Новости

14.08.2012 00:50
Рубрика: Власть

Новая формула президента

Реставрация консервативного консенсуса идет полным ходом
Политический сезон 2012-2013 годов стартовал на этот раз досрочно. Уже самое начало августа принесло с собой резкое ускорение политических процессов. И тем более важно, что именно в августе мы фиксируем важную веху - 100 дней нового президентства. Какие они - эти 100 дней, наполненные политической жизнью под завязку? О чем говорят нам первые же шаги Владимира Путина в новой старой должности президента Российской Федерации? Каким курсом идет страна и какие ориентиры ставит перед нами глава государства? Все эти вопросы формируют новую повестку.

"Культурные войны", дело Pussy Riot, "оккупайАбай" и противостояние на Каменном мосту - все это лишь остаточный фон от все того же реактивного (то есть запаздывающего) реагирования оппозиции на политическую реальность. А реальность такова, что Владимир Путин получил мандат на новое президентство в рамках реставрации национального консервативного консенсуса. Миссия Путина вновь состоит из эсхатологического диптиха "спасения" и "сохранения". В 1999 году он был призван спасти разваливающуюся страну, прекратить безумные пляски реформаторов, при этом все же провести сами реформы, создать "антанту" среди элит и убрать открытый криминал из власти. Все это было сделано в довольно короткий срок.

Миссия спасения перешла в миссию сохранения. Мы все называем этот период "путинской стабильностью". Смешно, если кому рассказать: мы называем термином, более подходящим для "застоя", настоящее русское экономическое чудо (практически удвоенный ВВП, резкий рост уровня жизни и доходов населения, снижение уровня нищеты). Можно сколько угодно твердить, что это чудо якобы базировалось на удачной внешнеэкономической конъюнктуре, но реальность такова, что нефтяные цены вплоть до 2003 года колебались и не сильно превышали уровень года 1999-го.

Да и к чему прибедняться? Мы все работали. Работали всей страной для того, чтобы это экономическое чудо стало реальностью. Расплатились с внешними долгами (а ведь нам пророчили полную потерю суверенитета из-за неспособности выплачивать многомиллиардный долг). Смогли сконцентрировать усилия на нескольких социально значимых направлениях - национальных проектах. Главный результат - у нас впервые был зафиксирован прирост населения. Небольшой, но все же - впервые с 1992 года! Все это успехи политики Путина и результат общественного консенсуса, достигнутого в начале "нулевых".

Президентство Медведева было основано на иной форме. Модернизация - своего рода "разведка боем", попытка проверить наличное состояние российской экономики и нащупать возможности для рывка вперед. Дмитрий Медведев определил несколько направлений, которые должны были стать прорывными, и начал искать возможности для этого прорыва. Где-то ресурсов не хватило, где-то не позволила среда, где то были достигнуты реальные и вполне оптимистичные результаты. Как бы там ни было, разновекторность модернизационной политики означала то, что у Медведева будет много проблем и немало оппонентов.

В этой политической ситуации трудно недооценить роль Путина в институте тандема. Именно на его плечи легла тяжелейшая задача сохранения как достижений первых двух сроков его президентства, так и успешных результатов медведевской модернизации. Это тем более важно, что границы допустимого были видны все более отчетливо. Достигнуть предела оказалось тем легче, что мы уперлись в естественное ограничение, связанное с недостатком человеческого капитала.

То есть главная задача нового президентского срока Путина - это качественный level up национальных возможностей, существенный рост человеческого капитала: физических, интеллектуальных и моральных качеств русского человека. От простого "сбережения народа" - а это та самая функция "сохранения" - мы должны перейти к развитию национального потенциала. В этом суть нового консервативного консенсуса. Восстановление значения традиционных национальных ценностей: семья, религия, мораль и нравственность. Нужна не простая реставрация, а внедрение этих ценностей в пространства, ныне рьяно их отвергающие. Так, моральное регулирование публичного поля должно стать серьезным ограничителем для коррупции, неэтичного поведения чиновников, рейдерства и прочего.

Эта политика открыто поддерживается большинством и столь же открыто встречает оппозицию среди маргинальных сред и части либеральной интеллигенции. Результатом этого оппонирования являются те самые "культурные войны". Противодействие большинству все чаще выражается в масштабных информационных кампаниях, в ходе которых травле подвергаются представители этого самого большинства. Широкомасштабная истерия вокруг появления программы на НТВ Светы из Иваново и шельмование простой девушки - лишь одно из свидетельств недовольства этих маргинальных, но крайне громогласных групп.

Вопрос - следует ли слушать маргиналов, следует ли позволять им продолжать ведение "культурной войны" с большинством - является открытым. Но, что несомненно, так это то, что в рамках нового консенсуса должен быть услышан голос большинства. За шумом маргинальных групп он сегодня теряется, что создает впечатление, что большинство - молчаливое. Впечатление обманчивое. Напротив, нынешняя формула нового путинского большинства требует и новых коммуникативных инструментов между ним и властью. Очевидные для всех в начале "нулевых" действия не требовали широкомасштабной дискуссии. Сегодня даже очевидные действия требуют обсуждения, или, по крайней мере, должны быть проговорены и объяснены.

Действующие ныне коммуникативные инструменты не устраивают большинство. Дело в том, что они либо монополизированы маргинальными группами и представляют исключительно позиции меньшинств, либо потеряли доверие большинства за прошедшие годы. Так, серьезно снизилось доверие к телевидению и к легислатурам всех уровней, то есть к базовым коммуникативным инструментам "нулевых". Не зря большинство активно осваивает инструменты прямой демократии, не зря втягивается в культурные войны, приобретая бесценный опыт давления на власть.

Понимание этого фактора является стержневым в новой политической реальности. И оно подразумевает как формирование новых медиа, более полно отражающих позицию большинства, так и реставрацию доверия к институтам парламентаризма, утраченное еще в далеких 90-х.

Парламент, бывший "глотком воздуха" для советских граждан в начале 90-х, уже через несколько лет превратился в восприятии большинства в бесполезную говорильню и место для никому не нужного политического противостояния. Поэтому формула Грызлова "Парламент не место для политических баталий" во многом отвечала интересам тогдашнего большинства "нулевых". Хватит драк, хватит говорильни, давайте работайте.

Сегодня ситуация иная - недостаточно просто "работать", принимая законы. Необходима и масштабная дискуссия об этих законах. И, как мы видим - дискуссия пришла в парламент. Интерес к парламентским дебатам стремительно возвращается, что, кстати, во многом является дополнительным инструментом легитимации итогов выборов. Наличие мощных оппозиционных групп, представляющих интересы значительной части нации (по большей части также входящих в путинское большинство), делает полемику о законах составной частью парламентской практики. Полемика началась и в "Единой России", что оживило и жизнь фракции в Госдуме, и жизнь самой партии.

Таким образом, реставрация консервативного консенсуса идет полным ходом. Гарантом успешной реализации этой политики вновь является глава государства Владимир Путин. Уже стартовали многие из проектов, изложенных в его предвыборных статьях. Пожалуй, это важнейший итог первых 100 дней президентства, показавших, что, как и 12 лет назад, Владимир Путин пришел на пост главы государства с ясной и четкой программой действий. Программой, поддержанной новым путинским большинством.

Власть Работа власти Внутренняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники