Новости

27.06.2012 00:09
Рубрика: Культура

Женщины и пчелы

Латвийские эстетские эксперименты на ММКФ
Латвийско-российская картина "Гольфстрим под айсбергом" из основного конкурса Московского международного кинофестиваля принадлежит к той категории фильмов, которую программный директор 34-го ММКФ Кирилл Разлогов именует как "осатанелое эстетство".

Режиссер-документалист Евгений Пашкевич, снявший на Рижской киностудии более тридцати неигровых фильмов, в 1989 году дебютировавший в игровом кино картиной по Андрею Битову и вот спустя двадцать лет впервые в Москве представивший на суд жюри и публики свой второй художественный фильм (по собственному сценарию), на этот раз сделал нам не просто красиво, а принципиально очень красиво. И в том, что это не увлеченное любование деталями в качестве кинолирических отступлений, а уверенная и осознанная авторская позиция, режиссер дает понять с первых же тактов фильма, все достоинства которого можно оценить, только если запастись изрядной долей терпения.

Живописно бежит ночная волна. Неспящая оса, которую каким-то злым роком занесло в море, доживает свои последние минуты - еще миг, и с корабля прямиком в вечность ее смоет водой. Потом мы обнаружим ее, мертвую, на голом животе беременной средневековой женщины; далее - крупным портретным планом - уже живую, весьма натуралистично в наши дни перебирающую перед камерой с сильным увеличителем лапками... Драматизма в этом сюжете будет ноль: реинкарнацию насекомого по сюжету мы будем переживать неоднократно - в 1664 году, 1883-м и 1990-м. И символизировать это будет навязчивую в фильме мысль о том, что женщины всех времен и народов делятся по своему существу либо на назойливых мух, либо на трудолюбивых пчел, либо на изящных, но вредоносных ос. Есть среди них одна особь женского рода, представляющая максимальную опасность для представителей мужского: бессмертная Лилит - по упоминаниям в древних преданиях Востока, Талмуде, каббалистических книгах Средневековья - первая жена Адама, созданная не из ребра, как Ева, а из глины, как и он сам. Старая легенда о Лилит и вдохновила Евгения Пашкевича на создание нескольких киноновелл о явлениях необыкновенной женщины, незапятнанной первородным грехом, которой удалось избежать проклятья, наложенного на Еву и ее потомство. Миссия ее в фильме демоническая, роль в истории - эротически-сомнительная: она овладевает мужчинами, полностью парализуя их волю и подавляя разум, а потом покидает навсегда, оставляя после себя непреодолимую боль утраченного и нежелание обладать какими-то более земными созданиями. У нее нет души и нет возраста, эмоций тоже почти нет, она нейтральна, потому что она - на чем сильно настаивают создатели картины - совершенно другого естества.

На роль женщины неземной красоты были приглашены несколько молодых актрис. Но их функции в картине сводились, скорее, к декоративно-прикладным. То ли потому, что сверхзадачей ставилось на фоне явного мужского умопомешательства выглядеть созданием с полным отсутствием души и сверхчеловеческими способностями. То ли потому, что главными в этой истории все же оказывались жертвы-мужчины, а на чары вечной Лилит мы смотрели глазами Вилле Хаапасало, Даниила Козловского и Алексея Серебрякова. Но скорее всего потому, что так и останется загадкой: кому автор фильма симпатизирует больше - женщинам или насекомым. Насекомым или женщинам. После "Гольфстрима под айсбергом" вы сами в этом окончательно запутаетесь и перестанете разбираться в женщинах. Или насекомых.

Культура Кино и ТВ Наше кино 34-й ММКФ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники