Новости

05.09.2012 01:00
Рубрика: В мире

Выпьем "за"...

Новое поколение выбирает напитки без вкуса политики
"Российская газета" знакомит читателей с интервью легенды американского бизнеса экс-главой "ПепсиКо" Дональдом Кендаллом, который первым прорубил окно в СССР. Беседа интересна не только экскурсами в историю, но и рассуждениями о том, от каких стереотипов надо бы избавиться Америке и ее лидерам, а также почему Запад до сих пор полон негатива по отношению к России.

Дэвид Спиди: Я, Дэвид Спиди, директор программы Глобального сотрудничества США Совета фонда Карнеги по этике в международных связях, и сегодня я разговариваю с одним из титанов американской промышленности, бывшим председателем и генеральным директором компании "ПепсиКо" Дональдом Макинтошем Кендаллом. Господин Кендалл, я назвал Ваше среднее имя Макинтош, поскольку знаю, что Вы очень гордитесь шотландским происхождением. Это правда?

Дональд Кендалл: Верно.

Дэвид Спиди: Господин Кендалл, очевидно, что Россия была и остается главным поводом для наших встреч. Вы всегда активно поддерживали работу Совета в этом направлении. Но, конечно, Ваши связи с Россией зародились еще когда она была частью Советского Союза. Позвольте мне спросить для начала: возвращаясь на 50 лет назад, почему Советский Союз? Почему Вы выбрали Советский Союз в качестве рынка для продукции "Пепси"?

Дональд Кендалл: Вообще-то я руководил международной компанией, и наши друзья из Атланты (компания "Кока-кола" - "РГ") уже закрепились на рынке Восточной Европы. Они пришли туда после Второй мировой войны.

Тогда я решил, что с маркетинговой точки зрения было бы неплохо пойти в Восточную Европу и Россию. Это было во время правления Эйзенхауэра, а Эйзенхауэр хотел наладить двусторонние отношения между Россией и США, и отправил туда (в СССР. - Примечание "РГ") Никсона. США провели выставку в России, а россияне приехали сюда (в США. - Примечание "РГ") и тоже устроили выставку.

Никсон попросил меня принять участие в этом (в выставках в США и в СССР. - Примечание "РГ"). Многие компании не решились бы на такой шаг из-за сильных антироссийских настроений. Так наши друзья из Атланты отказались от участия. А я поехал вместе с Никсоном, и впервые угостил Хрущева пепси; я встретился с россиянами и понял, что они чудесные люди и решил попытаться закрепиться в России.

Должно быть, Вы знаете, что, когда был подбит самолет (в 1960 году СССР сбил самолет-разведчик U-2, пилотируемый Пауэрсом. - Примечание "РГ"), это значительно ухудшило двусторонние отношения. И они не возобновлялись до 1970-х годов.

Тогда вместе со своей рабочей группой я отправился туда (в СССР. - Примечание "РГ"), поскольку Никсон хотел понять, можно ли снова наладить двусторонние отношения. Я возглавил делегацию и провел ряд встреч с высокопоставленными людьми, подготовил презентацию для Косыгина и выступил с предложением от компании "Пепси". Наши первые предприятия открылись в 1972 году.

На тот момент я уже активно работал в России, потому что был убежден, что это было наилучшей возможностью для сближения США и России, ведь у наших двух стран замечательные люди. Тогда в России менеджмент был на скверном уровне развития, но, с другой стороны, и у нас с этим случались проблемы.

Но я думал, что наши народы действительно смогут поладить друг с другом, мне хотелось поскорее приступить к делу, чтобы сблизить людей двух стран. Я организовал первую Американо-советскую конференцию по торговле и экономике. Фактически первая встреча на уровне управления состоялась в Белом доме при Никсоне. Мы утвердили начало укрепления взаимных связей и перечень компаний, которые должны были направиться туда (в СССР. - Примечание "РГ") и приступить к работе.

"Не многие среди президентов США достигали такого рейтинга популярности, как Путин"

Дэвид Спиди: Какие еще компании были передовыми в то время, господин Кендалл? Вы были первопроходцем, направившимся в Советский Союз. Так кто же шел по вашим следам?

Дональд Кендалл: Были компании, которые пользовались успехом. Но не все решились рискнуть. Например, компания IBM имела успех. Многие их сотрудники были заинтересованы открывшимися возможностями. Не все из них довели дело до конца. Процесс шел очень медленно, но многие компании сейчас представлены там (в России. - Примечание "РГ").

Дэвид Спиди: Вы сказали, что более 10 лет прошло с первого визита, когда удалось достигнуть прорыва и закрепиться на рынке, это было связано с политической ситуацией и событиями в международной политике: сбитый самолет и тому подобное.

Дональд Кендалл: Самолет-разведчик, конечно, спровоцировал наибольшие сложности. Они не были преодолены до прихода Никсона.

Дэвид Спиди: Разумеется, речь идет о самолете-разведчике U2.

Дональд Кендалл: Никсон всегда хотел вывести двусторонние отношения на новый уровень. Он был заинтересован в международном (сотрудничестве. - Примечание "РГ"). Многие люди до сих пор не осознают, что именно он открыл Китай для США.

Дэвид Спиди: Хрущева в Советском Союзе, конечно, воспринимали как реформатора, отчасти, из-за новой оценки личности Сталина и так далее. А потом была череда политиков - Брежнев, Андропов, Черненко и другие, которые проводили более "старосоветскую" политику. Это должно было стать в некоторой степени помехой в политическом климате?

Дональд Кендалл: Многие из них были заинтересованы в том, чтобы вывести отношения на новый уровень. Брежнев был очень в этом заинтересован. Так же, как и Косыгин.

Дэвид Спиди: Косыгин был премьер-министром.

Дональд Кендалл: Да. Они оба были очень дружелюбны. Фактически я передавал сообщения от Никсона Брежневу и наоборот.

Дэвид Спиди: Неужели?

Дональд Кендалл: Старался, чтобы связи не прерывались.

Дэвид Спиди: Что ж, я не буду спрашивать вас, о чем были эти сообщения, поскольку уверен, что это относится к секретной информации государства. Но очевидно, что вы были доверенным лицом сначала вице-президента, а затем и президента Никсона. Это дружба длилась долго, не так ли?

Дональд Кендалл: Да, это так. Мы работали вместе. Вместе мы ездили по миру в 1960-х, когда он направлялся куда-то с официальным визитом. Он помог мне открыть для себя некоторые страны.

Дэвид Спиди: В одном вашем интервью, которые мы перевели с русского, я читал, что вас с Никсоном сближало происхождение: вы оба родом из сравнительно небольших городов в сельской местности. Так что у Вас было много общего с Никсоном.

Дональд Кендалл: О, очень много. У нас были очень близкие личные взаимоотношения. Он даже играл на пианино на моей свадьбе.

"Основная проблема - это то, что люди не слышат ничего, кроме негативных отзывов о России, по вине нашей прессы"

Дэвид Спиди: Правда? Он был хорошим пианистом?

Дональд Кендалл: Да, очень хорошим.

Дэвид Спиди: Он любил играть, это точно. В этом интервью, которое я цитирую (оно было опубликовано в журнале "Итоги" в России), Вы рассказываете о самом начале своего пути в Нью- Рошели. Вы говорите: "В 1970-х я понял: для того чтобы стать хорошим продавцом, необходимо в совершенстве знать, что ты продаешь, в это надо твердо верить, необходимо быть дружелюбным с покупателем, узнать его сильные и слабые стороны, и, разумеется, надо поддерживать хорошие взаимоотношения с постоянными клиентами все время". Это хороший, здравый совет. Могу предположить, что он сослужил Вам добрую службу, когда Вы вели дела с Советским Союзом, а затем с Россией. Вы оказались в совсем другой стране, совсем иной атмосфере внутри страны, не такой, как на родине.

Дональд Кендалл: Стоит Вам однажды приехать в Россию, провести там некоторое время, и Вы поймете, что там живут по-настоящему замечательные люди. Нет их вины в том, что произошло: многие проблемы возникли по вине руководства, а не людей, которых Вы видите на улицах. Когда Вы встречаетесь и общаетесь с людьми, приходите к ним в гости, ужинаете за одним столом, то осознаете, что они замечательные люди - люди, с которыми можно работать.

Я окончательно убедился в том, что с ними можно сотрудничать и делать что-то вместе. Именно поэтому я решил, что хочу открыть программу, чтобы не только продавать пепси, но и наладить более тесные связи. Так я создал первый американо-советский Совет по торговле и экономике для того, чтобы образовались двусторонние контакты. Разумеется, во времена Никсона эта идея во многом помогала, поскольку он сам поддерживал такие начинания.

Дела действительно сдвинулись с мертвой точки. Я привез наш совет директоров в Россию; люди попросту не могли поверить в то, что мы делаем. Я привел их на встречу, когда мы открывали один из наших заводов. Эти люди (среди них был и глава IBM, который входил в совет директоров), не верили своим глазам. Через непосредственное общение они поняли, как в действительности обстоят дела и какие возможности перед ними открываются. Вот почему я решил посвятить больше времени открытию рынка.

На сегодняшний день рынок в России - самый большой за пределами США. Там у нас более 30 тысяч сотрудников.

Дэвид Спиди: Я бы хотел поговорить о современной ситуации. Но сначала скажите, с кем еще Вам удалось завязать дружественные отношения в то время. Вы упоминали нескольких премьер-министров Советского Союза, назвали Косыгина. Я знаю, что Добрынин, который долгое время был послом в Вашингтоне, также был вашим хорошим другом.

Дональд Кендалл: Анатолий Добрынин стал для нас очень близким другом. Это касается не только отношений между США и Россией, наши семьи сдружились. Он приходил к нам в гости, мы - к нему. Я поддерживал связь с ним, вплоть до его смерти. И до сих пор общаюсь с его женой, беседую с ней по телефону. Это очень теплые дружеские отношения.

У меня были хорошие взаимоотношения с Косыгиным и Брежневым, я также передавал послания между двумя странами, поддерживал обсуждения того, как можно улучшить двусторонние отношения.

Дэвид Спиди: Оставим в стороне политический аспект. Я знаю, что Вы буквально погрузились в русскую жизнь и культуру. Михаил Барышников и художественный руководитель Мариинского театра господин Гергиев - также Ваши друзья.

Дональд Кендалл: Очень хорошие друзья. Я был председателем совета Американского театра балета и пригласил Михаила Барышникова, так началась его карьера в Американском театре балета. А когда я покинул театр, то оставил его ответственным за руководство.

Дэвид Спиди: Можно сказать, неплохая преемственность. А теперь позвольте мне перейти к событиям наших дней. Очевидно, что Вы также были очень дружны с Владимиром Путиным, который избран президентом России на третий срок, и есть взаимное уважение между вами. Он вручил Вам орден Дружбы - высшую гражданскую награду. Расскажите немного о Путине, как человеке, лидере, как о том, с кем вы общались один на один.

Дональд Кендалл: Как Вы знаете, когда после Ельцина к власти пришел Путин, ему достался существенный беспорядок. Все было в сумятице. И мне кажется, было невероятным, что молодой мужчина - Путин, руководя такой страной, как Россия, смог справиться с непростыми задачами. Посмотрите, с чего он начинал, и что происходит сегодня. Как можно сомневаться в его способностях и его умениях, когда экономика и уровень жизни людей значительно улучшились за это время?

Я очень рад, что он избран на еще один срок, потому что у него есть способности и есть последователи. Вы знаете, не многие среди президентов США достигали такого рейтинга популярности, как Путин. Даже на последних выборах, когда его рейтинг упал с 60 до 50, он все равно остался выше, чем рейтинг любого из президентов США.

Дэвид Спиди: Совершенно верно.

Дональд Кендалл: Люди рады, что Путин вернулся, из-за его достижений, из-за всего того, что он сделал. И я думаю, что он продолжит улучшать ситуацию.

"В Конгрессе слишком много людей, которые вообще ничего не знают о России. Особенно о том, что происходит сегодня. Они живут прошлым"

Дэвид Спиди: Думаю, что у нас есть тенденция к тому, чтобы видеть вещи такими, какими бы нам хотелось их видеть. Путин не всегда идет на торг с США, и это делает его непопулярным здесь. Но он делает то, что в интересах России, с его точки зрения. К тому же мы часто видим ситуацию глазами Москвы, Центра. А факты говорят о том, что Путин на президентских выборах одержал победу в каждом избирательном округе, кроме Москвы, где, по-моему, его высший результат - около 40 процентов. Поэтому, он, как Вы правильно отметили, в большей степени представитель российского народа, нравится нам это или нет. Он - президент России, демократически избранный.

Дональд Кендалл: Нам здесь необходимо осознать одно. Основная проблема - это то, что люди не слышат ничего, кроме негативных отзывов о России, по вине нашей прессы. Она никогда не говорит ничего хорошего. Поэтому мне так хотелось создать Американо-российский совет, а также программу обмена молодыми кадрами. Я начал вкладывать деньги в финансирование программ обмена студентами между США и Россией для того, чтобы молодое поколение могло увидеть, что на самом деле происходит в двух странах.

Даже когда только первые преподаватели отправились туда, они не могли поверить в то, что увидели. Здесь люди слышат только плохое. А когда едут туда, то видят много замечательных вещей и понимают, какие там хорошие люди. Поэтому нам надо каким-то образом предоставлять публике больше информации, чтобы она узнала правду.

Дэвид Спиди: Вы думаете еще остались какие-то пережитки со времен "холодной войны", в том смысле, что мы еще не можем избавиться от постоянных отсылов к Советскому Союзу, хотя он уже давно распался? Хочу рассказать Вам, что я не единожды слышал от членов конгресса разговоры о "советских людях", в значении русских. Стоит ли нам избавиться от этого в ближайшее время, как Вы считаете?

Дональд Кендалл: Если посмотреть на конгресс и сенат, то видишь, что там все еще есть люди, которые живут в эпохе Советского Союза. Они не видят, что произошло. Они ничего не знают о России. Все, на что они опираются, - это отдельные слухи о прошлом России. На этой основе они выстроили отношение к России, и с тех пор ничего не изменилось. Они не смотрят на изменения, которые происходят.

Дэвид Спиди: И, естественно, физическим воплощением этого является то, о чем мы уже многократно говорили. Как Вы знаете, мы проделали большую работу для того, чтобы отменить поправку Джексона-Вэника, процесс, который, если взглянуть на календарь, заслуженно, но несколько подзатянувшись, движется к концу. Эта поправка выглядит как наказание России за что-то, что случилось в Советском Союзе 30 лет назад.

Дональд Кендалл: Если бы сейчас президентом был Никсон, думаю, он бы сделал все возможное, чтобы остановить это.

Дэвид Спиди: Я знаю, что Вы активно работали с людьми, чтобы не допустить ее принятия.

Дональд Кендалл: Так и есть. Мы пытались остановить этот процесс - это же просто немыслимо. Но, к сожалению, у Никсона возникли проблемы, и всё ушло. Это политика. Конгрессмен Джексон боролся за голоса.

Дэвид Спиди: Сейчас, разумеется, хотя они, скорее всего, избавятся от этой поправки, - постучим по дереву, они наверняка предложат другую поправку, которая затронет россиян и Россию: так называемый "список Магнитского". Это долгая история, в основном связанная с правами человека. И некоторые могут сказать, что он (список. - Примечание "РГ") просто необходим, поскольку уже существуют санкции в отношении официальных лиц, которые подозреваются в нарушении прав человека. Но похоже, что мы все-таки не можем избавиться от ментальности советской эпохи, которая повсюду следует за нами. Есть что-то в России, что заставляет конгресс поступать иррационально.

Дональд Кендалл: В конгрессе слишком много людей, которые вообще ничего не знают о России, особенно о том, что происходит сегодня. Они живут прошлым. И ничего не поменяется до тех пор, пока такие люди будут присутствовать в конгрессе, пока мы не избавимся от них.

Дэвид Спиди: Если вернуться к деловым вопросам, Вы упомянули создание Американо-советского совета по торговле и экономике. Я никогда раньше не слышал о нем - у Вас всегда можно чему-нибудь научиться. Американо-российский деловой совет стал его последователем?

Дональд Кендалл: Да, с этого все начиналось.

Дэвид Спиди: Вы активно участвует в работе Американо-российского совета сегодня?

Дональд Кендалл: Я уже не очень активно участвую, но с самого начала я посвящал этому много времени. Участвовал в его создании, а затем много работал. Как я уже говорил, первая встреча Совета прошла в Белом доме. Но сейчас я этим практически не занимаюсь.

Дэвид Спиди: Но я по-прежнему считаю Вас вовлеченным в эту деятельность, будь то лично или по телефону.

Дональд Кендалл: Я по-прежнему "вовлечен" в Россию.

Дэвид Спиди: Когда Вы в последний раз были в России?

Дональд Кендалл: Год назад. Я встречался с Путиным, поскольку наша компания хотела приобрести крупную компанию в России и было необходимо получить разрешение. Переговоры поручили мне. Я организовал встречу и заручился разрешением.

Дэвид Спиди: То есть, когда речь идет о значительных сделках, Вы напрямую занимаетесь делами?

Дональд Кендалл: Да.

Дэвид Спиди: Я знаю, что Вы не участвуете в ежедневных операциях компании "Пепси". И тем не менее, как Вы оцениваете качество бизнеса с Россией? Наверняка многие слышали о коррупции, о верховенстве закона, управленческих особенностях и так далее.

Дональд Кендалл: Многое можно услышать. Люди прислушиваются к слухам или каким-то выдумкам и никогда не слышат чего-то хорошего. Если поговорить с людьми, которые ведут дела там, то вы узнаете, что у них никогда не было проблем с Россией. Там проблем не больше, чем где бы то ни было еще.

Иногда слышишь от людей, что там повсюду банды жуликов. Но у нас никогда не было проблем с бандитами. Бизнес там ничем не отличается от бизнеса в какой-то другой стране мира.

Дэвид Спиди: Давайте попробуем предположить: если бы я был человеком, который работает на Вас в России, и у меня бы возникли бы какие-то сложности, то я бы пришел к Вам. Так Вы бы узнали о том, что есть проблемы.

Дональд Кендалл: Да, естественно, я бы узнал.

Дэвид Спиди: А какой Путин как человек, если просто беседовать с ним так, как Вы беседуете сейчас со мной? Вы находите его дружелюбным?

Дональд Кендалл: Он очень дружелюбный и у него отличное чувство юмора. Знаете, Путин, когда ты заходишь к нему в кабинет, всегда поднимается и приветствует тебя - это очень дружелюбное отношение. Он внимательно слушает людей и отвечает им.

Я думаю, Путин - превосходный лидер. Ему достался чертовский беспорядок. Хотя здесь можно услышать множество отрицательных отзывов о Путине. Но это совершенно нелепо, потому что эти люди не были в России, не знают, чего удалось достичь этому парню. Люди, которые бывали в России и работали там, знают, чего он достиг. Я был очень рад узнать, что Путин был переизбран, потому что знаю, что мы продолжим идти правильным путем.

Дэвид Спиди: Если Вам доводилось говорить с ним в какой-то степени о двусторонних отношениях между нашими странами, хорошо ли он настроен в отношении США, на Ваш взгляд? Заинтересован ли он в хороших отношениях?

Дональд Кендалл: Путину хотелось бы хороших взаимоотношений. Но проблема в том, что сообщения, которые приходят сюда, продолжают быть отрицательными. Это многое усложняет. Если бы, наконец, нашелся человек, который смог бы сделать попытку вывести двусторонние отношения на новый уровень, это бы получилось. И это справедливо для всего комплекса двусторонних связей. Если ты не делаешь ничего, кроме как сидишь и критикуешь страну, как может получиться выстроить нормальные взаимоотношения?

Я думаю, он это прекрасно понимает. Я был очень рад увидеть первую его встречу с Обамой. И было похоже, что они были готовы договориться. Если он (Обама. - Примечание "РГ") будет переизбран, я надеюсь, ему удастся добиться улучшения ситуации.

Оригинал материала предоставлен сайтом Carnegie Council for Ethics in International Affairs

Справка "РГ"

Цена блестящих карьерных успехов Дональда Кендалла - его упорный труд. С самого детства Кендалл усвоил, что просто так в этой жизни ничего не дается. Он родился в 1921 году в небольшом городе Сквим штата Вашингтон. Тогда единственным богатством его семьи была молочная ферма. После колледжа поступил в педагогический университет Кентукки. Но уже через год, когда в 1941 году США вступили во Вторую мировую войну, ему пришлось отставить учебу. Он стал пилотом морской авиации. За военные заслуги удостоился трех медалей и дважды Креста "за летные заслуги".

После войны Кендалл женился на дочери командира военной базы, на которой служил. А в 1947 году впервые пришел на работу в компанию "Пепси". За 40 долларов в неделю Кендалл продавал сиропы в одном из ларьков с газированной водой в Нью-Йорке.

Благодаря трудолюбию и амбициям всего через 10 лет он уже дослужился до руководящих постов. В 1956 году Кендалл назначен вице-президентом по продажам, а в 1957 возглавил отделение по международным связям. В 1963 году становится главой компании. Кендалл всегда буквально "фонтанировал" удачными с коммерческой точки зрения идеями: придумывал новые линии продукции, оригинальные рекламные ходы. В честь достижений выдающегося бизнесмена в Нью-Йорке был построен сад скульптур имени Кендалла. В нем собраны 45 произведений известных скульпторов, таких как Огюст Роден, Альберто Джакометти, Генри Мур и многие другие. Ежегодно сад посещают приблизительно сто тысяч человек.

В мире США Власть Позиция Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники