Новости

12.09.2012 14:50
Рубрика: Культура

Звезды балета станцуют в Кремле

"Кремлевский балет", давно уже не интригующий своими премьерами, почти на месяц смог приковать к себе внимание маркетинговым ходом. Открыв сезон раньше ведущих московских театров обоймой классических балетов, он забронировал главные партии для приглашенных солистов.

Классика идет в Кремле в таких аляповатых редакциях, что от соприкосновения с ними любая потребность в искусстве чахнет на корню. Но старинный репертуар незаменим, чтобы представить звезду: главные партии в "Жизели", "Спящей красавице", "Дон Кихоте" в разных редакциях отличаются минимально, поэтому опытные танцовщики могут встроиться в них даже с одной репетиции.

Чешка Дарья Климентова и уроженец Челябинска Вадим Мунтагиров прилетели в Москву за день до своего "Лебединого озера" и станцевали его в Кремле без всяких накладок. За их плечами стоял опыт знаменитого гигантского "Лебединого озера" с 64 лебедями, которое они танцуют со своим родным Английским национальным балетом. Но эксперимент был поучительным. Служи Климентова в любой московской труппе, ей вряд ли досталось бы нечто большее, чем четверка маленьких лебедей, - невысокий рост, отсутствие поющих рук и ног не вяжутся со стандартным представлением об Одетте-Одиллии. Но Климентова, в Праге выученная по вагановской методике, за 20 лет службы в Лондоне обрела преклонение перед точностью текста, тщательную отделку деталей, выразительную подачу. Пусть у нее нет крыльев, которые у нас являются мерилом права балерины на должность королевы лебедей, - их она заменяет столь мелким скольжением в pas de bourree, взрывными выпрыгиваниями в sissones, музыкально акцентированными большими позами, что двойственный образ женской натуры скульптурируется самим хореографическим текстом. Вадим Мунтагиров при этом оказывает партнерше лишь техническую поддержку. Он, как раз самой природой запрограммированный на роль романтических балетных героев, красиво стынет в идеальных арабесках, стабильно вращается, мягко прыгает, - но не может наполнить пространство партии Зигфрида ни одной эмоцией, кроме чувства давящей ответственности.

Федерико Бонелли, представляющий Королевский балет Великобритании, заставил подозревать, что актерская выразительность становится дефицитом в современном Лондоне. Впрочем, у него была сложная задача: для полноценного московского дебюта танцовщику достались "Ромео и Джульетта". В Кремле этот балет идет в версии Юрия Григоровича, которая является полной противоположностью постановке Кеннета Макмиллана, краеугольной в английской балетной традиции. Бонелли, итальянец по происхождению, добился иллюзии юности и пылкости, также как и классичности в противовес английскому натурализму. Но оказался не Ромео, а хорошим танцовщиком, представителем мирового балетного глобализма, при котором лондонского премьера практически не отличишь от парижского. А соответствие стандарту - не та категория, из которой возникают настоящие звезды. Чтобы узнать, как они выглядят, нужно идти на "Спящую красавицу" - в нее "Кремлевский балет" ангажировал Алину Кожокару и Йохана Кобборга. Эту румыно-датскую пару, тоже из Королевского балета Великобритании, видели в Москве десятки раз. Их без устали зазывают к себе и другие балетные столицы. Потому что каждое появление Кобборга и Кожокару на сцене оказывается разным, - как в жизни.

Культура Театр Музыкальный театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники