16.07.2012 23:31
    Поделиться

    Екатерина Ковалевская: Крымску помогает вся Россия

    Корреспондент "РГ" вместе с волонтерами работала в Крымске на ликвидации катастрофы
    В 6.45 утра на ступеньках у городской администрации Краснодара собрались около 25 волонтеров, почти все молодые - не старше 30 лет, около трети из них были девушки. Некоторые едут уже не первый раз.

    Сейчас Крымск поделен на сектора, за каждый из которых отвечает определенный муниципалитет края. Мы приехали в штаб Краснодара, которому досталась одна из наиболее разрушенных зон. И уже через несколько минут нас отправляют по первому адресу: Песчаная, 18. С десяток человек выдвигается к дому, но по пути "теряем" нескольких парней. На улице нам встретился немолодой мужчина: "Вы волонтеры? Человек пять может со мной пойти? У меня подвал залит полностью. Ребята, помогите".

    В итоге до Песчаной, 18, добрались пятеро: Коля (работает в газовой компании), Наташа (логопед из детского сада), Родион, Дима (студенты сельхозуниверситета) и я. Фамилии друг друга мы не спрашивали, судьба свела нас вместе на один день, и это было ни к чему.

    Песчаная - коротенькая улочка, которая спускается прямо к злополучной Адагумке. В ту страшную ночь 7 июля вода здесь поднялась на три метра. Хозяйка Людмила Васильевна Сергиенко живет вместе с мужем, но помощи от него никакой. Он запил, впрочем, как мы узнали позже, таковых в Крымске немало. Спаслись они благодаря дочери Наташе, которая сейчас занимается восстановлением и сбором документов, бегает по присутственным местам. Она позвонила родителям ночью и прокричала в трубку, что Нижнебаканскую уже затопило. Выскочили во двор в ночных рубашках, вода прибывала со страшной скоростью. Вернулись в дом.

    - Бросилась спасать документы и... цветы, - вспоминает Людмила Васильевна. - Залезли на подоконник и три с половиной часа простояли там по пояс в воде.

    Сначала выносим из ее дома остатки мебели. Теперь здесь перед каждым домом свалка, куда люди сбрасывают все нажитое, превратившееся в хлам. В огороде на персике висит большая тумбочка, глядя на нее, начинаешь понимать силу бушевавшей здесь воды. Десять лет назад наши хозяева уже пережили наводнение, тогда вода поднялась на метр, но часть имущества спасти удалось. Теперь от всего этого не осталось и следа. Голые мокрые стены, и ничего больше. Чтобы понять трагедию выживших в ту ночь людей, даже тех, кто физически не пострадал, просто представьте себе на одну минутку, что у вас в одну ночь не осталось ничего. Ни дома, ни техники, ни мебели, ни одежды.

    Вода из дома N 18 уже ушла, осталась только в подвале. Но двор по щиколотку утопает в иле. Несколько часов мы сгребали этот ил в ведра и тачку и выносили наружу. Жутко вязкий, он прилипает к лопатам и как будто не хочет уходить, и поначалу наша работа кажется сизифовым трудом. Сколько наш богатырь Коля перетаскал через вздыбившийся развороченный двор этих тачек и ведер, не сосчитать. Мы с Наташей, как можем, помогаем Родиону с Димой убирать ил, правда, они все время отодвигают нас в сторонку. Все же это мужская работа. Поэтому отправляемся в дом. Я вычерпываю грязь из ванной, Наташа отскребает в кухне полы.

    Садимся на перекур.

    - Какие, однако, здесь все собрались положительные, никто не курит, - смеется Коля.

    Почему каждый приехал сюда? Говорят скупо.

    - Меня Димон позвал. Сейчас предлагает остаться еще на несколько дней, - отвечает Родион.

    - Хотели поехать с волонтерами от нашего вуза, но нас не взяли, поэтому решили так приехать, - это уже Дима.

    - Сейчас этим бедным людям надо документами заниматься, когда им все это убирать, - переживает Наташа.

    Коля сам в 2002-м пережил страшное наводнение в Новокубанске, в котором очень сильно пострадали его друзья. Сейчас живет в Краснодаре. В середине дня ему позвонила жена и сказала, что у них будет ребенок...

    После обеда хозяйка попросила убрать нас практически завалившийся сарай и вещи в нем, превратившиеся в грязное месиво. На помощь нам приходят трое мужиков из Динского района, у которых есть бензопилы. Как рассказали грязные по уши парни, они здесь уже пятый день, все - сотрудники коммунальных служб. Ночью позвонило руководство и сообщило, что они едут в Крымск. Все эти дни на улице маршала Гречко рубят мебель в многоэтажках, в квартирах на первом этаже, чтобы ее можно было вынести. Живут в палатках, купаться ходят в бассейн. Очень хотят домой, но Крымск не отпускает.

    Сейчас в доме Людмилы Васильевны частые гости всякие оценщики да комиссии. Она уже и сбилась, кто когда и зачем приходил.

    - Приходили те, кто оценивает ущерб, сказали дом кирпичный, жить можно. А он саманный, просто обложен кирпичом, стены уже пошли трещинами. Я здесь не останусь, до Москвы дойду, пускай другое жилье дают, - возмущается хозяйка.

    Кроме оценщиков, по дворам ходят следователи Следственного комитета России. Один из них - следователь из Калмыкии Альсан Ханинов, зашел и к нам. Хозяйка просит меня написать вместо нее заявление (руки не слушаются), дающее разрешение на осмотр ее дома. По словам Ханинова, если власти откажутся платить женщине компенсацию за ущерб, она может обратиться в следственное управление. Снимки и составленное им описание помогут ей отстоять права.

    Вечером, когда мы уходили, хозяйка дала нам на прощание арбуз.

    После ужина решила прогуляться в практически не пострадавший центр города - к парку и кинотеатру "Русь", где находятся основные штабы по ликвидации ЧС. Поразилась концентрации здесь полицейских и сотрудников МЧС. В той части города, где работаем мы, их наблюдалось гораздо меньше. В основном здесь работают волонтеры и специалисты предприятий со всего края, отправленные в зону ЧС своим начальством.

    "Собиралась и задавала себе вопрос: "Господи, ну зачем тебе это?". Когда утром мы въехали в разрушенную часть Крымска, этот вопрос испарился сам собой. Надо"

    Ночевать устроилась в общежитии индустриального колледжа, за что спасибо огромное сотруднику счетной палаты Тимашевского района Роману Ропаеву, который помог мне здесь приткнуться, принес чистое постельное белье и сторожил у душа, чтобы никто из мужчин не зашел, пока я бодро купалась под холодной водой.

    Перед тем, как улечься спать, решила посмотреть новости на планшетнике. Кстати, мобильная связь в городе есть и довольно неплохая. Узнала, что краевые власти заявили: Крымск в течение недели должен быть приведен в порядок. Как-то слабо в это верится, если мы впятером целый день только один дом разгребали, а к восстановительным работам здесь даже не приступали. А таких домов тут тысячи, волонтеров не хватает, и помощь добралась еще не ко всем домам.

    На следующий день меня ждало еще два адреса.

    Адагумская, 122. 82-летний хозяин развороченного саманного дома представился просто: "дядя Миша". Пока помогала выносить ему грязные заиленные тряпки, которые когда-то были одеждой и бельем, он рассказал свою страшную историю той ночи, когда погибла его жена, с которой они прожили вместе 55 лет:

    - Она разбудила меня в три ночи, выскочили на веранду - вода уже по колено, стали собирать документы, вода прибывала с неимоверной силой, волной дверь заблокировало, и мы не смогли выбраться. Ухватились за трубу на веранде, вода подошла к горлу. Я поплыл в зал, там диван перевернутый, икона в углу. Она меня и спасла. Я ухватился за диван, еще сантиметров 30 до потолка оставалось, стал звать жену: "Гавриловна". Она не откликается... Нашел ее утром - в муляке. Из МЧС приехали, вытащили тело, забрали. Я ее потом два дня искал по рефрижераторам и моргам, в Абинск ездил, нашел в Славянске под другой фамилией, по имени-отчеству только определили, потом гроб вскрыли и опознали ее внуки. Как я теперь буду жить без своей бабушки?..

    Дядя Миша уже не плачет, но ему очень надо выговориться, и мы больше часа беседуем с ним обо всем: о семейной жизни, погибших курах, смерти, всемирном потопе, работе власти...

    В его дом сейчас не рискуют заходить даже спасатели, стены практически выломаны, и он в любой момент может рухнуть. Поэтому завалы внутри никто не разбирает. Хотя в первое время дедушка даже ночевал на чердаке на старых матрацах, потом его поселили в многоэтажку, недалеко от его дома.

    Его дочери и зятю обещают дать квартиру в городке военных. Ему тоже предоставят отдельное жилье, куда он возьмет ту самую уцелевшую икону Иверской Божьей Матери, которая спасла его во время наводнения. Больше брать ему нечего.

    На обеде в нашем лагере встретила старых знакомых: Диму, Родиона (они остались и тоже ночевали в общежитии) и Колю (он снова приехал утром).

    На Фурманова, 27, я пошла уже с другими парнями, выпускниками радиотехнического колледжа, Андреем и Виталиком. Они здесь уже несколько дней и уезжать не собираются:

    - Останемся, пока будет для нас работа.

    На Фурманова нас встретила Ирина. Оказалась, она приехала на лето из Москвы к матери. Ее дом находится на этой же улице чуть дальше, он саманный и практически развалился. Но старенькая женщина уходить в эвакопункт не хочет, ночуют на чердаке у соседей. Сейчас Ирина разрывается между двумя адресами. На Фурманова, 27, живет сестра ее мужа Любовь, женщина одинокая, без мужа и детей.

    - Она сейчас в больнице, разбила себе ногу, когда во время потопа бросилась нас спасать, я же плавать не умею. Мы с мамой на старой русской печке просидели всю ночь. В первые два дня было особенно тяжело: ни воды, ни еды. Это сейчас нам очень хорошо помогают, - говорит Ирина.

    Кажется, что Крымску действительно помогает вся Россия. По улицам непрерывно возят гуманитарку. Обычные люди из самых различных регионов на своих легковушках развозят по домам еду, чистящие средства, предметы гигиены. Например, на Песчаную за день как минимум пять раз привозили гуманитарную помощь.

    Пока Андрей и Виталик разбирают мебель на кухне, помогаю отмыть уцелевшую посуду.

    ..Когда вечером возвращалась в Краснодар, в автобусе моим соседом оказался бывший футболист, а теперь верующий бизнесмен Геннадий Замрий:

    - Был в церкви, но чувствовал себя как-то не так, позвонил другу Алексею, сказал: "Не хочешь поехать в Крымск?", а он мне в ответ "Я как раз хотел звонить тебе с этим предложением". Мы втроем с его женой сегодня на Фурманова из подвала ил вытягивали. И вроде бы отдал силы, а такое чувство, что, наоборот, все получил.

    Зачем я поехала туда? Вечером перед отъездом, собирая вещи и сухпаек в рюкзак, непрерывно задавала себе вопрос: "Господи, ну зачем тебе это?". Когда утром мы въехали в разрушенную часть Крымска, этот вопрос испарился сам собой. Надо.

    ...Вчера звонили из департамента молодежной политики, спросили, не смогу ли я сегодня поехать в Крымск. Рабочих рук очень не хватает.

    Поделиться