Новости

27.06.2012 00:36
Рубрика: Общество

Яблоки с Марса

Куда должна лететь российская космонавтика
До конца июня Роскосмос должен направить на рассмотрение в правительство РФ проект Стратегии развития космической отрасли до 2030 года и на дальнейшую перспективу. Так, по крайней мере, ранее заявлял руководитель ведомства Владимир Поповкин.

Документ вывешен для обсуждения. И, как заметили в Роскосмосе, предложений поступает много. Вместе с тем,  по информации "РГ", многие эксперты считают:  в проекте нет главного - национально ориентированной  идеи для отечественной космонавтики. Об этом корреспондент "РГ" беседует с разработчиком проектов экспедиции на Марс и Луну, ведущим конструктором по пилотируемым ракетно-космическим комплексам для высадки на Луну и "Энергия-Буран" Владимиром Бугровым.

Российская газета: Владимир Евграфович, а что думаете вы?

Владимир Бугров: Если совсем коротко: стратегия развития космонавтики -  пилотируемых полетов не отвечает национальным интересам России.

РГ: Почему не отвечает?

Бугров: Что фактически предлагается? Ценой затрат, подсчитать которые невозможно, создать на Луне промышленную базу для изготовления сотен миллионов тонн металлоконструкций и выведения их на высокие орбиты. И для чего? Оказывается, чтобы в  будущем веке спасать мировую цивилизацию от возможных, но не доказанных экологических и энергетических катастроф. Стратегия в корне противоречит утвержденным ранее документам, которые никто не отменял, определившим перспективной целью российской космонавтики экспедицию на Марс.

РГ: Так, может, сверхзадача и не нужна? Может, надо просто планомерно двигаться вперед?

Бугров: Эту сверхзадачу полвека назад успешно решали Королев, Мишин, Тихонравов, Келдыш. А куда двигаться вперед? Посмотрите, как обозначены наши "рубежи". 2015 год - сохранение ведущих позиций России в средствах выведения и пилотируемых полетах. Но как сохранить позиции, если залетает в пилотируемом режиме американский корабль "Dragon"?

2020 год - подготовка к летным испытаниям тяжелого пилотируемого корабля нового поколения. Насколько тяжелого,  куда и зачем он должен летать? Не сказано. Зато планируется к этому времени завершить эксплуатацию МКС  и утопить ее.

2030 год - называется "рубеж прорыва" -  осуществление демонстрационного облета Луны  с последующей высадкой космонавтов на ее поверхность и возвращением их на Землю. Вот уж "прорвались"! Выполнили, наконец, постановление ЦК КПСС и Совмина 1964 года через 70 лет после американцев. Что и кому мы этим продемонстрируем? На сколько лет Россия отстала от Америки?..

РГ:  А вот после 2030 года прописано: развитие прорыва -  бессрочный рубеж…

Бугров:  Потому и бессрочный, что до окончания нашего века электрореактивные буксиры, ради которых и выстроена эта, мягко говоря, чепуха, вряд ли перебросят на Луну целый промышленный район России. "Стратеги" из головного института забыли, что автор идеи - уважаемый академик обладал большим чувством юмора: он честно написал, что этот маловероятный прогноз развития космонавтики для второй половины  XXI  века базируется не на науке, а на политической фантастике.

РГ: Впрочем, в стратегии третьим приоритетом значится и  пилотируемый полет на Марс. Правда, в составе международной кооперации.

Бугров: Все поставлено с ног на голову. В 1974 году был создан реальный фундамент для осуществления нашей страной экспедиции человека на Марс в 70-80-х годах, но сегодня за марсианский проект сами мы не беремся. Будем ждать: авось, нас возьмет международная кооперация. Однако запросто беремся за то, что заведомо сделать в одиночку невозможно  - создать большой промышленный город на Луне.

РГ: Говоря, что стратегия противоречит ранее принятым документам, вы имеете ввиду федеральную программу на 2006-2015 годы, где был как раз Марс?

Бугров: Конечно. Три года назад прошло большое совещания при администрации президента РФ. И было четко записано: "Разработать специальную федеральную целевую программу "Осуществление марсианской экспедиции" на 2009-2022 годы…" То есть ясно была подтверждена стратегическая цель России - экспедиция на Марс. Президент выделил 17 миллиардов рублей на разработку ядерного двигателя. Из них 7,245 млрд. Росатому - на создание реакторной установки, 3,955 млрд. Центру имени Келдыша - на создание ядерной энергодвигательной установки…

Правда, сразу возник вопрос: почему начинается финансирование Росатома и Центра имени Келдыша, когда нет ни главного конструктора, ни проекта экспедиции. Наконец, кто ввел в заблуждение, что лететь на Марс нужно только на электрореактивных двигателях?  Они не нужны.

РГ: Их еще в 1962 году отвергли Королев и Келдыш?

Бугров: Верно. Они утвердили проект марсианского комплекса с жидкостными ракетными двигателями для разгона к Марсу с околоземной орбиты.  Глушко, которому еще в 1960 году поручили разработать электрореактивный двигатель (ЭРД), через 27 лет, не решив задачу, признался: "Я много думал и пришел к выводу, что плазменные двигатели для пилотируемых полетов не нужны - мы все задачи можем решить на химии".

РГ: Так почему экспедиция на Марс все-таки ставится в зависимость от создания ЭРД?

Бугров: Скажу так. Слишком много специалистов занято в этих разработках. Даже вышла книга с попыткой, и весьма некорректной, доказать превосходство ЭРД перед жидкостными двигателями. Скажем, приводится весовая сводка комплекса: 366 тонн на околоземной орбите, однако без посадки на Марс. То есть облет Марса. Еще в 1969 году Келдыш дважды официально предлагал   выполнить в 1975 году пилотируемый облет Марса на двух носителях Н1 с ЖРД. Но это 190 тонн, а не 366! Мстислав Всеволодович считать умел.  В любом случае, выигрыш, равно, как и проигрыш - почти в два раза!

РГ: Кажется, авторы книги договорились  даже до того, что к экспедиции на Марс Сергей Королев никакого отношения вообще не имел?

Бугров:  Да. И что проекта с жидкостными ракетными двигателями тоже не было. И что в 1960 году некий "секретный главный конструктор" разработал проект "МЭК" - марсианского экспедиционного комплекса с плазменными двигателями, который и описан в книге… А главный редактор - академик утвердил эту чепуху.

РГ: Зачем и кому нужны эти мифы?

Бугров: Все просто. Раз не было проекта с ЖРД, значит не с чем сравнивать. Значит, другой проект вне конкуренции - даешь финансирование! Ну, а придумал миф известный сотрудник РКК "Энергия" и мой старый приятель, который, замечу, прекрасно знал, что я в 1960-1964 занимался именно марсианским проектом. В Америке  он представился главным конструктором советского  марсианского проекта.  И номер прошел! Позже режиссер из Канады, снимавший фильм об освоении Марса, приехав ко мне,  долго не мог понять: причем здесь Королев, если в Америке известно, что советский проект разработал мой приятель?

РГ: Вы с приятелем после этого общались?

Бугров: Общались. Посмотрев мою статью про Марс, он поначалу вроде как возмутился:  ты ведь знаешь, что Королев экспедицией не занимался. Но когда я напомнил ему про свою тетрадь с черновиками проекта (он ее видел), он тихо сказал: "Извини, я не прав".

По версиям некоторых уважаемых академиков получается, что Королев, который всю жизнь мечтал о межпланетном полете, сначала добился двух важнейших постановлений правительства в 1959 и 1960 годах, поручивших ему осуществить межпланетный проект. А потом забросил  этот проект и как мальчишка погнался за фон Брауном на Луну. Кино, и только! Я убежден: умышленно искажая истинные советские приоритеты, некоторые просто мешают сегодня правительству принять взвешенное решение по перспективам российской космонавтики.

РГ: Но почему в Стратегии  поменяли задачу - вместо Марса на Луну?

Бугров: Могу лишь предполагать. Есть неоспоримые цифры, которые наглядно показывают несостоятельность  электрореактивного мифа и превосходство ЖРД. Но "коллективный разум" нашел-таки выход: раз для Марса не нужны  электрореактивные двигатели, то не нужен и Марс. Задачу поставили шире: обосновать, что без ядерного ЭРД погибнет мировая цивилизация. Мол, нужно спасать человечество от катастрофического потепления. А для этого нужно изготовить "шторку" диаметром 1800 км.  А для ее изготовления необходимо создать мощную промышленную базу на Луне. И тут не обойтись без электрореактивных буксиров… Вот отправная точка!

И не важно, что группа специалистов по ЭРД представила в Роскосмос доказательства: предлагаемый двигатель принципиально не может быть создан. Стоимость лунного города  минимум в 300 тысяч раз выше стоимости экспедиции на Марс. Вперед на лунную базу?!

РГ: И что делать?  Переделывать стратегию?

Бугров: Бесполезно. Слишком большое количество квалифицированных специалистов в ЦНИИмаш, в Центре имени Келдыша, в РКК "Энергия" и в других организациях находятся под гнетом своих научных работ и изобретений, посвященных электрореактивным кораблям и буксирам, лунным поселениям, передаче энергии из космоса на Землю. Им просто трудно от них отказаться. 

РГ: Но это понятно. Вот вы, как ведущий конструктор, десять лет посвятили лунному комплексу и четырнадцать - комплексу "Энергия-Буран". Вам легко было с ними расстаться?

Бугров: Очень тяжело. Но наступил момент, когда я понял: все, дальше тупик. Эти же специалисты не хотят оставить свои труды незавершенными. Наверное, нужно поблагодарить разработчиков стратегии за большую проделанную работу. И - сменить команду. Нужно вернуться к схеме перспективного планирования, которая обеспечила успех при Королеве, но не была реализована до конца, как он предлагал.

В схемах освоения космического пространства, которые я рисовал по поручению Королева, космическая деятельность отделялась от космонавтики, целью которой был межпланетный полет. Космическую деятельность Королев стремился передать  другим организациям.

РГ: По принципу: нельзя объять необъятное?

Бугров: Именно. Но головной институт вместо того, чтобы это направление подхватить и развивать, пустил его на самотек. И провалились оба направления. Программу развития космонавтики не может собирать чиновник, который умеет делить деньги. Ее нужно спроектировать, а сделать это может и должен только главный конструктор. Поэтому нужно передать решение всех вопросов по пилотируемой космонавтике, включая разработку перспективной программы ее развития, в ведение РКК "Энергия". Как единственной в стране организации по пилотируемым полетам.

Нужно образовать на ее основе научно-производственное объединение межпланетных и  пилотируемых программ - НПОМП. В него могут войти ОКБ имени Лавочкина, Центр подготовки космонавтов и Институт   медико-биологических проблем. С главной задачей - разработка ракетно-космического комплекса для осуществления экспедиции на Марс. Не отделяя его от создания межпланетных и лунных автоматических аппаратов, на которых должны отрабатываться этапы экспедиции. Поручить также планирование дальнейших работ на МКС в интересах  этой межпланетной программы.  

Аналогичные объединения целесообразно образовать  по космической деятельности, по разработке  ракет и двигателей, по наземному оборудованию, по космическому приборостроению,  по созданию и эксплуатации космодромов и другие. Их деятельность должна осуществляться на основании технических заданий  головных организаций по космонавтике и по космической деятельности. 

РГ: Вы  предлагаете очень серьезные вещи.

Бугров: Да. Но не я их придумал. 27 мая 1959 года в записке правительству  "О развитии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по освоению космического пространства", Келдыш и Королев обосновали необходимость создания центральной научно-исследовательской организации - Института межпланетных исследований, на базе привлеченного к работам в этой области авиационного КБ и завода. Но это не было сделано. Авиационное КБ передали,  но не Королеву, а Челомею!

Целью Королева и Келдыша был Марс. Если мы ее принимаем, то и пересаживаться нужно, как они предлагали. Без оглядки на НАСА. Но  в наших не простых условиях нельзя это делать поспешно. Поэтому  я бы предложил вице-премьеру подписать простой документ, который ничего не нарушит, однако всех сориентирует в нужном направлении и подтолкнет к практическому началу работ. Иногда большие дела начинаются с простой бумаги.

акцент

РГ:  Вы, насколько я знаю, в свое время по поручению Королева в 1962-м году занимались  разработкой подобных документов освоения космического пространства?

Бугров: Да. Мне пришлось заниматься подготовкой планов экспедиции на Марс, и позднее генеральных графиков создания  комплекса Н1-Л3 для экспедиции на Луну  и создания комплекса "Энергия-Буран".

РГ: Интересно, методы подготовки тогда отличались от современных?

Бугров: Существенно. В советские времена стратегия развития ракетной и космической техники в ранние периоды определялась постановлениями правительства, инициированными главными конструкторами - Сергеем Королевым, Владимиром Челомееем, Михаилом Янгелем, с участием Министерства обороны и Академии Наук.

Подготовленные с участием Королева постановления 13.05.46., 13.02.53., 10.12.59., 23.06.60. позволили ему создать знаменитую "семерку" Р-7,    корабли "Восток" и "Союз", разработать проект экспедиции человека на Марс, проект тяжелой  ракеты Н1 для межпланетных полетов и тяжелого межпланетного корабля, утвержденные президентом АН СССР Мстиславом Келдышем, реализацию которых после Королева осуществлял Мишин.  К сожалению с начала 60-х годов ситуация изменилась.

РГ: Почему?

Бугров: Роль "главнокомандующего" по формированию и обоснованию долгосрочной научно-технической политики по созданию ракетно-космической техники возложили  на ЦНИИмаш  (НИИ-88) - головной институт Минобщемаша.

РГ: А что в этом было плохого?

Бугров: В принципе, ничего. Но институт чаще всего обосновывал необходимость выполнения указаний, инициированных в угоду чьим-то личным амбициям, и этим торпедировал нашу межпланетную программу.

РГ: Например?

Бугров: В 1962 году разработка тяжелых ракет была поручена, кроме Королева (в 1960),  Янгелю и Челомею, Хотя для разрабатываемых ими боевых комплексов они не нужны. В 1964 году приняли решение о погоне за американцами на Луну из-за амбиций Челомея, у которого работал сын Хрущева, вырваться в лидеры. Хотя Королев планировал полеты на Луну для отработки марсианского корабля. В 1970 году было удовлетворено честолюбие группы во главе с Чертоком  по созданию примитивных орбитальных станций (ДОС), хотя уже были разработаны фундаментальные  станции. В 1974 году институт фактически санкционировал уничтожение советской межпланетной программы. И не воспрепятствовал варварскому  уничтожению комплекса Н1-Л3,  собранного для беспилотной высадки на Луну. 1976 принято решение о создании нашего "Бурана" вдогонку за нерентабельным и ненужным американским "Шаттлом". Да и наше участие в МКС, как откровенничают специалисты, определялось их заинтересованностью в международном сотрудничестве.

Что предлагает эксперт РГ:

РГ: Что вы конкретно предлагаете?

Бугров: Принять документ, в котором:

1.  Определить национальной задачей России    пилотируемую экспедицию на планету Марс. Определить ближайшей задачей российской космонавтики осуществление пилотируемого годового полета по гелиоцентрической орбите вне земного тяготения на прототипе межпланетного корабля. Определить заказчиком программы Правительство Российской Федерации.

2.  Определить РКК "Энергия" головной организацией по осуществлению экспедиции на Марс и пилотируемым космическим полетам.

3.  Назначить  главного конструктора Тяжелого марсианского комплекса  ТМК -  директора программы экспедиции на Марс,  отдельным постановлением Правительства РФ после необходимых консультаций.

4.  Главному конструктору ТМК в срок до конца 2012 года:

4.1. Разработать предварительный облик ТМК и его структурную схему, взяв за основу проект разработанный Королевым и утвержденный Келдышем в 1962.

4.2.Разработать стратегию развития российской космонавтики поэтапно:

    - 2014 г. - разработка проекта ТМК для этапов;
    - 2014-218 гг. - изготовление, автономная отработка составных частей;
    - 2018-2020 гг. - наземная отработка на ТМК-Н;
    - 2020-2022 гг. - летно-конструкторские испытания на ОИСЗ ТМК-З;
    - 2022-2024 гг. - полет на  окололунную орбиту на ТМК-Л;
    - 2023-2025 гг. - полет вокруг Солнца на ТМК-С;    -
    - 2024-2026 гг. - отработка посадки марсианского корабля на Луне;
    - 2025-2030 гг. -  осуществление экспедиции на Марс  на ТМК-Э.

4.3. Разработать предложения по созданию "НПО Межпланетных, пилотируемых программ" и  привлечению предприятий и организаций к работам по созданию ТМК, его модификаций  и их составных частей.

5.   Роскосмосу подготовить предложения по изменению структуры отрасли, с учетом требований настоящего документа.

6.  Предложить Роскосмосу и Академии наук РФ рекомендовать подведомственным предприятиям прекратить разработку программ, пилотируемых полетов на Луну, как не отвечающих национальным интересам России.