Новости

08.07.2012 14:41
Рубрика: Экономика

"Не надо нас уламывать"

Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)
Члены общественного совета по контролю над освоением никелевых месторождений и Общественной палаты региона встретились с активистами из Новохоперска - райцентра, близ которого расположен Елань-Елкинский участок недр, отданный в разработку Уральской горно-металлургической компании (УГМК).

Местные жители всерьез опасаются за экологию района - за реку Хопер, признанную ЮНЕСКО самой чистой в Европе, и Хоперский заповедник с краснокнижными растениями и животными (в первую очередь - реликтовой выхухолью), за сейсмоустойчивость своего кристаллического пласта, в котором и без того имеются разломы, за грунтовые воды, питающие огромное количество водоемов…

Кипит наш разум

В связи с этим в Воронежской области за последние месяцы прошла серия протестных акций - весьма масштабных даже для региона в целом, не говоря о малонаселенной сельской территории. В Новохоперске на митинги выходило полгорода, кипел соседний Борисоглебск и стоящий ниже по течению Хопра Урюпинск (Волгоградская область).

Образовалось несколько движений - например, "В защиту Хопра" и "Зеленая лента" - и безымянных инициативных групп. Волна недовольства докатилась через 300 километров и до Воронежа, где регулярно собираются пикеты, а народ собирает подписи против "никелевого" проекта через интернет.

Но в областном центре волнуются не столько за личное здоровье и рекреационные ресурсы территории - иначе рядовые воронежцы не уродовали бы с таким напором леса и реки у себя под боком - сколько за нетронутый уголок природы как всеобщее достояние. А вот в Новохоперске - одном из исторических центров народной вольницы - многие воспринимают борьбу с горнодобытчиками буквально как священную войну.

Большим просчетом было, конечно, оттягивать информирование населения о деталях конкурса на разработку недр, о возможных плюсах и минусах добычи никеля. Пока Роснедра не спеша обновляли данные на сайте, а воронежские чиновники делали рамочные заявления о том, что ситуация будет находиться под жестким контролем, обстановка в регионе накалилась.

Воззвать к разуму граждан теперь трудно (а в некоторых случаях - невозможно). Наблюдатели полагают, что страсти подогреваются искусственно. Однако общение с новохоперцами показывает, что влияние "внешних сил" не стоит переоценивать.

Общественный совет разработал для инвестора научно обоснованные рекомендации, но компания не спешит проявлять к ним интерес. Как заявил директор по горному производству ООО "УГМК-Холдинг" Григорий Рудой обсуждать что-либо можно будет не ранее 2017 года - когда, по расчетам компании, будут утверждены (либо не утверждены) прогнозные запасы месторождения.

Тем не менее, Рудой все же провел в Новохоперске "разъяснительную беседу", а затем районная общественная палата пригласила на рабочую встречу коллег и экспертов из Воронежа. Представителей УГМК вроде бы тоже звали, но они не появились. Новохоперцы же пришли в таком количестве, что зал заседаний их всех просто не вместил.

Мифы в сторону

Для начала председатель общественного совета по контролю над освоением месторождений, член-корр. РАН и профессор-геолог ВГУ Николай Чернышов постарался дать общее представление об актуальности самой разработки медно-никелевых руд.

Как известно, регион был для советской промышленности третьей резервной базой стратегически важных металлов. Сейчас, когда на севере России возможности рентабельной добычи никеля почти исчерпаны, воронежские запасы стали фактически крупнейшими в Европе. Разрабатывать их, по мнению ученого, все равно придется:

- В Норильске добычу свернут в 2015-2017 году, потому что богатые руды окажутся "выбраны", а работать с породой, где содержание никеля низкое, при нашем уровне технологий слишком дорого. Обойтись же без этого металла в современном мире нельзя. Никель используется в трех тысячах сплавов, от него зависит развитие практически любой отрасли - ни мобильник не соберете, ни посуду или сантехнику из нержавейки не сделаете. Другое дело - как добывать. И здесь мы во многих аспектах солидарны с протестующими. У нас до сих пор нет документов, на основании которых разыгрывалось на конкурсе наше месторождение. Не исключено, что инвестор, чтобы сэкономить, преуменьшил запасы ценных металлов. Есть к нему и принципиальные технологические вопросы. УГМК намерена разрабатывать пласт сверху вниз, я категорически против! Тогда это действительно угрожает целостности водоносных горизонтов. Без тех экологических ограничений, которые мы предлагаем, обеспечить безопасность рудника и первичной обработки породы будет невозможно.

В то же время, подчеркнул Николай Чернышов, недопустимо рассматривать перспективы добычи никеля сквозь призму слухов, которые муссируются обывателем и СМИ, особенно сетевыми. К примеру, о том, что данный металл вреден сам по себе - будь это правдой, мы не использовали бы никелированные монеты (достоинством один, два и пять рублей) и другие блестящие изделия из металла. Или о том, что попавшие в отвалы сульфиды при контакте с дождевой водой образуют серную кислоту, та испаряется и выпадает вместе с осадками.

- Ну посмотрите вы учебник - не растворяются сульфиды в воде! - возмутился профессор.

- Но мы не хотим, чтобы у нас шли кислотные дожди! - парировала координатор инициативной группы новохоперцев Нелля Рудченко.

- Откуда они возьмутся-то? - развел руками Чернышов.

- Как откуда? Там же сульфиды…

Пока ученый повторял свои аргументы, активисты разыскали копию его апрельского интервью, где сказано, что в России "чистых" приемов отработки месторождений нет. Это, пожалуй, единственное, во что обыватель охотно верит. Что он ставит во главу угла.

- Пишут, что никель вызывает рак, - продолжал между тем Чернышов. - Чушь! Посмотрите на таблицу Менделеева: элементы, чьи соединения провоцируют онкозаболевания, находятся в первой колонке. А никель - в восьмой. Пишут, что в породе вместе с никелем содержатся ртуть и уран - тоже вопиющая неграмотность. Опровергнуть это может любой семиклассник, если у него не "двойка" по химии. В медно-никелевой руде есть мышьяк. Но угрожать природе он мог бы, если бы предполагались гигантские отвалы и хвостохранилища. А такой проект экологическая экспертиза никогда не пропустит.

Подробнее об этом рассказал член Академии горных наук РФ, крупный специалист по гидрогеологии Григорий Гензель (сотрудник белгородской научно-технической организации, которая занимается проектированием рудников). Те решения, которые ему видятся правильными, в целом совпадают с обещаниями УГМК.

Пустоты в пласте, образующиеся при изъятии горной массы, заполняются смесью из дробленого камня (98 процентов породы не содержит ценных металлов), бетона и большей части "хвостов" от первичного обогащения руды. А на поверхности остается сравнительно малый объем отходов. Их укладывают в котлован, защищенный от контакта с почвой. Словом, в идеале все почти безопасно.

"Не надо нас уламывать"

Но в том-то и дело, что новохоперцы достаточно информированы, чтобы на воплощение идеала не надеяться. Они почитали в интернете про другие предприятия УГМК. И не только УГМК. Да и в округе полно примеров тому, как ни природоохранные ведомства, ни местные власти не могут найти управу на коммерческие структуры.

Проблема отходов не решена толком даже в животноводстве - хотя построить нормальный скотомогильник куда проще, чем хвостохранилище. В реку Хопер, по свидетельству специалистов заповедника, много лет периодически попадают вредные стоки сахзавода из Тамбовской области. В соседнем Бутурлиновском районе крупное захоронение ядохимикатов отравило окрестности села Кучеряевка.

- Да даже наш Краснянский спиртзавод как экологию портит - ночью в Новохоперске форточку не откроешь, глаза выедает от выбросов! - воскликнула одна из активисток Нина Мартьянова. - И где тут контролеры, где наука?..

В ответ на доводы специалистов - к чьим выступлениям новохоперцы отнеслись скорее как к попытке отвлечь их внимание от проблемы - местная общественность представила фотографии из окрестностей Норильска и других мест, где добывали никель. Кровавые реки, мертвые деревья, зловещая пустыня.

- Не забывайте, что это - результат советских подходов к открытой отработке месторождений, - отметил Григорий Гензель. - А у вас может быть только закрытая, шахтная! На Севере карьеры начали рыть в 1950-1960-х годов, когда считалось нормальным сбрасывать жидкие отходы в реки, когда из-за этого были выведены из строя целые районы. Так уже не делают. Если исходить из страха перед повторением этих безобразий, нельзя ни шага делать в сторону добычи полезных ископаемых. Но разве это реально?

Конечно, нереально. Но местные жители преисполнены решимости "постоять за свою землю" и инвестора прогнать. Верить в его добрые намерения люди отказываются наотрез.

- Из открытых источников мы знаем, что глава УГМК Искандер Махмудов проходил по уголовным делам о незаконной торговле драгметаллами и хищениях на металлургическом комбинате. Что он владеет оффшорными фирмами на Кипре, с помощью которых можно уходить от налоговых обязательств перед российским бюджетом. Станет ли такой человек делиться с нами доходами от нашего никеля? Вы ждете, что в регион придут гигантские деньги и мы будем процветать? Да нам ни на лечение в онкоцентре, ни на погребение не "отстегнут", - сделала вывод Нелля Рудченко. - Цифры в обещаниях инвестора постоянно "плавают". То 2,5 миллиарда вложений фигурирует, то 1,2. То 2,5 тысячи рабочих мест, то полторы - причем понятно, что местных ждут разве что в качестве чернорабочих на низкую зарплату. Разработки еще не начались, но негативное мнение о будущей экологии нашего аграрного района уже складывается. Через три года нашу сельхозпродукцию никто не будет покупать!

Эксперты настаивали на том, что не следует делать скоропалительных выводов.

- Техническое задание на проект УГМК должно быть обязательно представлено на экспертизу общественного совета в Воронеже. Вот этого надо требовать однозначно. И если там будут какие-то отклонения, то мы не будем рекомендовать его к согласованию, - обяснял Григорий Гензель. - Да и главгосэкспертиза тоже очень строгая. Говорю со всей ответственностью, поскольку фирме, где я тружусь, не раз возвращали проекты на доработку в связи с малейшими неточностями. Однажды не учли количество бабочек как индикатор состояния окружающей среды…

Но аудитория была непреклонна: о каком, мол, доверии к инвестору и госэкспертизе можно говорить, если топ-менеджер УГМК Григорий Рудой недавно попался на даче взятки высокопоставленной чиновнице Росприроднадзора?

Нищие, но гордые

Тогда председатель комиссии по общественному развитию и экономической политике ОП области Владимир Эйтингон сделал ход конем:

- Новохоперский район, уж извините за прямоту, бедняцкий. За последние пять лет у вас вымерло три тысячи человек, люди массово уезжают в поисках работы. За счет чего вы собираетесь развиваться? В районном бюджете 70 процентов доходов - из чужого кармана. Вы должны зарабатывать. А рудник - не только новое предприятие, но и развитие социальной сферы.

Эта реплика вызвала бурю возмущения. От: "Нет, мы богаты: у нас реки и леса чистые!" - до "Куском хлеба попрекаете!". Нелля Рудченко перечислила вехи развала местной экономики. Примерно то же могли бы поведать сельские жители любой точки страны.

Люди не забыли, как шла приватизация колхозных земель, когда непомерные расценки на межевание и регистрацию прав вынуждали крестьян продавать паи за гроши. Не забыли, как банкротились промпредприятия в райцентрах.

Предметом гордости в глубинке осталась лишь природа - Хоперский заповедник, уникальный Теллермановский лес, сотни озер. Ну и, по всей видимости, славная история - здесь Петр I брал древесину для строительства флота, здесь селились казаки, наделавшие шуму в стране поддержкой Степана Разина и Кондратия Булавина.

Времена теперь другие, на казачьем круге звучат цитаты из Конституции - о том, что народ является единственным источником власти в РФ. В вопросе освоения месторождения народ, по его мнению, оставлен не у дел. По ФЗ "О недрах" общественность привлекают к обсуждению проекта освоения месторождения. А о том, надо ли их вообще осваивать, судят лишь федеральные чиновники.

- 27 июня в Госдуме рассматривали проект поправок к ФЗ "О недрах". Предлагается сделать общественные слушания обязательными до разработки проекта, а не постфактум, - сообщил координатор движения "В защиту Хопра" Константин Рубахин. - Госдума также направила в Роснедра обращение с просьбой пересмотреть целесообразность разработки Елань-Елкинского месторождения. А наше движение инициировало общественную экспертизу - ведущие ученые дадут независимую оценку экологии Новохоперского района, определят, рентабельно ли там добывать никель при жестких ограничениях. Планируем просчитать и социальные последствия строительства рудника - в денежном эквиваленте. На наш взгляд, овчинка не стоит выделки.

Определенную надежду людям внушило официальное высказывание воронежского губернатора - мол, без согласия народа проект не состоится. Как определить, какая часть воронежцев согласна, а какая - нет? Некоторые выступали за региональный референдум. Облдума этот вариант отклонила.

Алексей Гордеев заявил, что власти будут искать иные формы учета общественных настроений. На встрече в Новохоперске руководитель управления региональной политики области Андрей Марков героически пытался обратить внимание разгневанных жителей на то, что общение с их делегацией - тоже форма диалога с "единственным источником власти".

Ему возражали: "кабинетное" выступление горстки активистов - не всеобщее выражение мнения. Не социологический опрос, не сельский сход и даже не общедомовое собрание. Впрочем, на подобных собраниях конструктивного обсуждения, как правило, и не получается. Но в казачьем Новохоперске стоят на своем.

Кстати, о казаках. В новейшее время они исповедуют государственничество. А посему часть из них поспешила через СМИ заявить, что к протестам против федерального решения отдать федеральные недра инвестору - отношения не имеет. Но многие участвуют в митингах и пикетах.

Недавно новохоперские казаки пытались установить поклонные кресты на местах предполагаемого строительства шахт. В Елке все прошло без сбоев. В Елань-Колене же подготовленный цоколь оказался демонтирован по распоряжению местных властей. Священник отказался освящать крест, народ разобиделся - мол, и вы туда же, предали идею.

- Мы не вправе благословлять крестные ходы без разрешения епископа, а он, в свою очередь, не одобряет такие акции, если они не санкционированы гражданскими властями. В данном случае было именно так. Не имелось разрешения и на установку креста, - пояснил настоятель Успенского храма в селе Русаново отец Димитрий. - К тому же человек, который возглавлял группу казаков, не является членом православной Церкви. Как я ему мог дать благословение на что бы то ни было? Это по меньшей мере нелогично. Вдобавок он выкрикивал лозунги типа: "Пора преодолеть рабскую зависимость от православной Церкви" и "вбить осиновый кол в грудь вурдалака" - подтверждение можно увидеть на Youtube. На вопрос, ходит ли этот казак в храм, он ответил, что молится дома. Тогда дома и крестные ходы надо устраивать! Впрочем, если вопрос только в освящении креста, то вопрос решается. Но, насколько я могу судить, принимая исповеди и наблюдая за происходящим, главное в другом. Происходит дестабилизация. Люди из-за этого никеля начали ненавидеть друг друга. Но мы не добьемся ничего дельного, если будем кричать на собеседников, строить баррикады, транжирить энергию на сплошной деструктив. Не нужно, как в 1917 году, вбивать клин между обществом, казачеством, государством и Церковью.

Прямая речь

Дмитрий Щеглов, завкафедрой почвоведения и управления земельными ресурсами ВГУ:

- На данный момент важнее всего, на мой взгляд, "снять фон" - обстоятельно зафиксировать текущее состояние почвы, флоры и фауны в районе предполагаемой разработки месторождения. Если обнаружатся, например, редкие виды растений, которые встречаются только на конкретном участке, - может быть, есть смысл сделать там новые заказники, предусмотреть в проекте УГМК, чтобы хозяйственная деятельность там не велась. Нынешнее состояние природы надо взять за образец, а по мере реализации проекта смотреть, не происходит ли ухудшение показателей. Если идет регресс - значит, технология не верна, надо приостановить работы и изменить ее. Такое исследование должен заказать инвестор. Мы со своей стороны уже подготовили рабочую группу из ученых воронежских вузов - ВГУ, ВГАУ и ВГЛТА.

Владимир Эйтингон, завкафедрой экономики труда и основ управления ВГУ:

- В связи с проблемой никеля я бы хотел вспомнить вот что. 55 лет назад появился город Нововоронеж - созданный для обслуживания АЭС. Тогда тоже велись ожесточенные споры: еще свежи были воспоминания о Хиросиме и Нагасаки. Решиться на освоение "мирного атома" можно было только при наличии серьезных экологических гарантий. Мы решились. И получили стабильное электроснабжение региона. Все вы знаете, какой тщательный экологический мониторинг там ведется. Все чисто! Сам город подзахирел, но по крайней мере есть с кого требовать денег - после встреч руководства области и "Росатома" там вновь строится жилье, детсады и дороги.

Два года назад губернатор Алексей Гордеев выступил с "Манифестом воронежского лидерства". Значительная часть общества не поняла, к чему было ставить столь высокую цель. А цель эта высока потому лишь, что мы с вами очень низко пали. Об этом говорят экономические показатели. В 2010 году каждый пятый житель области имел доходы ниже прожиточного минимума. Поставлена задача - к 2020-му снизить уровень бедности до пяти процентов, увеличить производительность труда в промышленности вчетверо, а в сельском хозяйстве - впятеро.

Чтобы этого достичь, нужны финансовые вложения. Сегодня они такого темпа развития не обеспечивают. В прошлом году 65 процентов всех инвестиций в экономику региона дало строительство Нововоронежской АЭС-2 и реконструкция трассы М-4 "Дон". В следующем году оба проекта завершатся. За счет чего мы будем выводить область на человеческий образ жизни, если не за счет отчислений с доходов от добычи никеля?..

Нина Мартьянова, координатор инициативной группы жителей Новохоперска:

- Если из всего добываемого в России никеля нам остается только четыре процента, а остальное уходит за рубеж, то зачем мы будем работать на рудниках ради благополучия западных стран, не имеющих своих запасов? Если никель на мировом рынке дешевеет - зачем ли нам форсировать разработку еще одного месторождения?.. Если это последние в Европе крупные залежи никеля- заначьте их для будущих времен! Я - как женщина, как мать - просто не могу понять, зачем так спешно продавать последнее.