Новости

13.08.2012 00:06
Рубрика: Спорт

Между молотом и допингом

Легкоатлетка Татьяна Лысенко долго ждала и, как могла, приближала час долгожданной победы
Вот у кого складывалось все как по хорошим композитором подобранным нотам. Девушку под 190 сантиметров из городка Батайска в Ростовский области заметили, и, словно способную крепостную актрису, выписали в шумную Москву, работать на сборную.

Все шло как по нотам

Она была молода и влюблена. Предмет любви - молот. Не тот, которым перековали мечи на орала - а спортивный.

И ради него Татьяна Лысенко была готова на все. Тренироваться на подмосковной базе и жить неподалеку, почти что там же. Забросить все увлечения. Если надо, выходить на тренировки на два раза в промозглый день. Позаниматься на основном поле было счастьем, а если группу тренера Николая Белобородова гоняли оттуда футболисты уж неизвестно какой лиги, зато известно какого класса, они, для проформы поспорив, шли тренироваться туда, где обычно и принято заниматься даже ведущим нашим метателям: на задворки.

Татьяна закрепилась в сборной. Побила державшийся шесть лет мировой рекорд румынки Мелинты. На чемпионате мира 2005-м в Хельсинки относительно неизвестная 23-летняя метательница молота взяла бронзу. А через год - выиграла и первенство Европы.

Откуда взялся допинг

В мае 2007-го Татьяна Лысенко (Россия) установила мировой рекорд - 78 м 61см. Казалось, спокойно готовься к Олимпийским играм 2008-го года в Пекине, и тренируйся, тренируйся.

Она истощала себя работой. И тут произошла история, которую бы мог размотать лишь живущий на Бейкер стрит, что поблизости от нашей лондонской гостиницы, мистер Шерлок Холмс. Но к британскому сыщику почему-то не обратились.

В пробе на допинг, взятой у Лысенко, нашли безоговорочное запрещенное вещество. Татьяна с тренером клялись, что ничего подобного не принимали, ни о чем не догадывались и ничего не подозревали. Набор классических в таких случаях оправданий привел к расследованию, быстренько зашедшему в глухой тупик. Дуэт Белобородов - Лысенко выдвинул предположение, что допинг мог содержаться в препаратах, рекомендованных тогдашним тренером сборной, и не просто тренером, а главным.

Поднялся скандал. Он то разгорался зачем-то публикуемыми открытыми письмами, с удовольствием смакуемыми прессой, то затухал. Какой там Холмс… Пошли разборы, объяснения и взаимные обвинения. От канонически чисто выписанной судьбы удачливой рекордсменки, остались рожки да ножки.

Было - не было и, главное, кто виноват? Кто скажет. Это как государственная тайна, настолько засекреченная, что не имеет и сроков давности. Но основным действующим лицом этой трагедии, а история обратилась именно в нее, была назначена Татьяна Лысенко.

Надо ли об этом в час триумфа? Надо! Чтобы напоминания о муках, перенесенных гордой молотобойкой, настораживало и сдерживало других.

У меня своя версия последовавшей дисквалификацией, растянувшейся с мая 2007-го и аж по июль 2009-го. Пользовались добавками в ту пору разрешенными, но вдруг - прозевали - странным образом попавшими под запрет. Этим же не Соломоновым решением и Татьяны отобрали и рекорд мира.

Могла бы и закончить, смирившись со вселенской несправедливостью. Два года для большого спорта - вечность. Но Федерация ее не бросила - не кинула. О состязаниях речи не шло. Два года они с оставшимся верным Белобородовым тренировались. Представьте, что вы писатель, пишущий в стол и только в стол свои романы. Или режиссер, снимающий фильмы, кладущиеся на полку. Или, еще проще, токарь, чьи выточенные детали ложатся невостребованными в дальний угол заросшего паутиной склада. Представили хотя бы токарем? Вот так и Лысенко, отбывала положенный срок, вкалывая по-прежнему, и не зная, даруют ли свободу. Одно это заслуживает уважения. И тренер тоже ожиданием своим спасал от тоскливой неизвестности. Все закончилось как в фильме с хэппи-эндом. Только сценаристами и постановщиками золотого хита стали Татьяна и тренер.

С трибуны продуваемого всеми ветрами Олимпийского стадиона в городе Лондоне все выглядело шаблонно просто. Вот вышла Таня, и с первой же попытки запустила молот на 77.56. Побила прежний олимпийский рекорд и убила всю интригу. Для верности в конце еще и прибавила 78.18. Две гигантского размера соперницы, полячка Анита Влодарчик и немка Бетти Хайдлер, успевшие еще давно побить отобранный у Татьяны рекорд, остались сзади.

Почти тет-а-тет

Пресс-конференция отменилась, ибо китаянка Джанг и немка Хайдлер подали протест. И пришлось отлавливать Татьяну Лысенко в густой стадионной толпе. К счастью, ее могучую фигуру ни с кем не спутаешь. А к несчастью, Лысенко, четко, вежливо отвечая на вопросы,  никогда не отличалась многословием.

Татьяна, поздравления. Но как все-таки были прожиты и перенесены эти два года отлучения?

Татьяна Лысенко: Я вам рассказывала. Тренировалась. Хорошо, что люди из нашей Федерации меня не бросили.

Вы все ближе к рекорду мира. У вас его отобрали, он ушел вперед, теперь вы его почти догнали. А как насчет нового?

Татьяна Лысенко: Мыслей не возникало. Тут думаешь о победе. Пекин, если помните, вынуждена была пропустить. Попаду ли еще на одну Олимпиаду? До Рио – четыре года. Хотела все показать сегодня. Жизнь учит: откладывать нельзя. А рекорд – не самоцель. Будет возможность, почему не попытаться.

И будет? Остались еще состязания в этом сезоне?

Татьяна Лысенко: Да. Кажется. Сейчас не помню. Я от всего этого еще не отошла.

А молот запустили так далеко, чтобы сразу расставить всех по местам?

Татьяна Лысенко: Это не было тактическим планам. Но у нас первая пытка много значит. У меня она пошла. Заметила, что соперницы поджимают, приближаются. И еще раз побила олимпийский рекорд. Хотя за другими я не следила. Нам расслабляться и отвлекаться нельзя. Тут важна техника, концентрация.

И мотивация?

Татьяна Лысенко: Мотивации мне хватало.

Москва ждет

Меньше года остается до начала 14-го чемпионата мира по легкой атлетике, который пройдет в Москве на олимпийской арене "Лужников"

Соревнования пройдут в российской столице в течение девяти дней. Уже известно, что на мировом первенстве будет аккредитовано более 25 000 участников, гостей, волонтеров, судей, ожидается ежедневно приезд до 10 000 зарубежных туристов.

прыжки в высоту

Анна Чичерова выиграла золотую медаль в прыжках в высоту на Олимпийских играх.Со второй попытки Чичерова преодолела планку на высоте 2,05 и оказалась недосягаема для соперниц. Ее победа выглядела настолько уверенной, безоговорочной, что даже занявшая второе место американка Бригит Барретт и третий призер наша молоденькая Света Школина выглядели студентками, пришедшими на экзамен к профессору, доктору прыжковых наук Анне Чичеровой.

Но почему же тогда такие слезы у победительницы? И откуда столь нескрываемый эмоциональный взрыв? А едва сдерживаемые слезы и во время награждения и после, когда обычно спортсменки успокаиваются, приходят в себя?

Анна Чичерова поведала об этом уже потом. Но не в своей, как правило, спокойной манере, а с вырывавшимися наружу чувствами, которые трудно передать на бумаге.

Начнем с того, что она стала мамой, вернулась, и все у них с тренером Евгением Загорулько пошло гладко. Выиграла чемпионат мира в корейском Тэгу, бросив с пьедестала обосновавшуюся было на нем хорватку Власич. Да и вся подготовка к Олимпийским играм разыгрывалась по написанным им с тренером нотам. Сомнений, если честно, не оставалось, да и было сделано все, чтобы они исчезли. Ее золотая медаль, по словам Анны, была "считанной", то бишь, запланированной, и она это знала.

"Как вдруг" наступает неожиданно. Потому и "вдруг". Сначала одна травма - вроде бы мелкая. За ней другая... И пошла, пошла наворачиваться целая череда, цепочка болезней, налетавших откуда только не ждали. Уже перед Лондоном занималась в зале со штангой, "как вдруг" соскочили тяжеленные блины и прямо в спину.

- Я представляла себе подготовку к Олимпийским играм совсем иначе. Не предполагала, что все пойдет так сложно. Что получу свою порцию мучений. Ведь я вернулась выигрывать, и делать это надо было только сейчас, потому что одному богу известно, что будет еще через четыре долгих года. И я училась переступать через боль. И сегодня мои слезы не на публику и не на камеру. Иногда невозможно сдерживаться и терпеть. И все вершилось через надлом. И уверенность начала как-то исчезать, уступая место иному, сделаю через "не могу".

Не думайте, что приукрашиваю речь олимпийской чемпионки. Она говорит, не уступая лучшим нашим телерассказчикам, только с гораздо большей, не наигранной искренностью. Продолжу эту исповедь:

- Я расплачивалась по выписанным мне судьбой счетам. Крестообразные связки так мучили меня, так болели. И команда врачей, массажистов снимали боль, давали мне тренироваться, работать. И не оставалась наедине с этой болью. Без них мне бы не хватило веры в себя. Я благодарна людям, с которыми мы были и остались вместе, иначе все эти травмы было бы не одолеть.

И вот он наступил, мой Лондон. И здесь мне тоже повезло. Вы знаете, у прыгуний в высоту подобралась хорошая компания прыгуний из разных стран. Я рада за третье место Светы Школиной. И я была третьей в Пекине. Мы выходим на сектор (так говорит Чичерова. - Авт.) из одной раздевалки. И американка Бригит Барретт, которая мне близка по духу, иногда поет песни. (Барретт потом даже споет их на пресс-конференции. Это не совсем песни. Скорее церковные псалмы. - Авт.) И я благодарю Бригит за это пение, потому что все мы верим в Бога, и он у нас разный, но один.

И уже на секторе я поняла, что буду прыгать на столько, на сколько это потребуется. Что я дождалась этого дня. И что второго такого больше не будет. Четыре года тяжелейшего труда никому не отдам.

А в конце поблагодарю стадион. Где только я не прыгала. И публика была ко мне благожелательна, добра. Но не здесь: в Лондоне она отрывала меня от земли, помогала взмывать вверх. У меня не было сил на новые попытки, я обязана была брать высоты с первой попытки. И благодаря тренеру, болельщикам, благожелательным соперницам получилось все. А боль, что боль. Сейчас, когда все закончено, возьмусь серьезно и за нее. И потом уж посмотрим.

Спорт Олимпийские игры Спорт Виды спорта Легкая атлетика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники