Новости

27.08.2012 00:30
Рубрика: В мире

"Эксы" без работы не останутся

Как в разных странах после отставки складывается жизнь бывших ВИП-чиновников
В Америке с выборами очередного президента, как правило, меняется весь руководящий состав правительства страны. Новый лидер США всегда приводит в Белый дом собственную команду, сформировавшуюся еще во время предвыборной кампании, на ключевые посты в администрации США, ведущих министерствах и ведомствах.

Эффект вращающихся дверей

Как рассказал "РГ" старший научный сотрудник Американского института предпринимательства Леон Арон, в таком подходе имеются как сильные, так и слабые стороны: "Сила американской системы заключается в том, что президент-новичок собирает абсолютно новую команду, у которой свежий взгляд на имеющиеся проблемы и мало преемственности. С другой стороны, слабость связана с тем, что зачастую не обходится без ошибок в решении внешнеполитических и других вопросов".

Согласно прочно закрепившейся в США так называемой практике "вращающихся дверей", для американского чиновника считается абсолютно нормальным, отработав в госструктурах определенный срок, перейти на работу в частный сектор или заняться академической работой в ведущих университетах или политологических центрах.

Зачастую, поднабравшись опыта и "повысив свою квалификацию", а главное - заработав денег в высокооплачиваемых частных компаниях и дождавшись очередных выборов, такие люди вновь возвращаются в правительственные структуры.

Последний яркий пример - экс-госсекретарь США в администрации Джорджа Буша-младшего Кондолиза Райс, которая после своей отставки вернулась в Стэнфордский университет. И кто знает, не исключено, что ей найдется серьезный пост в администрации Митта Ромни. Конечно, если тот победит на президентских выборах.

Впрочем, время от времени "перетекание" высокопоставленных американских чиновников из политики в частный сектор и обратно провоцируют крупные скандалы.

Именно так произошло с небезызвестной компанией Halliburton, которая засветилась в связях с вице-президентом США Диком Чейни, в середине 1990-х годов занимавшим руководящие посты в этой же фирме.

Ведущие американские лоббистские компании, в большом количестве имеющиеся в Вашингтоне, зачастую устраивают настоящую "охоту" за высокопоставленными чиновниками-отставниками. Ведь, у них накоплен богатый опыт взаимоотношений с Конгрессом и важные для лоббистов контакты в правительственных структурах.

С другой стороны практически все авторитетные политологические центры в Америке также "гоняются" и с большим удовольствием трудоустраивают на высокие позиции бывших помощников президентов, министров, дипломатов и конгрессменов.

Так, в Центре стратегических и международных исследований долгое время в совете директоров работает бывший помощник президента Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, экс-помощник президента Барака Обамы по нацбезопасности генерал Джеймс Джонс занял одну из руководящих позиций в вашингтонском Центре двухпартийной политики.

А недавно вернувшийся в США американский посол в Китае Джон Хантсмен устроился на работу в авторитетный Брукингский институт, где уже трудятся несколько бывших послов США.

Опыт на вес золота

Текст: Анна Розэ
Берлинский нотариус Михаэль Браун активно занимался политикой. В декабре прошлого года он достиг вершины своей карьеры - после парламентских выборов был назначен сенатором юстиции (министром) земли Берлин. Казалось, что 50-летнему юристу сама судьба летела навстречу. Однако внезапно кто-то подставил успешному нотариусу подножку: газеты выудили старые сделки по недвижимости, которые подписывал Браун, якобы вводя в заблуждение покупателей. Однопартийцы долго противостояли шквалу обвинений, но удержать его кандидатуру не удалось.

Лишь десять дней пробыл Браун на посту сенатора. Однако, вынужденно уйдя в отставку, он целый год будет получать полный заработок главы сената по делам юстиции. Как бы злопыхатели ни ломали копья - тут уж ничего не поделаешь. Таков закон. Впрочем, судебное разбирательство показало, что при заключении сделок Браун был ни при чем. Блиц-пребывание на посту сенатора не особенно ему повредило: он стал еще популярнее как нотариус и адвокат, а также получил солидную финансовую поддержку.

Такие случаи для Германии, конечно, абсолютная редкость. Показательно, что немецкое государство прежде всего стремится финансово обеспечить так называемых "политических чиновников", уволенных по тому или иному поводу. Статья 54 закона о чиновниках ФРГ не предусматривает особого объяснения для увольнения. При этом все министры, их заместители и начальники отделов министерств официально уходят на досрочную пенсию. Если они проработали больше четырех лет, сумма пенсии от 5000 до 8000 евро в месяц.

Если же высшие чиновники пребывают в должности менее четырех лет - они останутся ни с чем. Поэтому бывшему министру экологии Норберту Реттгену этой весной повезло меньше. Любимчик и протеже канцлера Ангелы Меркель, он вдруг впал в немилость и в течение 24 суток должен был оставить свой пост. Поскольку Реттген был министром только два года, теперь он живет на зарплату депутата бундестага, в который вернулся после неудавшейся карьеры в правительстве. Так делают многие министры и их заместители.

Кстати, Герхард Шредер - первый канцлер ФРГ, который не довольствовался пенсией экс главы правительства, а принял предложения из промышленных кругов. Он стал консультантом крупного швейцарского издательства и банка, а также главой наблюдательного совета консорциума Северный поток".

Без разбитого корыта

Старожилы из числа высшего чиновничества Франции до сих пор с содроганием вспоминают, как в 1981 году с приходом к власти Франсуа Миттерана многие люди из аппарата его предшественника Валери Жискар д Эстена, а также из многих министерств оказались не у дел чуть ли ни с "волчьим билетом" на руках. Социалисты, говорят, подобным образом тогда отомстили своим политическим противникам. Но с тех пор много воды утекло в Сене. Нравы изменились, да и практика тоже.

Начнем с того, что по существующим сейчас правилам специалисты, которых пришедшая к власти партия привлекает к работе в министерских кабинетах, Елисейском дворце и других подобных структурах, имеют полное право вернуться на прежнее место работы или претендовать на другую должность в государственных учреждениях.

Это положение закреплено в ряде регламентирующих документах, и никем не подвергается сомнению. Правда, оно не распространяется на тех, кто пришел "порулить" государством из частного сектора.

Но дело-то в том, что в высшую прослойку министерств и ведомств президент вместе с утвержденным им премьер-министром набирают, конечно же, людей идейно им близких, преимущественно из тех же государственных институтов. Так, по данным руководителя информационного интернет-ресурса "Актер публик" Пьера Лоберондо, команда Елисейского дворца, а также кабинеты министров при Николя Саркози и Франсуа Фийоне были почти на девять десятых укомплектованы именно такой публикой. А это значит, что больших проблем с трудоустройством у них не возникло после майской смены постояльца в Елисейском дворце. Ведь во Франции прекрасно понимают, что отбирают наверх не только "своих", но и наиболее способных, инициативных. То есть речь идет об объективно ценных кадрах, котировка которых только повысилась после обкатки властью.

К этому надо добавить еще одну важную деталь. Президент, и это опять-таки республиканская традиция, имеет возможность назначать как во время его мандата, так и на финишной прямой президентских выборов своих людей на должности в многочисленных государственных структурах, которые, скажем так, не имеют непосредственного отношения к исполнительной власти. Именно таким образом директором национальной системы социального страхования стал советник Николя Саркози по "социалке" 37-летний Тома Фатом. А другая его помощница Сесиль Фонтен попала на ответственную должность в Счетную палату.

По схожей схеме эксперты из дипломатической "ячейки" Елисейского дворца, а также кабинета бывшего министра иностранных дел Алена Жюппе получили назначения в качестве послов, советников-посланников в Швейцарию, Египет, Таиланд и некоторые другие страны. Это уж не говоря о массированном внедрении этих "перемещенных кадров" в префектуры регионов и департаментов по всей стране.

Ну а как устраиваются сами экс-министры? Сразу же отметим, что с финансовой точки зрения у них всё в полном порядке. По закону им полагается выплачивать в течение шести месяцев полное жалованье, а это немало: 14 тысяч евро с лишком ежемесячно. Кстати, это на 30 процентов больше, чем у тех, кто пришел им на смену. Объяснение следующее: хотя Франсуа Олланд принял решение об урезании министерских зарплат на треть, оно, урезание, не распространяется на отставников.

Правда, отметим, что не все министры воспользовались таким щедрым выходным пособием. Большинство из них приняли участие в июньских парламентских выборах и многие получили депутатский статус, а вместе с ним и соответствующее финансовое обеспечение. От министерских денег в этой ситуации пришлось отказаться. Среди них бывший премьер Франсуа Фийон, руководители экологического ведомства и минтруда Натали Костюшко-Моризе и Ксавье Бертран. А вот министр иностранных дел Ален Жюппе не стал баллотироваться и решил посвятить себя, во-первых, Бордо, мэром которого является, а, во-вторых, попытаться занять место руководителя правой партии Союз в поддержку народного движения (СПНД) - он уже выдвинул свою кандидатуру на предстоящих осенью партийный выборах.

Кстати

Некоторые члены команды Саркози вообще решили выйти из рядов "слуг народа" и попробовать себя на поприще частного предпринимательства. Так экс-министр промышленности Эрик Бессон открыл кабинет по предоставлению услуг в области консалтинга. Десятки соратников Николя Саркози последовали его примеру, и их, учитывая опыт и наработанные связи, с распростертыми руками встретили в банках, телекоммуникационных компаниях, в крупных торговых сетях. Наверное, не стоит уточнять, что зарплаты у "экс" на новых местах будут на порядок выше, чем на госслужбе.

От перемены мест слагаемых

Китайские чиновники чем-то похожи на своих российских коллег: если уж оказался на орбите государственной службы, то сойти с нее не по своей воле очень трудно. Для этого нужны веские основания: например, должностные преступления.

Или же достижение предельно допустимого возраста: в Китае обычно это 60-65 лет. Есть и исключения в виде высших партийных и государственных лидеров, которые могут "рулить страной" до 70 и старше. Поэтому ни смена правительства, министров и далее вниз по служебной лестнице - ничего не выбивает из седла государственной службы. Покинув один пост, чиновник перемещается на иной: в другое ведомство, провинцию или может быть отправлен послом куда-нибудь в "теплые" края.

Если проследить за судьбами некоторых бывших руководителей министерств, то одной из наиболее неординарных является карьера экс-руководителя внешнеполитического ведомства КНР. В 2007 году 66-летний Ли Чжаосин неожиданно для всех был отправлен в отставку. Его уход предсказывался многими: во-первых, на тот момент уже год пересидел положенный срок, во-вторых - являлся человеком из команды бывшего китайского лидера Цзян Цзэминя. Однако господин Ли исчез из поля зрения меньше чем на год. Уже в марте 2008 года он предстал перед журналистами в роли официального представителя ежегодной парламентской сессии. Чтобы было понятно, что эта должность не рядового пресс-секретаря, достаточно сказать, что именно официальный представитель на специальной пресс-конференции озвучивает некоторые ключевые моменты развития страны на ближайший год. Как, например, размер оборонного бюджета. Кроме того, в прямом эфире этот человек отвечает на вопросы отечественных и иностранных журналистов о наиболее острых проблемах Китая.

А что же бывает с теми, кто честно отработал и вынужден по возрасту уходить на пенсию, однако сил, желания и возможностей работать еще хоть отбавляй? Некоторые бывшие чиновники находят себя в образовании. Их с большой охотой берут к себе в штат ведущие вузы страны или же предлагают сдельную работу за очень хорошее вознаграждение. Другим вариантом заработать на безбедную старость является вхождение бывших чиновников в состав крупных компаний, где фактически они выполняют роль "свадебного генерала". Хотя иногда используют свои старые связи для решения различных деликатных задач, даже есть такая должность - "по связям с государственными структурами".

Между тем

Ну а если покидаешь пост в связи с различными правонарушениями, то в большинстве случаев дорога в тюрьму. По этому пути прошли уже немало бывших высокопоставленных госслужащих: экс-секретарь Шанхайского парткома, вице-мэр Пекина и многие другие. А сейчас ожидает своей участи бывший партсекретарь мегаполиса Чунцин Бо Силай, которого совсем недавно прочили в состав высшего партийного руководства.

Надежда только на босса

Отношение к вынужденно уходящим в отставку госслужащим в Южной Корее достаточно жесткое: каков бы ни был твой пост до этого, тебе придется самому подыскивать новое место работы.

И все же, если человек работал на достаточно высоком посту, ему не приходится идти на биржу труда. Такие "временные безработные" находят себе новое неплохое назначение быстро. Сказываются связи и общий, как модно говорить, "бэкграунд". Например, несколько лет назад одного из нынешних заместителей директора южнокорейской разведки Нам Чжу Хона пытались назначить министром объединения. Сам же Нам в ожидании нового поста оставил профессорскую должность. Но оппозиция горою встала против такой кандидатуры, а потому Нам временно остался не у дел. Однако сработали связи - тут же нашелся пост советника в одном из ведомств, затем должности посла в престижной стране, а затем и влиятельный пост замдиректора той же разведки.

Для всякого рода "бывших" госчиновников в качестве их трудоустройства после увольнения с госпостов широко используется институт советников при различных государственных структурах, системы попечительских и прочих советов при госкомпаниях, а также должности научных сотрудников в многочисленных политических и партийных фондах.

Также считается неписаным правилом, что бывший босс заботится о судьбе тех своих ближайших помощников, которых привел с собой. Если и самое близкое окружение вынуждено увольняться вместе с ним, то, как правило, начальник берет таких людей либо с собой на новое место работы, либо организует им достойное трудоустройство в иных структурах.

В мире Европа Германия В мире Европа Франция В мире Восточная Азия Южная Корея В мире Восточная Азия Китай В мире США А как у них?
Добавьте RG.RU 
в избранные источники