Новости

26.07.2012 00:31
Рубрика: Общество

Жвачка на дороге

Папаша выпорол сына. И получил судимость
Кого в детстве не пороли ремнем? Беглый опрос моего поколения показал, что почти все испытали на себе эту экзекуцию. Даже девочки.

Город Зеленоград (теперь это Зеленоградский административный округ Москвы) когда-то был назначен родиной наших суровых нанотехнологий. Здесь "почтовый ящик" на "почтовом ящике". Он не просто зеленый, но и чистый. Парк культуры и отдыха, да и только. Тротуары отделены от проезжей части лесополосой. В уютных дворах без дыма и пыли играют на детских площадках дети. Мамаши, щелкая семечки, не забывают собирать шелуху в пакетики (ей-богу не вру!). Город высокой культуры, одним словом. Где шестилетний Пашка нашел выброшенную каким-то злодеем жвачку, я в толк не возьму. Да и отчим его Игорь Морозов очень удивился и потребовал:

- Немедленно выплюнь изо рта! Фу, гадость всякую в рот несешь! Может, туберкулезник какой-то пожевал. Умереть хочешь?

Пашка, думая, что с ним играют, побежал по дорожке. Игорь догнал его и силой разжал челюсти:

- Плюй!

Пашка выплюнул жвачку, но тут же опять поднял, грязную, с песком, и вырвался от отчима.

- Сынок! Отдай жвачку папе! - попросила мама Пашки Татьяна, которая болтала с соседкой.

- Не-а! Она вкусная! - пуская слюни, промямлил Пашка и был тут же схвачен строгим отчимом.

- Я тебе покажу, какая она вкусная, - приговаривал Игорь, таща мальца в подъезд.

Оговорюсь сразу: все имена и фамилии изменены. Мальчик, не только малолетний, но страдает легкой формой ДЦП. Отчим работает на предприятии и на хорошем счету у начальства.

Татьяна рано выскочила замуж, но когда муж узнал, что ребенок родился с отклонениями, собрал вещички и был таков. Вы не представляете, как сложно найти нового мужа и хорошего отца брошенному больному ребенку. Но Игорь и Татьяна встретились. Он переехал к ней два года назад. Павлик быстро привык к нему и даже стал называть папой. Спрашиваю у инспекторов по делам несовершеннолетних, что это за семья была?

- Да самая обычная. Дома чисто. Мебель старенькая, но крепкая. Холодильник полон. Ребенок сыт, одет. В садик ходит.

Дальше произошло то, что происходило тысячи раз в истории педагогики. Пашка получил ремня. Обливаясь слезами, он все-таки выплюнул жвачку. Сам разделся и лег в кровать. Спать в эту ночь на спине он не мог - попа была в красных рубцах.

Пашка ходил в особый детсад. Точнее в детский реабилитационный центр "Крюково". Там по спец методикам занимались с больными детьми.

- Пашка отличался от своих сверстников этакой живостью, - вспоминает и. о. заведующей центром (фамилию свою она просила не называть). - Не то что бы хулиган. Просто активный ребенок. И вот, когда тихий час настал, стали детей раздевать, воспитательница увидела рубцы на теле. Знаете, много рубцов. Они уже посинели. На ягодицах, спине, ногах... Мы тут же известили полицию. А там приняли меры.

- Вы знаете историю с жвачкой?

- Знаем, но пороть ремнем больного ребенка - это за гранью...

Сигнал об избитом ребенке тут же достиг нужных инстанций. Это когда кошелек в трамвае украдут, правды не добьешься. Вмиг подключились следствие, прокуратура. Игоря Морозова вызвали повесткой.

- Ребенка бил?

- Бил. Но в воспитательных целях. Чтоб жвачки грязные в рот не тащил.

Поначалу Игорю казалось все каким-то тягостным сном. Задать ремня мальчишке за провинность - это так естественно! Самого в детстве пороли. И ничего. А тут суд...

Суд находится как раз напротив детского реабилитационного центра. Я перешел дорогу и оказался на приеме у мирового судьи Елены Викторовны Шелкошвейн. Она достала увесистый том дела Морозова. Перелистала.

- Слушаю вас.

- Какое наказание вы назначили Игорю Морозову?

- 120 часов обязательных работ. Дело рассматривалось в особом порядке.

- Как вам кажется, Морозов сделает выводы из случившегося? Одним словом, впрок наказание или плюнет на все и уйдет из семьи после такого оборота?

- Ну уж не знаю... Могу только сказать, что мать на процессе вела себя как-то странно. Вместо того чтобы защищать сына, она встала на сторону своего сожителя. Ведь он при матери уводил на экзекуцию Павлика. Она могла догадаться, что сыну грозит опасность. Я ее спрашиваю: а что было, когда вы вернулись домой? Разве не заметили следы от порки, когда раздевали сына? А она говорит, что он уже спал. И отворачивается. Тревогу в реабилитационном центре забили только на четвертый день! Рубцы уже успели посинеть. Неужели мать все это время не осматривала сына? Она всячески выгораживала Морозова, но это не подействовало на суд. В данном случае мы защищали интересы малолетнего. И назначили наказание то, которое просила районная прокуратура.

- Получается, за подзатыльник в тюрьму?

- Вы бы видели эти рубцы. Били сильно, с остервенением... К тому же не такая это благополучная семья, как вам кажется. Морозов был когда-то осужден за хранение наркотиков. Судимость уже снята. Мать временно работает смотрителем пляжа. А так - безработная. И долг общества вмешаться, чтобы защитить маленького человечка.

Я побывал во дворе у Морозовых. Словоохотливые бабульки у подъезда рассказали все, что знали. И даже больше. Что Танька непутевая. Что сыном не занимается. Что сама его лупцует прямо во дворе. Что нынешний мужик у нее просто клад. Что любой бы давно свинтил, а он и зарплату приносит, и сына гуляет, и не пьет. Как бы теперь семья не разрушилась...

Мы стоим на пороге введения в России ювенальной юстиции. Это система особых судов, которые рассматривают дела, где одной стороной является ребенок. Чаще всего потерпевшей. Совсем недавно деятели науки и культуры в пух и прах раскритиковали этот проект. Режиссер Владимир Бортко, артисты Екатерина Васильева, Николай Бурляев, писатель Юрий Поляков, космонавт Георгий Гречко, мультипликатор Юрий Норштейн написали письмо Владимиру Путину с призывом повременить с принятием этого проекта. Они назвали его "грубым, бесцеремонным и беспрецедентным вторжением в семью".

- Так, может, не стоит вводить ювенальную юстицию в России? - спрашиваю прокурора Зеленоградского административного округа Андрея Залегина.

- Это очень сложный вопрос. Могу сказать лишь одно: те законы, которые у нас есть, полностью защищают несовершеннолетних. Просто их надо грамотно применять. За легкую затрещину я никогда не заведу дело. А рубцы - это серьезно.

- А если рубец на попе от игры в войнушку, а сынок решил отомстить папе за то, что он не дает компьютер?

- Все сомнения мы обязаны трактовать в пользу обвиняемого. Разберемся.

В местном УФСИНе, на участке N10 ждут дело Морозова. Со дня на день осужденному предстоит отбывать наказание. Каждый день после работы брать в местном РЭУ метлу и очищать родной город от мусора, в том числе и от ненавистной жвачки. Останется в семье после такого позора Игорь - еще вопрос. Говорить об этом он отказывается.

комментарии

Протоиерей Артемий Скрипкин, руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии:

- В Священном Писании говорится, что отец вправе разумно наказывать, в том числе и физически, своего сына. Однако когда поднимается вопрос о переносе этого права на любое воспитательное или учебное учреждение, то возникает нравственное определение коллизии: одно дело, когда отец воспитывает сына, и абсолютно другое, когда чужой человек. Здесь очень важно не перегнуть палку: наказание должно быть разумным и идти во благо подростку. Поскольку это воспитательный процесс, а не издевательство. Мне, кстати, и самому иногда приходится шлепать детей, когда все словесные аргументы исчерпаны, и только тогда у ребенка идет вразумление.

Нодари Хананашвили, член общественного совета Москвы, один из разработчиков "Национальной стратегии действий в интересах детей на период 2012-2017 годов" :

- От того, что родителя осудили на обязательные работы, ребенку лучше не стало. Наоборот, в данном случае отчим будет находиться в семье ежедневно на четыре часа меньше, чем мог бы. Может, лучше было бы направить папашу на обязательные родительские курсы, где он познал бы культуру воспитания? Ребенок рождается в незнании, что такое добро или зло. Он активно познает мир и тянет в рот все, что ни попадя. Не лупцевать же его за это в самом деле! Не забывайте: в конфликте отцов и детей всегда виноваты отцы.

Подписанты письма Путину против ювенальной юстиции плохо представляют, что это такое. На слуху случай с артисткой Захаровой, у которой во Франции ювенальная юстиция отобрала ребенка. Во Франции 300 случаев лишения родительских прав ежегодно. У нас - 60 тысяч! Ювенальная юстиция во-первых: специализированные суды. Во-вторых: мощная работа с семьей. В-третьих: общественный контроль за этой работой. Цель - помочь ребенку в конфликте с законом, не разрушать семью и не стричь всех под одну гребенку. Ничего этого у нас пока нет.

Общество Семья и дети Происшествия Правосудие Суд Преступления против детей