Новости

27.06.2012 00:50
Рубрика: Власть

Евразийский Союз: Ответ на запросы времени

Текст: Василий Лихачев (депутат Госдумы, чрезвычайный и полномочный посол, доктор юридических наук, профессор)
Современное миросообщество находится в поиске идентификации и развития. Оно реально испытывает потребность в глубоких и качественных идеях, адекватных глобальным вызовам нашей эпохи. Совершенно логично таковой становится концепция строительства Евразийского Союза (ЕАС). Она легитимно оформлена и представлена высшим руководством Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации Декларацией о евразийской экономической интеграции от 18 октября 2011 года.

Философия и контент документа - политико-правовой и прагматичный ответ на запросы времени, поддержку его важнейшего тренда под названием "Интеграция" XXI века. Соавторы концепции - суверенные государства, обладающие политической волей, актуальным мышлением и должными властными ресурсами. Они объективно связаны друг с другом исторически, духовно-культурно, технологически (международная кооперация труда). Разделяют ценности демократии, верховенства права, рыночной экономики. Принимают необходимость модернизации как условие собственного и корпоративного (коллективного, партнерского, союзнического) присутствия в мировой конкурентной среде, а также эффективного участия в процессах мироуправления.

Идеологи проекта, его архитекторы и исполнители заявили о движении к более высоким формам интеграции (по сравнению с СНГ, ЕврАзЭС), учитывают всю совокупность объективных и субъективных факторов межгосударственного созидания, принимают во внимание существующий мировой опыт (Европейский Союз, НАФТА, АСЕАН, ШОС, Содружество Независимых государств), его сильные и проблемные стороны.

Образование Евразийского экономического союза должно стать закономерным шагом по итогам построения двух опор в лице Таможенного Союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭН) трех стран, которое запущено 1 января 2012 года. Этому плану содействует, в первую очередь, программа обеспечения интеграционного общения правовыми средствами и механизмами. Среди них - уважение основных принципов международного права и Устава ООН; учет норм ВТО; выполнение международных соглашений, составляющих нормативно-договорную базу ТС и ЕЭП; дальнейшее сближение и гармонизация национальных законодательств (с использованием Основ законодательства и модельных законов); оптимизация правоприменительной практики; укрепление судебных и арбитражных институтов. Стратегическое значение для законотворческих и юрисдикционных процедур будет иметь создание Евразийского парламента. Его существование целесообразно оформить специальным соглашением Белоруссии, Казахстана и России. В этом же ряду перспективно институциональное строительство и функционирование в лице Высшего экономического совета (на уровне глав государств), Евразийской экономической комиссии (обладает наднациональной природой), Счетной палаты, Центрального банка, Комитета регионов и, конечно, будущего Суда ЕАС. Особого внимания требует решение вопроса международного признания Евразийского экономического союза посредством установления его связей и отношений с заинтересованными государствами, а также с Организацией Объединенных Наций и ее специализированными учреждениями, "двадцаткой", "восьмеркой", Евросоюзом, ШОС, МВФ, ЕБРР, ЕврАзЭС, другими структурами, формирующими современный миропорядок. Будучи полноценным субъектом международного права, ЕАС после 2015 года, накопив должный практический опыт, приобретя кодифицированную договорно-правовую базу (в лице Конституции, Кодекса или Договора), имеет все предпосылки на фундаменте согласованной политической воли государств-членов начать движение к следующей интеграционной вершине (форме) - Евразийскому Союзу. Речь идет о международном объединении, которое обладает международной правосубъектностью, не только экономической, но и политической компетенцией в широком смысле. Такого рода прогноз эволюции ЕАС имеет под собой реальные (социально-политические, политико-правовые, психологические) основания и мотивы. В его поддержку говорят, например, публичные настроения политических, общественных, научно-экспертных кругов на постсоветском пространстве по поводу перспектив интеграции. При желании этот вопрос можно вынести на референдум граждан трех государств-участников Союза. И еще один существенный момент. Создание Евразийского Союза в подобном варианте отвечает задаче стратегической безопасности (мировой и региональной). Он может сыграть роль трансграничного международно-правового фактора, который, в частности, активно посодействует формированию общего экономического и правового пространства на территории Европы, Азии и Тихоокеанского региона. По этой и другим позитивным причинам "проект ЕАС", будучи созданным по современным политико-правовым, экономическим технологиям и лекалам, включая открытость для сотрудничества и участия в его работе другим государствам и межправительственным структурам (организациям), обладает солидной аксилогичностью, социальной ценностью, отвечает высоким критериям цивилизованной глобалистики. В пользу многовекторной позитивности совместной идеи России, Белоруссии и Казахстана говорят многие факты. Прежде всего, высокие и солидные возможности самих государств - участников будущего Союза. На сегодня совокупный ВВП трех стран достиг почти 3 трл.долл., промышленный потенциал - 600 млрд. долл., объем выпуска сельскохозяйственной  продукции - 112 млрд. долл. Общий потребительский рынок охватывает более 165 млн. чел. За последнее время рост общего объема  товарооборота составил 36%, что в масштабах тройки оценивается почти в 125 млрд. долл. И это не является пределом.

Формируется список государств, которые хотели бы присоединиться к работе Таможенного Союза и Единого экономического пространства (Киргизстан, Таджикистан). В международных экономических и банковских кругах присматриваются к опыту нарождающейся интеграции евразийского масштаба (Экономическая комиссия ООН для Европы, ЕС, Мировой банк и т.д.). В информационном и экспертном пространстве за рубежом немало позитивных оценок стартовому этапу проекта ЕАС. Так, по комментарию Gulf News (ОАЭ), "спустя 20 лет после падения СССР Россия готова двигаться дальше по пути новой интеграции с бывшими союзными государствами. Это не надо рассматривать в качестве угрозы…" Asia Times (Гонконг)  признает создание Евразийской экономической комиссии в качестве важнейшего мирового события 2011 года. Однако в иностранных СМИ активно представлено и другое по тональности мнение - жесткое, необъективное, русофобское по своему смыслу. После знакомства с такими "перлами" может возникнуть ощущение атмосферы "холодной войны" в международных отношения. Приходишь к выводу о неспособности их авторов быть объективными, перестроиться к эпохе глобализации с ее многофакторными взаимосвязями действующих акторов на основе уважения принципов международного права и Устава ООН. Абсолютизируя идеологию Pax Americana, ее универсальную векторальность, творцы таких критических воззрений на формирование Евразийского экономического союза превращают прежде всего без какой-либо доказательной базы Российскую Федерацию в фигуру обвинения, диктата и гегемонии миропорядка.

Приведем несколько примеров. Так, The National Interest (США) задает вопрос: "Евразийский Союз - новая империя во главе с Россией?" Ее вторит другое американское издание - Iowa State Daily: "Добро или зло этот Евразийский Союз во главе с Путиным?" В том же духе высказывается Chronicle  (США), Reuters (Великобритания). Претендуя на роль "справедливого обозревателя", британская Open Democracy отмечает наличие, якобы, жестких подходов РФ к ближнему зарубежью, ее атаку на суверенитет и безопасность этих стран региона. И как панацея другого трудно ожидать - призыв к США и Евросоюзу не оставлять постсоветское пространство без своего плотного внимания. На акцент применения интеграционного инструмента в целях исключительно российской политической и территориальной экспансии указывают вполне респектабельные на Западе издания. Так, по мнению американской Stratfor: пока Евросоюз занят своим кризисом, "Кремль будет стараться воспользоваться этим для расширения сфер своего внимания". Под таким же "идеологическим соусом", в духе очевидной политической ангажированности используются и иные тезисы, призванные убедить читательскую аудиторию в ущербности проекта "Евразийский союз", его несостоятельности. Популярно утверждение об антиамериканской, антикитайской направленности интеграции России, Белоруссии и Казахстана; о нежелании последних передавать суверенные полномочия в национальные органы Единого экономического пространства (что уже противоречит практике создания Евразийской комиссии, которая получила в режиме добровольной и равноправной трансмиссии от государств-членов более 175 полномочий). Используются и другие аргументы далеко не конструктивного характера, которые не содействуют атмосфере межгосударственного взаимопонимания. Чтобы убедиться в правильности такой оценки, обратимся к обоснованным контрдоводам, построенным на тенденциях международных отношений в целом и внешней политики стран "тройки".

Прежде всего подчеркнем демократический и легитимный характер создания как Таможенного и Единого экономического пространства, так и Евразийского экономического союза. Принимая во внимание закономерности миростроительства ХXI века, помятуя о ранее сформулированных идеях интеграции (Концепция Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева о евразийстве, озвученная в 1994 г.), стороны в режиме согласования государственных воль на основе международного права приняли решение о создании нового интеграционного объединения наднационального характера. При этом они опирались на соответствующие положения собственных конституций. Для РФ, например, значение имела ст.79 Основного закона, в которой устанавливается возможность России "участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничение прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации".

В процессе организации Союза исключительное место занимают и положения Устава ООН, Декларации принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 г. (о суверенном равенстве, обязанности государств сотрудничать друг с другом, добросовестном выполнении государствами принятых обязательств и др.). Стратегическую роль сыграли и установки Декларации принципов международного права Заключительного Акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. Так, в соответствии с принципом "суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету", современные государства имеют "право принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участником двусторонних или многосторонних договоров, включая право быть или не быть участником союзных договоров; они также имеют право на нейтралитет". Декларация о евразийской экономической интеграции от 18 октября 2011 г., практика интеграционного сотрудничества России, Беларуси и Казахстана демонстрируют полное уважение сторон императивным стандартам мирового правого порядка. Такая же линия поведения прослеживается и применительно к налаживанию отношений "тройки" с другими государствами, международными интеграционными структурами, включая Евросоюз. Ими поставлена перед собой цель содействовать общему экономическому пространству, проведению скоординированной работы в рамках ТС и ЕТ по вопросам гармонизации и взаимного сближения интегрирующих процессов в Евро-Атлантике и Евразии. Участники Евразийского экономического союза, понимая тенденции мира конкуренции, проблемы глобальной экономики и политики, выступают за их решение на пути права и справедливости, диверсификации и совершенствования международных связей. Проект "тройки" не носит в политическом смысле, как это пытаются утвердить западные эксперты, ни антиесовский, ни антиамерикаский, ни антикитайский характер. Его задача не закрывает дорогу к стратегическому партнерству, налаживанию новых отношений Москвы, Минска и Астаны с внешним миром на основе учета взаимных интересов и взаимной выгоды, как того требует Устав Организации Объединенных Наций.  Подтверждение такого подхода - рост товарооборота РФ и Казахстана с ЕС в 2011 году, предложение России в рамках "двадцатки" по стабилизации европейской валютной и экономической зоны. Участники ЕАС действуют при этом прагматично, честно, с опорой на императивные нормы международного права. И можно прогнозировать появление при их непосредственной поддержке такой актуальной практики современной интеграции, на базе которой можно будет создать Кодекс поведения цивилизованных государств в эпоху глобализации. Такого рода потребность существует. И это еще один плюс Евразийского интеграционного проекта, который в совокупности с другими позитивами "перебивает" критический настрой его противников и просто политнедоброжеталей.

Из сказанного следует еще один вывод. Создание Евразийского Союза требует солидной информационной поддержки и общественного признания. На это надо направить ресурс официальной и публичной дипломатии, с участием парламентов, партий, бизнес-структур. НПО, СМИ, научного и экспертного сообщества. Так, тематика ЕАС должна войти в повестку межмидовских консультаций с заинтересованными странами, работу российских загранучреждений. Ей надо уделить пристальное внимание в ходе предстоящего в июле 2012 г. Совещания в центральном аппарате МИД послов и постпредов РФ. Многое может в этом направлении и международная работа Государственной Думы и Совета Федерации. В числе ее приоритетов - мониторинг деятельности МГА СНГ, Парламентской Ассамблеи ЕврАзЭС, ОДКБ, обобщение опыта работы Европейского парламента, других региональных структур. И, конечно, предельно важное направление - разработка в кооперации с государственными органами Белоруссии и Казахстана концепции "Парламентского измерения Евразийского Союза". Озвученная проблематика должна стать предметом системной работы российских информационных структур - РИА "Новости", ИТАР-ТАСС, Интерфакс, "РТ", радио и телевидения. Нужны и объединенные информпроекты (радио и ТV) России, Белоруссии и Казахстана. Имело бы больший смысл организовать презентацию ЕАС на площадках Евросоюза, ШОС, СНГ, Межпарламентского  Союза и, конечно, ООН.

Свой вклад в разработку тематики евразийской интеграции призваны внести и интеллектуальные круги трех стран-участниц. Они могли бы стать площадкой для объединения усилий их академических и вузовских структур в разработке "дорожных карт" строительства ЕАС, а впоследствии и полноценного субъекта международного права под названием Евразийский Союз.

Таким образом, политико-правовая, экономическая и гуманитарная  оферта Белоруссии, Казахстана и Российской Федерации отвечает глобальным вызовам времени. Она выделяется на фоне кризисных и проблемных явлений XXI века своей философией созидания, уважением к основным правам государства и человека, стремлением обеспечить устойчивый и эффективный миропорядок. Нацеленность "тройки" учредителей на формирование новых интеграционных структур в трансрегиональном масштабе - отражение их высокой роли в современном управлении международными отношениями. Этот вектор будет объективно усиливаться.

Власть Позиция Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации Евразийский экономический союз (ЕАЭС) Прямая речь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники