Новости

10.07.2012 00:54
Рубрика: В мире

Пиар-сиделец

Джулиан Ассандж, скорее всего, не доедет до Эквадора
На днях "Викиликс" "выбросил" новую порцию компромата, на этот раз посвященную околосирийским событиям. Это событие, естественно, не могло не привлечь внимания к персоне создателя сайта Джулиана Ассанджа, который вот уже третью неделю находится в помещении эквадорского посольства в Лондоне.

"РГ" попыталась выяснить, насколько высоки шансы Ассанджа "ступить на землю Эквадора" - государства, которое, в принципе, является одним из самых желанных для эмигрантов. Достаточно сказать, что иностранец может получить вид на жительство в Эквадоре уже через несколько месяцев после того, как въедет в эту страну.

Итак, в настоящее время папка с прошением о статусе политэмигранта Ассанджа по-прежнему находится на столе у президента Эквадора. Именно Рафаэль Корреа единолично должен принять судьбоносное решение. Корреа должен принять непростое решение - ведь дело Ассанджа может испортить отношения маленькой и бедной страны с всемогущими центрами силы. Эквадор на словах поддерживает "сидельца" - на днях глава МИД этой страны Рикардо Патино заявил, что обвинения, выдвинутые против Ассанджа в Швеции, "просто смехотворны". Интрига состоит столько не в том, получит ли Ассандж статус политэмигранта, а в том, как он собирается доехать до Кито. При этом остается загадкой - на что рассчитывал Ассандж, втравливая Лондон, Кито и другие столицы в большую дипломатическую игру.

Анализ событий показывает, что пока неплохие дивиденды пожинает лишь он сам - поднята очередная волна медийного интереса к его персоне и сайту, Ассандж успешно "обыгрывает" образ униженного и оскорбленного, выступая в ипостаси "сидельца за забором".   

В этой истории логично задаться вопросом - неужели Джулиан Ассандж не понимал, что его реальные шансы покинуть Великобританию "на коне" равны нулю? Во-первых, даже если он получит статус политэмигранта, статусом дипломатическим, позволяющим ему избежать ареста, эквадорцы удостоить его не смогут. Просто потому, что он не является гражданином этой страны. Хотя такой вариант в перспективе не исключен. Во-вторых, доехать из Лондона до Кито - не поле перейти. Для начала нужно покинуть территорию посольства. Маловероятен вариант, что эквадорцы вывезут Ассанджа в багажнике, как британцы в свое время предателя Гордиевского. Или, может быть, Ассандж думал, что его доставят в аэропорт Хитроу прямо в машине посла, авто заедет прямо на борт беспосадочного лайнера, (которого, к слову, у Эквадора нет) и самолет полетит в Кито, минуя всяческие досмотры? Согласитесь, все это сценарии из области ненаучной фантастики.

Ассандж, безусловно, разозлил и английскую Фемиду своим уходом за ворота посольства, по сути, "сжигая за собой все мосты". Ведь он нарушил сокровенное - правила выхода под залог. Теперь арестовать его для англичан - дело принципа. Но Скотленд-Ярд, как мудрый кот, хранит даже не стоическое терпение, а просто ждет, зная, что мышка - а Ассандж, признаем честно, загнан в угол - рано или поздно вылезет из замкнутой норы. В Скотленд-Ярде не напрягаются, понимая, что выход Ассанджа из ворот посольства - это вопрос времени.

Похоже, пока в этой истории рискует "подставиться" лишь Кито, который дав опальному бизнесмену шанс, действительно рискует поссориться с ведущими западными странами.  

Но, может быть, у Ассанджа есть шанс воззвать к нормам международного права, памятуя об исторических прецедентах?

Предоставление укрытия в зданиях иностранных дипломатических миссий и консульств получило в юриспруденции название "дипломатического убежища" (ДУ). Свод правил и договоров в этой части права разрабатывался несколько столетий. Еще в середине 16-го века в Венеции был принят закон, согласно которому "убежище могло быть предоставлено любым лицам, кроме политических преступников". В 1747 году случился "казус Спрингера". Швед Кристов Спрингер, обвиненный местным судом в шпионаже, нашел убежище в здании английской миссии в Стокгольме. Переговоры о его выдаче зашли в тупик. Но после того как дипломатический квартал был оцеплен шведской полицией, англичане выдали Спрингера. В сентябре 1815 года папа римский издал постановление, которое ограничивало право убежища в дипмиссиях в Ватикане: в них разрешалось укрывать только мелких преступников, но никак не религиозных и политических деятелей. Достаточно сказать, что в Европе право на предоставление убежища политическим узникам было закреплено лишь после Великой Французской революции.

История показывает, что львиная доля таких случаев - даже с участием известных персонажей - заканчивалась не в пользу сидельцев. Конечно, были и более счастливые исходы. В 1917 году сразу в двух иностранных миссиях в Пекине - нидерландской и французской, получили приют два генерала из китайской верхушки. В результате многомесячных переговоров "отступникам" разрешили покинуть Пекин. Больше везло многочисленным латиноамериканским деятелям, свергнутым в XIX-XX веках в результате десятков переворотов на континенте. Они, как правило, успешно укрывались на территории "кураторов" - посольств США, а затем, после получения гарантий от местных властей, с помощью американцев покидали свои страны. Еще в 1891 году, во время революции в Чили, на территории посольства США нашли приют многочисленные члены семьи и окружение свергнутого главы государства Бальцеды. Несмотря на давление новых властей, посол США сказал, что "своих гостей не выдает".

Лишь в 1967 году Генассамблея ООН приняла декларацию, один из пунктов которой сводится к тому, что "государства не должны отказывать (просящим ДУ) лицам в возможности переходить границы, высылать их или принудительно возвращать в страну, где они будут подвергаться преследованиям". Однако в реальности этот постулат используется не так часто. Ассанджу следовало бы заранее знать то, что аксиомой в мировой практике является отрицание ДУ, которое не признает большинство стран мира. Та же Великобритания не допускает дипломатического убежища на своей территории, хотя сама его предоставляет. Правда, позиция стран Латинской Америки, включая Эквадор, более либеральная - и разрешать, и предоставлять дипломатическое убежище.

Если в случае с "посольским поворотом" в судьбе Ассанджа дело перерастет в длительную тяжбу, англичане могут сделать упор на международные правовые нормы, согласно которым убежищем не могут пользоваться "лица, обвиняемые в совершении международных преступлений, уголовные преступники, подпадающие под перечень двусторонних договоров о выдаче". По мнению экспертов, этот момент в деле Ассанджа может стать едва ли не самым важным. Как и тот, дадут ли ему вслед за статусом политэмигранта гражданство Эквадора, чтобы он, наконец-то, ухватился за свою "соломинку" - дипломатическую неприкосновенность.

Справка "РГ"

В древние времена в виде убежища выступали не посольства, а храмы. Еще в Палестине до X века до нашей эры убежище предоставлялось в иерусалимском храме. При этом человека, попросившего убежище в храме и пожелавшего уехать из своей страны, нельзя было подвергать преследованию. Храмы считались неприкосновенными и в годы войн. У мусульман считался неприкосновенным местом Кааба-храм в Мекке.

В мире Европа Великобритания В мире Южная Америка Эквадор Джулиан Ассанж: история борьбы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники