Новости

Публикуем подписанный президентом закон, который ратифицирует протокол о присоединении России к Всемирной торговой организации
Наша страна сделала последний шаг на пути к Всемирной торговой организации. Президент Владимир Путин подписал закон, который ратифицирует протокол о присоединении России к этой организации.

Сегодня "РГ" публикует этот документ. И он вступает в силу. Это означает, что все внутренние процедуры, необходимые для присоединения, выполнены.

"Сегодня мы должны передать в ВТО соответствующий документ, и через 30 дней Россия станет членом организации, - рассказал в интервью "РГ" директор департамента торговых переговоров минэкономразвития Максим Медведков.

А что-то еще в оставшееся время может произойти? Почему мы не становимся членами организации немедленно?

Максим Медведков: Исторически 30-дневный переходный период был нужен для того, чтобы опубликовать условия присоединения. Например, новый таможенный тариф. Это делалось, чтобы трейдеры могли учесть изменения торгового режима в своей работе. Сейчас информация об условиях присоединения публикуется сразу после завершения переговоров - мы это сделали в декабре прошлого года. Но традиционный переходный период в 30 дней так и остался.

Какие дискуссии теперь надо полностью свернуть, и решением каких проблем, наоборот, заняться?

Максим Медведков: Нужно бы свернуть дискуссии о том, что из-за ВТО мы должны повысить цены на газ до мирового уровня или есть исключительно ГМО-колбасу. Тема ВТО обросла нелепыми слухами. Появилось множество "детей лейтенанта Шмидта", которые самым странным, необъяснимым и пристрастным образом интерпретируют наши обязательства. А работать надо над решением проблем, независимо от того, в ВТО мы или еще нет. Бизнес представил свои предложения по таким проблемам, они учтены в соответствующих планах, их надо выполнять. В основном они касаются мер, необходимых для выравнивания конкурентоспособности российских предприятий. Такая работа должна идти постоянно. Нужно готовить бюрократию к быстрым действиям. Например, сократить сроки принятия решений по защитным мерам от импорта. Сейчас над этим разрешается думать год. Это слишком долго. Надо планировать действия внутри ВТО, получать все возможные преимущества от членства.

До сих пор звучат опасения: вступление в ВТО приведет к закрытию предприятий, в стране вырастет безработица. Что вы на это ответите?

Максим Медведков: Практически во всех присоединившихся странах на ВТО списывали разные проблемы, часто не имеющие никакого отношения к условиям членства в организации. Так происходит и у нас.

Посмотрим на опасения трезво. Единственно важное для предприятий условие, которое может измениться после присоединения к ВТО, это уровень импортного тарифа. Играет ли импортный тариф определяющее значение для конкурентоспособности? Да, но в достаточно редких случаях. Есть ли у государства возможность вернуть прежний импортный тариф в случае, если импорт наносит ущерб? Да, есть на основе мотивированных обращений предприятий. В чем тогда проблема? В том, что либо предприятие не знает, что такие возможности существуют, либо ему лень тратить время и деньги на подготовку аргументов. Но тогда это проблема предприятия.

Мы с 2002 года внедряли систему защиты рынка, подготовили десятки специалистов, многие из них перешли сейчас в Евразийскую экономическую комиссию, которая занимается теперь данной темой. Что касается массовой безработицы: Россия не берет на себя обязательств в отношении доступа иностранной рабочей силы на свой рынок труда. Поэтому, как и сейчас, мы сможем регулировать число иностранных рабочих. Это сотни тысяч рабочих мест. Но это на крайний случай.

Какие позиции мы будем отстаивать, находясь в рамках ВТО? Есть ли стратегия нашего участия в организации?

Максим Медведков: Стратегия нами разработана, обсуждена с бизнесом, Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП). Она определяет ключевые элементы нашего позиционирования в ВТО, принципы выработки конкретных позиций. После ее одобрения в правительстве сможем говорить о деталях. Скорее всего это будет осенью.

Для защиты наших интересов в ВТО должна появиться специальная структура?

Максим Медведков: Сейчас функция координации работы по ВТО в Минэкономразвития России. Время покажет, нужно ли сложившуюся структуру изменять, или отделять, или что-то с ней еще делать.

После последнего сокращения численности госслужащих в прошлом году мы оказались в очень сложной ситуации. Доделывали присоединение практически "на втором дыхании". Нормальная система так работать не должна. На энтузиазме в ВТО далеко не уедешь. Вопрос здесь даже не в количестве людей, а в их качестве. А для того чтобы его получить, нужно примерно 5 лет. Это ведь штучные эксперты, с хорошим экономическим или юридическим образованием, другие, как говорится, "не в теме"... И они должны иметь ясную, долгосрочную перспективу. Нам нужно поучиться у коллег в МИДе, где молодой дипломат знает, на что он может рассчитывать через 10, 20, 30 лет службы.

Вы сами-то не собираетесь теперь перебраться в Женеву?

Максим Медведков: В Женеве намерены создать постпредство при ВТО, мы сейчас над этим работаем. Если его возглавит грамотный торговый переговорщик, наши позиции в ВТО будут крепки. Там должен быть человек, не только хорошо понимающий правила, но и тонко чувствующий вэтэошную среду. Сам туда не собираюсь - разве только на лыжах покататься...

Есть ли вопросы, по которым мы можем в рамках ВТО найти союзников, например, из стран БРИКС?

Максим Медведков: Конечно, есть. В ВТО десятки неформальных групп. Все с кем-то против кого-то дружат. Это зависит от конкретной темы. Если мы заинтересованы в снижении сельхозсубсидий другими членами ВТО, ищем тех, кто имеет такой же интерес. Если не хотим поощрять торговлю ГМО, ищем других. В одиночку ни одного вопроса в ВТО не решить.

Компетентно

На произвол судьбы промышленность не бросят

Алексей Лихачев, заместитель министра экономического развития:

После присоединения к ВТО конкуренция в ряде отраслей действительно обострится. Снижение импортных тарифов начнется уже через месяц. Но оно будет поэтапным, по окончании переходных периодов (максимальный - семь лет) в среднем ставка пошлин уменьшится на 2,5-3 процента. К катастрофическим последствиям это, конечно же, не приведет. А здорового развития конкуренции мы хотим сами. Потребители в конечном итоге должны  получить более качественные товары по доступной цене.

Государству, собственникам и менеджменту предприятий, понятно, придется потрудиться, чтобы воспользоваться инструментами ВТО. Но если действовать правильно, присоединение к всемирному торговому клубу станет фактором роста для отечественных компаний и экономики в целом. К тому же по факту Россия давно уже живет по правилам ВТО. Все изменения в законодательство, касающиеся наших обязательств, были внесены еще в 2003-2007 годах. В соответствии с правилами сформирована нормативная база Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана.  Да и зона свободной торговли СНГ, которая скоро вступит в силу, тоже соответствует лучшим мировым практиками и основным нормам ВТО.

Конечно же, правительство тоже не оставит на произвол судьбы российскую промышленность. Разработан план по ее адаптации к условиям ВТО, который включает как конкретные меры защиты рынков, так и в целом вопросы по оптимизации господдержки. Так, субсидирование сельского хозяйства может быть увеличено по сравнению с действующим объемом в два раза. Для поддержки промышленности Россия может более активно использовать инструмент госзакупок, а это более 6 триллионов рублей в год. Сейчас  уже действуют 15-процентные преференции для отечественных производителей при госзакупках транспорта, строительной техники, продукции легкой промышленности и продовольствия. А закупки ткани для форменной одежды производятся только у россиян. И у правительства есть план расширять льготный режим для российских производителей.

Не теряют актуальности антидемпинговые защитные меры,   членство в ВТО лишь подтолкнет к их более активному применению.

Наконец, мы должны говорить не только о защите своих рынков, но и новых возможностях, которые открывает ВТО для экспорта. Причем, не только и не столько энергоресурсов, сколько металлургии, химической промышленности, продукции сельского хозяйства. Участие в мировом торгов клубе с учетом того, что подавляющее большинство рынков транснациональны, позволит нам более эффективно реагировать на риски мировой экономики, "подстраивать" мировые торговые правила под наши интересы.
 

Кстати

Вступление России в ВТО не лишит государство права регулировать тарифы на газ и другие энергоносители для населения. Единственное ограничение в области тарифов на энергоносители - это требование о том, что должны быть прибыльными продажи газа на внутреннем рынке для промышленных предприятий. Но к выполнению этого условия мы уже движемся несколько лет.

Правила ВТО не допускают использование субсидий на поддержку экспорта, импортозамещающих субсидий. Но не требуется сворачивать меры, которые не искажают торговлю, это так называемая "зеленая корзина". Например, для поддержки сельского хозяйства можно сколько угодно средств тратить на строительство дорог, больниц, школ, исследования.