Новости

На архитектурном биеннале в Венеции Россия показала проект Сколково
В Венеции открылась 13-я биеннале архитектуры в Венеции. Россия представила в своем павильоне проект Сколково, который заслужил специальное упоминание жюри.

Об этом выставочном проекте рассказывает архитектор Сергей Чобан, который вместе с Сергеем Кузнецовым (недавно назначенным главным архитектором Москвы) и Валерией Кашириной курировал его. Комиссаром павильона являлся Григорий Ревзин. Компьютерное обеспечение осуществлял Константин Чернозатонский (компания TreeLev)

Тема биеннале заявлена куратором Дэвидом Чипперфилдом как Соmmon ground. Речь - об общности земли, подходов, взглядов.

Является ли Сколково "общей землей"? Раньше научные "города будущего" были предельно закрытыми местами.

Сергей Чобан: Именно на этом противопоставлении и построена экспозиция России. С одной стороны, история наукоградов в СССР - это тема закрытых городов, у которых вместо названий были номера. Помню стихотворение Роберта Рождественского, которое меня еще в школе поразило: "Называют вас просто атомщики, / Именуют скромно - ракетчиками, /Дорогие наши товарищи, / Лишь известностью не обеспеченные. / Вам даются награды негласно. / Рядом с нами вы и не с нами. /Мы фамилий ваших не знаем. /Только вы и на это согласны". Такой и была жизнь ученых, занимавшихся закрытыми исследованиями. В частности, мой дед, профессор Соломон Абрамович Кантор, провел значительное время в одном таком городе. Поэтому я знаю это все не понаслышке. И часть экспозиции в цокольном этаже посвящена таким "неизвестным городам".

Вы использовали архивный материал?

Сергей Чобан: Только тот, что был в открытом доступе. Для нас важнее было создать ассоциативный ряд.

Через фотографии и документы?

Сергей Чобан: Прежде всего через пространство экспозиции. Нижний этаж призван рассказать о градостроительном принципе возникновения этих городов как абсолютно закрытых пространств. Помните, как в советское время показывали достижения страны? Карта страны, а на ней - россыпь огоньков, означающих стройки, плотины, новые города. Ощущение было, будто ты стоишь перед звездным небом. Мы использовали тот же принцип, затемнив зал. Человек входит в темноту, видит огоньки и, естественно, двигается к ним. А это - иллюминаторы, за которыми скрыты фотографии наукоградов. Новый посетитель, входя в зал, видит только спины, потому что все смотрят в "глазки". Так, собственно, заявлена тема разобщения, устройства общества по принципу конспиративной ячейки.

А на втором этаже - проект Сколково, открытого города, куда приезжают ученые разных стран, гости из других городов России. Город, который должен существовать как платформа для общения, сотрудничества, совместного размышления. По сути, это и есть common ground, заявленный как тема биеннале.

В проекте участвуют архитекторы многих стран, в том числе такие звезды, как Дэвид Чипперфилд, Рэм Колхас, Жан Пистр, Херцог и де Мерон, Стефано Боэри, Мустафави... Что обеспечивает архитектурное единство города?

Сергей Чобан: Во-первых, общая идея города для ученых. Во-вторых, идея мастер-плана, предложенная французской компанией AREP Ville, которая выиграла конкурс на лучший генплан. Французы предложили создать город как ансамбль из многих "островов". Эти "острова" как бы растворены в природе. Но при всей их непохожести они будут соединены хребтом бульвара. Другая аналогия - анфилада дворца. Вы идёте из одного зала дворца в другой, и все они разные. Так и в Сколково, каждый квартал будет отличен от другого. Их будут создавать разные архитекторы.

Сколково строится как город будущего, хотя и ближайшего. У него есть аналоги? Или это новая "утопия" в хорошем смысле, соединяющая новые технологии, дизайн, развлечения?

Сергей Чобан: Нет-нет, это не утопия. Город завтра будет существовать. Что касается будущего, то я не знаю, почему оно упорно ассоциируется с городами, похожими на космические станции, с фантастическими коммуникациями. Я как-то даже написал однажды о том, что мы почему-то все время проектируем не те города, в которые любим ездить. Придумываем мы города с бесконечными фасадами, тысячей одинаковых входов, скачущих окон, а ездим в Рим, Париж, Флоренцию, где у каждого дома - свое лицо. Так вот, Сколково - это город, который мы все любим.

Даже не существующим?

Сергей Чобан: В каких существующих городах нам комфортно? В тех, где по улицам можно гулять, где архитектура соразмерна человеку, где не устаешь от однообразия... Сколково создается именно таким. Здесь человек сможет пройти весь город пешком. Он не будет опасаться, что тут на него наедет общественный транспорт, там - личный, а чтобы попасть на другую сторону улицы, он должен пройти три подземных перехода. Там не будет высоток, давления зданий на человека. Это будет зеленый город. Машины на бензине будут оставаться на парковках у городской черты. Люди будут пересаживаться на электромобиль или велосипед, или просто идти пешком, поскольку город невелик.

Похоже на маленький европейский город?

Сергей Чобан: Отчасти. Это город, в котором урбанистические традиции уживаются с инновациями и экологически чистой средой. Все новое - это отчасти хорошо забытое старое.

Есть шанс проявить себя в Сколково молодым архитекторам?

Сергей Чобан: Планы отдельных районов предусматривают организацию конкурсов. И первый из них уже прошел на участке Технопарка, где кураторы - Жан Пистр и Мохсен Мустафави. В нем участвовало около 600 архитектурных бюро, в основном из России. И среди 10 победителей, в основном, россияне.

Архитектор в принципе должен иметь возможность проявить себя. Понятно, что удача получить такой заказ напрямую, особенно для молодого архитектора, редка. Так что конкурс, думаю, уникальная в России возможность заявить о себе. Все проектные задачи связаны с жильем, с небольшими общественными зданиями, они абсолютно реальные. Можно только сказать архитекторам: участвуйте, все будут рады интересному решению.