Новости

13.09.2012 15:48
Рубрика: Культура

Китайский подмастерье

Без поддержки государства продукция традиционных уральских промыслов превращается в дешевый ширпотреб
Почему экономике региона и страны важно развитие народно-художественных промыслов и в каком состоянии они находятся сейчас, «РГ» рассказал один из инициаторов областного законопроекта о господдержке народных промыслов, член Ассоциации «Народные художественные промыслы России» Александр Назаров..

Изделия народных умельцев - это главным образом игрушки, сувениры, то есть продукция, не оказывающая существенного влияния на экономику в целом. Почему же государство должно поддерживать эту сферу?

Александр Назаров: Устойчивое развитие территорий и государств во многом зависит от сохранения этнокультурного наследия, народных художественных промыслов, распространенных на данной территории. Недаром говорят, что народные промыслы - это лицо нации. Это хорошо понимают малые народы. Любая этнокультура исторически формировалась в деревнях и селах. Но современная разруха в селе привела к нашему отрыву от национальных корней. А так как природа пустоты не терпит, то свободное этнокультурное пространство заменяется другими культурами. Это неплохо лишь при условии, что иностранное культурное веяние только дополняет, а не замещает традиционные ценности.

Народные промыслы во многом обуславливают историческую привязанность нации к территории. Причем важны не единичные изделия, а очаги народной культуры, так называемые места бытования промыслов, по географическим названиям которых получили имя и известные изделия: гжельский фарфор, хохломская роспись, а на Урале -  тагильская лаковая роспись, туринская игрушка, богдановичский фарфор, таволжская керамика и т.д. Их сохранение укрепляет государство и формирует национальное самосознание. Непонимание современными чиновниками этой особенности и, как следствие, отсутствие государственной поддержки очагов национальной русской культуры в регионах ведет к разрыхлению нации, безразличию народа к происходящим историческим событиям и ослаблению государственности. Ведь при отсутствии собственного историко-культурного воспитания происходит отрыв от национальных корней и нация становится аморфным сборищем людей без прошлого, настоящего и, конечно, будущего. Это порождает безразличие к происходящим в стране событиям, стремление выехать на постоянное место жительство за рубеж, что мы сейчас и наблюдаем в России.

Почему известные уральские промыслы оказались во многом утеряны?

Александр Назаров: И в царские, и в советские времена эту отрасль активно поддерживало государство, и изделия уральских мастеров были известны в России и за рубежом. Со второй половины XIX века камнерезные производства размещались во всех крупных заводских поселках Среднего Урала, а ювелирное дело расцвело после реформы 1861 года и быстро превратилось в один из самых доходных уральских промыслов. До перестройки на Среднем Урале насчитывалось более 30 предприятий народных промыслов - они позволяли сохранять художественные школы по росписи, литью, передавать опыт младшим поколениям. Сейчас же их можно пересчитать по пальцам.

В начале 1990-х предприятия народных промыслов уравняли с обычными коммерческими структурами. А ведь за рубежом такие производства поддерживаются государством - их никогда не рассматривают как обычный малый бизнес. Он, конечно, может быть и малым, но играет огромную социальную роль, сохраняя культурные и исторические корни. Без поддержки государства они рассыпаются на мелкие составляющие и постепенно исчезают.

Но ведь мелкие ремесленники, которых сейчас довольно много, тоже сохраняют традиционные промыслы.

Александр Назаров: Вот и у чиновников почему-то сложилось мнение, что маленькие мастерские и ремесленники-одиночки способны без поддержки государства сохранить народные промыслы и даже обеспечить Свердловской области туристическую привлекательность. Однако это не совсем так. Только на коллективных предприятиях в местах бытования народных промыслов можно сохранить традиционные технологии, обеспечив применение местных материалов и совершенствование приемов труда. Мастеру-одиночке это не по плечу - он может только имитировать традиционные ремесла. К тому же ремесленники часто создают изделия, вовсе не опираясь на уральскую историю.

С утерей предприятий народных художественных промыслов и, как следствие, исторических центров бытования промыслов сувенирная продукция уральского региона превратилась в дешевый ширпотреб. Даже на традиционной ярмарке в Ирбите в этот раз ситуация была парадоксальная: половина изделий - китайского производства. От Урала же лишь небольшая часть экспозиции ремесленников. Министерство культуры Свердловской области больше склонно поддерживать высокое искусство, известных художников и композиторов. В то же время из администрации губернатора, случается, звонят и просят помочь наполнить подарочный фонд главы региона.

Какова сегодня ситуация с традиционными уральскими промыслами?

Александр Назаров: На Среднем Урале фактически утеряны народные промыслы - и область потеряла лицо. Прославившая уральских мастеров тагильская роспись по металлу практически умерла - цех по эмали посуды прекратил существование как непрофильное производство, и от знаменитых "Тагильских подносов" остались лишь мелкие мастерские. Да и качество подносов уже не то: их изготавливают по китайским штампам, поскольку собственные в 1990 годы были распроданы или сданы в металлолом. И лаковая роспись по металлу сейчас в России называется жостовской - по месту продолжателей этого вида промысла в подмосковной деревне Жостово. Богдановичский фарфоровый завод разорился, "Туринская игрушка" закрыта, на месте ковроткаческой фабрики в Бутке сейчас вяжут жгуты для автомобильной промышленности. Закрылась и основанная самим Татищевым  фабрика "Уральские самоцветы", в которой некогда еще секретарь свердловского обкома Борис Ельцин заказывал для правительства страны карту СССР из уральского природного камня. Сейчас на месте фабрики - развлекательный центр.

Сысертский завод хотя и сохранен, но производит лишь фарфорово-фаянсовые иконостасы. Удалось спасти от разорения "Таволжскую керамику" в Невьянске, но от былого большого предприятия осталась лишь треть. Меж тем интерес у свердловчан к народным промыслам есть: только на керамическую фабрику приезжает в год до 20 тысяч гостей плюс иностранные делегации.

Но это беда не только Среднего Урала. На известном с царских времен Гусь-Хрустальном заводе, говорят, теперь будут производить пеностекло. Мол, хрусталь никому не нужен. Может, и не нужен устаревший ассортимент в таком количестве, но кто мешает освоить новые направления? Ведь чешское и муранское стекло востребовано во всем мире.

Как выживают сегодня оставшиеся предприятия?

Александр Назаров: С трудом. 60-70 процентов в себестоимости продукции составляют траты на электроэнергию, остальное - на расходные материалы и зарплату. Но дело не только в финансах. На открытых слушаниях о поддержке народных промыслов, прошедших недавно в Ирбите, выступал представитель камнерезного участка из поселка Малышева и жаловался, что его "замотали" надзорные органы: запутанные законы и множество подзаконных актов написаны таким образом, что предпринимателя постоянно держат на крючке. Сельскому предприятию предъявляют требования, которые зачастую можно выполнить только в городе: канализация, водопровод, медобслуживание. Получается, какое бы предприятие народных промыслов ты ни открыл в селе - попадаешь под пресс. Один резчик по дереву рассказал, что у него было семейное производство, но, когда их обложили налогами, они не выдержали бремени.

Есть ли будущее у этой отрасли?

Александр Назаров: Будем оптимистами, ведь на федеральном уровне понимают значимость поддержки народных промыслов, созданы специальные экспертные советы. На Урале был накоплен колоссальный художественный, культурный и производственный опыт в сфере народных промыслов и ремесел. Его нужно систематизировать и распространить. Как это сделать? В 1960 годы выведена на принципиально новый уровень роспись керамики в Гжели, объединившей сотни мастеров в одну школу. Кто мешает нам сделать то же самое в Свердловской области и восстановить, например, "Туринскую игрушку" или ковроткачество в Бутке, превратить в единую школу три разрозненных подносных промысла в Нижнем Тагиле? Тем более опыт других уральских регионов показывает, что при желании властей развитие народных промыслов может быть очень успешным. В Тюменской области сохранены и развиваются сибирское ковроткачество и резьба по кости, в Челябинской - каслинское литье, златоустовское украшенное оружие. Да и в некоторых других субъектах РФ выделяются значительные суммы на поддержку народных промыслов, например в Татарстане - по 20 миллионов рублей в год. Конечно, в нашем случае мало просто выделять деньги из бюджета на развитие промыслов - их нужно активно возрождать.

Культура Арт Народные промыслы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область