Новости

Сергей Данкверт: Дешевые импортные товары могут в любой момент подорожать

ФОТОРЕПОРТАЖ

Чего ждать российским производителям и потребителям продовольствия - это главный вопрос, который беспокоит наших сограждан в связи со вступлением России в ВТО.

Только ленивый не говорил о том, как могут пострадать отрасли сельского хозяйства из-за снижения мер господдержки для отечественных предприятий. И какие хорошие при этом открываются перспективы для зарубежных компаний. Это беспокоит производителей. А потребители волнуются о цене, безопасности и качестве продовольствия.

Во время "Делового завтрака" в "Российской газете" один из самых "закрытых" для прессы руководителей отечественного агропрома, глава Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт разрушил многие стереотипы, сложившиеся в отношении последствий нашего вступления в ВТО. Он затронул и другие злободневные темы, связанные с безопасностью производства и потребления продуктов, рассказал о новых биологических и прочих угрозах современного мира и обозначил свое видение по наболевшему вопросу для многих губернаторов и сельских жителей: что же все-таки делать с африканской чумой свиней. Кстати, через пару часов после интервью к нам пришло срочное сообщение Россельхознадзора - в Тверской области от чумы "сгорел" комплекс на сто двадцать тысяч свиней...

Сергей Алексеевич, Россия фактически стала членом ВТО. Ваша служба в числе тех ведомств, у которых работы прибавится больше всего. Вы готовы обеспечить безопасность продукции? Какие товары и откуда сейчас могут хлынуть на наш рынок?

Сергей Данкверт: Вступление в ВТО у нас волнений не вызывает, мы адаптировались к работе в рамках Всемирной торговой организации уже давно.

Для кого-то эта ситуация связана с какими-то сложностями, для кого-то - возможность пиара. Для Россельхознадзора же это обычная, рутинная и непростая работа. Ее эффективность зависит от ряда факторов, в том числе от нормативного творчества, и того, насколько государство понимает те задачи, которые должна выполнять наша служба.

Иллюзии же относительно того, что теперь перед Россией откроются все рынки, настолько призрачны, что не выдерживают никакой критики. Могу привести простой пример. В 1997 году Евросоюз запретил ввозить американскую говядину от животных, выращенных с помощью стимуляторов. И, несмотря на отсутствие четкого научного обоснования, которое надо было бы Еврокомиссии предоставить, запрет частично действует до сих пор. В свою очередь США запретили ввоз мяса птицы из стран Евросоюза под предлогом небезопасности продукта. И опять же - без необходимого научного обоснования. И вот так США и ЕС в рамках ВТО спорят уже 15 лет. В 2002 году Турция ввела запрет на ввоз кормов для кошек и собак из ряда стран под предлогом защиты животных от губчатой энцефалопатии. Венгрия, которая официально признана страной, свободной от этого заболевания, затребовала через ВТО проведения консультаций с турецкими властями. Но проблема до сих пор не урегулирована. Примеров много.

 
Видеосюжет с делового завтрака

Но все это лишь слабо закамуфлированные протекционистские меры защиты своего рынка. У России, конечно же, есть собственные интересы, и она может присоединиться к ограничениям, которые применяют другие страны в рамках ВТО. Впрочем, если мы присоединимся ко всем этим мерам, то нужно будет закрыть поставки практически для всех основных стран-поставщиков. Наша же цель - более эффективно работать за рынки сбыта отечественной продукции. Мы должны создать нормальную конкуренцию на нашем рынке, а не просто принимать продукцию тех стран, которые рассматривают нас как сказочно емкий рынок. И мне было даже странно слушать, когда начались разговоры о потребном-де размере пошлин - 5 процентов, 3 процента. Как будто это самое главное...

Наши читатели многое ждут от ВТО. Им объясняют, что будет больше импортных товаров и они станут дешевле. Насколько оправданны такие ожидания?

Сергей Данкверт: Я руководитель надзорного органа - это одна сфера моего человеческого опыта. Вторая сфера - мои рассуждения как доктора экономических наук. Понятно, когда люди читают газеты, они хотят сенсаций. Но настоящая жизнь от этого далека. Все в этом вопросе зависит от того, насколько и как государство будет принимать открытость рынка. Существуют ведь национальные интересы. Например, в отношении безопасности импортируемой продукции и собственного аграрного производства.

Сегодня могу сказать, что с присоединением России к ВТО увеличится импорт готовой продукции. При этом мы должны иметь столь же свободные условия доступа российской продукции на западный рынок. Пока Россия не поставляет в Европу даже никакой глубоко переработанной продукции - ни колбас, ни тушенки. Мы экспортируем туда лишь мясо дикого оленя, которое интересно Евросоюзу, и рыбу. И эту рыбу они перерабатывают и обратно поставляют нам. То же - с мясом диких животных.

Если мы хотим, чтобы к нам завезли как можно больше продукции, закрывая глаза на то, почему она так дешева, то завтра ее завезут много. Но тогда отечественные предприятия разорятся. Правда, наши люди счастливо покушают. Но... не долго. Выгодно ли, чтобы сегодня завезли дешевое, и завтра-послезавтра это подорожало? Или выгодно сделать так, чтобы был определенный баланс и паритет интересов?

Отмечу, что широкого захвата рынков не позволяет ни одна цивилизованная страна. Именно поэтому сейчас у Россельхознадзора есть списки предприятий 120 стран, которые аттестованы для поставок продукции в Россию. Кстати, наши партнеры по ВТО всячески старались заставить нас отойти от требования о необходимости аттестации предприятий-поставщиков, и они этого добились этого - правда, только в отношении молочной продукции. По этому виду товаров с момента вступления в ВТО должен быть заявительный принцип.

Из-за этого будут проблемы у российских молочников и у потребителей этой продукции?

Сергей Данкверт: Мы эту ситуацию рассматриваем просто. У нас ведь есть свои требования и национальные интересы. Если международный рынок ограничивает поставки нашей продукции из-за так называемой неэквивалентности, из-за того, что наше предприятие не включено в их списки, то в Россию будет поступать импортная молочная продукция только с тех предприятий, эквивалентность надзора за которыми мы признаем. Эти поставщики должны пройти нашу систему аудита. Пока таких стран нет...

Кстати, за восемь лет Евросоюз не разрешил ни одному нашему предприятию поставлять мясо птицы, в том числе готовую продукцию. Ситуация сложилась более чем странная. В Калининграде, например, есть несколько перерабатывающих предприятий, построенных хорватскими бизнесменами. Они завозят мясо из Германии, из него делают гамбургеры, наггетсы, жарят-парят, замораживают, но в Европу готовый продукт поставить не могут. Им не разрешают. Европейское сырье, европейское оборудование, европейские технологии - но нельзя. Защита рынка.

Если мы как государство хотим, чтобы что-то подешевело для потребителя на перспективу, надо заранее просчитать последствия. Но вместе с тем я отношусь к этому спокойно, потому что у нас на сегодняшний день ограничений нет ни по заградительным пошлинам в отношении готовой продукции, ни по количеству предприятий. Продукцию животного происхождения в Россию сейчас поставляют 11 тысяч предприятий. Мы должны быть готовы к растущей конкуренции и использовать возможность, чтобы поднять производство на новый уровень. Без государства аграрии не справятся.

Полный текст "Делового завтрака" читайте в ближайших номерах "РГ"