нюансы обратить внимание тем, кто желает заняться бизнесом в Италии, "РГ" рассказал президент Ассоциации бизнесменов Италии в России Витторио Торрембини.

Витторио, многие иностранные бизнесмены открыто называют Россию "рискованной" страной для инвестирования.

Витторио Торрембини: Каждая страна имеет плюсы и минусы. Для итальянских предпринимателей и компаний Россия - это очень перспективный, могу даже сказать, один из самых необходимых рынков, где мы можем продавать технологии, товары. И я считаю, если бы не Россия, многие наши предприятия не выжили бы.

То есть вы не считаете Россию "рискованной" страной?

Витторио Торрембини: Надо договориться, что значит "рискованный". Если речь идет о сложностях в преодолении каких-то бюрократических барьеров, то можно сказать: "Да, это есть". Но и у нас в Италии перед бизнесом возникают определенные препятствия. А если слово "рискованный" означает то, что предприниматель не может быть защищен перед какими-то органами власти, рейдерскими захватами и так далее, то в этом смысле ситуация сейчас лучше, чем была в 90-е годы. Естественно, в России еще не сформировались все институты по защите экономики, предпринимательства, но это не значит, что здесь нельзя заниматься бизнесом.

Давайте вспомним, как начинались "приключения итальянцев" в России? И чем занимается Ассоциация итальянских предпринимателей в России?

Витторио Торрембини: Ассоциация была создана в 1995 году как "антенна" для нашего посольства, чтобы получать информацию от итальянских предпринимателей, работающих в России. Сначала это была маленькая группа из 15 предприятий. Сегодня в Ассоциацию входит почти 200 компаний. В том числе такие крупные, как, например, "Энел", "Пирелли", "Индезит". Ассоциация лоббирует интересы итальянского бизнеса. Старается помогать нашим предприятиям решать вопросы с властью, предлагает определенные меры, чтобы поддержать предпринимательство в целом. И если провести параллель, наша ассоциация похожа на ваши РСПП и "Опору России".

Когда мы создавали Ассоциацию, 99 процентов ее участников были фирмами, которые продавали товары и оборудование в Россию. Сегодня треть компаний имеет в стране собственные заводы, на которых работает почти 35 тысяч человек. То есть речь идет уже об Ассоциации производителей. И мы гордимся этим.

А кто был "первой ласточкой"?

Витторио Торрембини: Первые производства в России в 90-х годах открыли две итальянских компании. Это "Пармалат" (корпорация по производству молочных и других пищевых продуктов) и "Керама Марацци", которая запустила завод по изготовлению керамической плитки в Орле. Но в основном наши производства стали открываться с 2000 года. Двенадцать лет назад завод по выпуску холодильников и стиральных машин в Липецке открыла компания "Индезит", за ней потянулись остальные.

Отмечу, что в России присутствуют и два итальянских банка. Это "ЮниКредит банк", который уже имеет 130 филиалов по всей России, и "Интеза". Так что у нас представлено не только производство, но и финансовый сегмент.

Где в России обосновался итальянский бизнес?

Витторио Торрембини: В основном, в регионах Центрального округа. Но в последнее время многие компании стали инвестировать на юге России: в Северо-Кавказском округе, Краснодарском крае. Есть предприятия в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Самаре.

Какие регионы России на ваш взгляд наиболее привлекательны для инвестиций?

Витторио Торрембини: Я люблю сравнивать Россию со шкуркой леопарда. Есть белые точки и черные. Например, Липецк является белой точкой. И таких, между прочим, не очень много в России. Почему - белая? Область очень удобно расположена с точки зрения логистики. Но главное - это человеческий фактор: открытая администрация, которая поддерживает все предприятия, и не только иностранные, культура производства, кадровый потенциал, очень доброжелательные люди.

В Воронеже недавно поменяли губернатора, и сейчас там стали появляться результаты. Видно, что регион начала продвигаться. Раньше Воронежская область, несмотря на то, что намного крупнее Липецкой, очень уступала ей по экономическому развитию. А Тамбову, хотя там тоже большой человеческий потенциал, наверное, пока не хватает предприятия-гида.

А как в целом вы бы оценили инвестиционный климат в России в настоящий момент?

Витторио Торрембини: Я вижу, что на уровне федерального правительства многое сделано, чтобы улучшить инвестиционный климат. Появляется немало законов, инициатив, которые конкретно улучшают ситуацию. Но не могу сказать, что мы до конца довольны. И ситуацию с инвестиционным климатом можно охарактеризовать так: "один день светит солнце, на другой - гремит гром".

Приведу пример, касающийся приватизации на энергетическом рынке. Концерн "Энел" инвестировал в этом направлении много денег, но потом процесс приватизации затормозился. Или взять особую экономическую зону "Липецк". Администрация региона многое сделала за последние годы. Были открыты заводы "Бекарт", "Йокохама", пришла компания "Джон Дир", появилось много других иностранных предприятий. И вдруг там взяли и поменяли директора ОЭЗ - по причине, которая к управлению зоной не имеет никакого отношения. Это один из факторов, который не улучшает инвестиционный климат. Наоборот, усиливает сомнения.

Треть итальянских компаний, работающих в России, имеет здесь собственные заводы, на которых работает почти 35 тысяч человек

Существует точка зрения, что со вступлением России в ВТО особые экономические зоны потеряют привлекательность. В частности, из-за того, что ряд преференций, которыми сегодня пользуются резиденты ОЭЗ, будет нивелирован. Вы согласны?

Витторио Торрембини: Наоборот, считаю, что особые экономические зоны приобретут еще большую привлекательность. Главное, что обеспечивают особые зоны, - это поддержка властей и снижение административных барьеров. Во-вторых, решение сложностей со свободной землей. В-третьих, с подключением к энергоносителям.

Именно эти факторы являются самыми привлекательными в ОЭЗ, потому что в России до сих пор не все вопросы отрегулированы. Ваш закон позволяет требовать за это большие деньги, а на Западе компании платят только по тарифам. У нас есть предприятия, которые отдали бешеные деньги за то, чтобы подключиться к сетям или провести к себе дорогу… А те, кто включен в ОЭЗ "Липецк", не тратили ничего. Именно поэтому особые экономические зоны имеют для резидентов большие плюсы. И льготы здесь - не главное.

А есть ли в Италии господдержка иностранных инвесторов? И в чем ее отличия от аналогичной системы в России?

Витторио Торрембини: Нет, в Италии такого нет. Господдержка существует для определенных регионов и одинакова для всех - и для итальянцев, и для иностранцев. Но когда меня спрашивают, что сделала Италия, чтобы поддержать малый и средний бизнес, я отвечаю: "Не мешала". И вот когда страна не мешает - это самая большая господдержка.

Часто ли приходится слышать от итальянских предпринимателей, что им в России приходилось сталкиваться с коррупцией?

Витторио Торрембини: Нет ни одного предпринимателя, не только итальянского, но и русского, который скажет вам, что в России нет коррупции. Но я могу заявить, что большинство наших компаний, которые работают в Липецке, Владимире и других регионах, ничего не платили.

Кстати, многие россияне впервые услышали о коррупции из итальянского сериала "Спрут". А как сейчас с этим в Италии?

Витторио Торрембини: Если помните, в начале 90-х у нас прошла крупная операция "Чистые руки". Арестовали многих предпринимателей, политиков, но система коррупции не была ликвидирована - она изменилась.

Во многом, коррупция в Италии похожа на ту, что мы видим в России. Если чиновник начинает лично участвовать в каком-то процессе, там начинается коррупция. Так происходит не только в Италии, но и в Германии, Франции... И это вопрос системный. Надо отделить решение проблем от конкретных чиновников. Все должно решаться автоматически.

Часто коррупцию порождают неясные, неоднозначные законы. Многое зависит и от самого предпринимателя. Если ты выбираешь хороший регион, делаешь все как положено, то на 99 процентов можешь без вопросов заниматься бизнесом. Коррупция начинается, когда предприниматель начинает "играть", чтобы больше зарабатывать или чтобы ускорить какие-то процессы.

Каковы дальнейшие перспективы сотрудничества Италии с регионами ЦФО?

Витторио Торрембини: Сейчас в Воронеже фирма "Пирелли" реанимирует шинный завод, где будет создано большое количество рабочих мест. Также подписан договор между Минобороны и компанией "Ивеко" по сборке бронеавтомобилей. Еще два итальянских предприятия откроют производства в индустриальном парке "Масловка".
В Липецке уже работают 12 итальянских фирм. И мы ожидаем появление еще трех-четырех в особых экономических зонах - не только в федеральной, но и в региональных. В Тамбове идут переговоры по некоторым проектам в сельском хозяйстве. В Белгороде успешно развивается фирма "Пармалат", и тоже есть ряд задумок в АПК. В Рязани появился "Магнети Марелли", дочерняя компания FIAT Group, работающая в сфере автоэлектрики и электроники.

Ранее проходила информация, что "Индезит" будет производить в Черноземье и кухонные плиты. Правда, сначала говорилось, что завод будет открыт в Липецкой области, но потом - в Тамбовской. А как на самом деле?

Витторио Торрембини: Пока могу точно сказать, что до 2013 года "Индезит" инвестирует почти 90 миллионов евро, и производство холодильников и стиральных машин в Липецке будет удвоено. То есть, здесь станут производить почти три миллиона холодильников и почти два миллиона стиральных машин. А после этого, возможно, откроют и производство кухонных плит.

Как выстраиваются отношения с русским персоналом?

Витторио Торрембини: Мы довольны. Но всегда во всем нужен диалог. Необходимо стараться, чтобы сотрудники чувствовали себя членами предприятия, участвовали в его развитии. Если так сделать - результаты будут. Естественно, это не значит, что мы можем платить в два раза больше, чем наши конкуренты. Главное, чтобы человек получал удовлетворение от работы, считал, что к нему прислушиваются.

Отличаются ли зарплаты на ваших русских предприятиях от аналогичных производств в Италии?

Витторио Торрембини: Все наши предприятия в России платят средние зарплаты, даже чуть выше. В Италии рабочий получает чуть больше, чем здесь. Но если учесть стоимость жизни, зарплаты там очень низкие.

Какие черты можно считать общими для российского и итальянского бизнеса?

Витторио Торрембини: Бизнес, естественно, имеет общую цель - получение прибыли. А вот предпринимательская культура в Италии более развита, поскольку эта сфера у нас начала развиваться раньше. Но нам близок русский менталитет, и нам проще заниматься бизнесом с русским предпринимателем, нежели, например, с китайским.

Что бы вы могли посоветовать российским предпринимателям, желающим работать с итальянскими компаниями или построить бизнес в Италии?

Витторио Торрембини: Российским предпринимателям, которые решили заняться бизнесом в Италии, я бы посоветовал внимательнее выбирать те муниципалитеты, где они будут работать. Создать хорошие отношения с местной властью и ассоциациями предпринимателей. Словом делать все то, что делают итальянские предприниматели, приезжая в Россию.

И не надо работать втихаря. Не стоит бояться рассказать через СМИ, что открывается предприятие, которое имеет поддержку посольства, ассоциации предпринимателей. А то у нас есть такая черта: ревнуя друг друга, наши люди никому ничего не говорят. И потом попадают в неприятные ситуации. Поэтому, прежде надо советоваться с теми, кто имеет опыт. Это касается и русских, и итальянцев. И пусть даже вначале будет потеряно некоторое время, но важно первый шаг сделать правильно. Тогда остальной путь выстроится сам собой. 

Экономика Финансы Инвестиции Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Липецкая область