Новости

25.09.2012 00:10
Рубрика: Спорт

"Царь" блистает на арене

Евгений Плющенко покорил Верону
В одном из самых известных амфитеатров в мире "Арена ди Верона" состоялось уникальное шоу - "Опера на льду". В этом великолепном представлении, где слились в едином порыве опера и фигурное катание, блистал и наш олимпийский чемпион Евгений Плющенко.

Организаторы очень старались, чтобы все получилось на высшем уровне. Прогоны длились в буквальном смысле с утра до ночи. Накануне шоу даже начал таять лед. Несмотря на то что у Евгения был очень жесткий и меняющийся график, за несколько часов до выступления он нашел время для "РГ" и поделился своими впечатлениями.

Евгений, зная всю историю "Арены ди Верона", где в свое время кипели нешуточные страсти (гладиаторские бои и морские сражения), какие эмоции испытываете перед выступлением в этом античном римском амфитеатре?

Евгений Плющенко: Я впервые буду кататься в Колизее, на такой прекрасной арене. Испытываю исключительно положительные эмоции и небольшой адреналин. Мы как раз шутили с ребятами по поводу этой площадки: 300-400 лет назад в арене проходили поединки, на которых умирали люди, а мы вот теперь будем здесь кататься. Потом ребята говорят: "Но мы же их помним"... Жизнь продолжается, и время идет, и мы делаем прекрасные вещи. Все-таки фигурное катание - это не только спорт, это настоящее искусство. Это и балет, и акробатика, это еще и театр.

Что вас больше всего привлекло в этом проекте?

Евгений Плющенко: Я выступал со многими исполнителями. В Турине у меня был номер с Андреа Бочелли, в Швейцарии - с Глорией Гейнор. Я выступал с Силом, с Анастейшей и многими другими. В Вероне я должен был кататься в прошлом году, но, к сожалению, участвовать в шоу не смог из-за травмы. Я "за" такие проекты двумя руками и ногами. Потому что это что-то новое для всего мирового фигурного катания. Это очень интересное шоу. И что самое для меня приятное, оно проходит в Италии. Я здесь провожу очень много времени и по работе, и во время отдыха с семьей. Я очень люблю эту страну, этот потрясающий народ.

В ваши ранние программы не единожды были включены произведения итальянских композиторов: Рота, Пуччини, Далла. Почему на этот раз ваш выбор пал именно на "Хабанеру" и "Риголетто", а не, скажем, на "Ромео и Джульетту" - столь символичную для Вероны?

Евгений Плющенко: Прежде всего "Хабанеру" я уже катал в 2002 году. Я люблю более экспрессивные программы, более мощные, артистические, жесткие, сексуальные. "Риголетто" - это игра с девушками, это игра в любовь, это Жигало. Это все свойственно моему образу. А "Ромео и Джульетта" - это более плавное, нежное произведение. Хотя с японским хореографом Кендзи Миямото мы уже ставили этот танец. Получилась прекрасная программа под замечательную музыку, но там нет всплеска. Пока, видимо, это не мое. Я долго нахожусь в спорте, и мне хочется удивлять свою публику. А в роли Ромео - это был бы тот же Плющенко.

Наконец наступил долгожданный вечер. За полчаса до представления казалось, что этот огромный 16-тысячный зал не успеет заполниться в срок. Но неожиданно, буквально за какие-то пять минут до начала представления, трибуны наводнили любители высокого искусства, спешно усаживающиеся на специальные бордовые подушечки. В зале чувствовалось ожидание чего-то неповторимого.

Праздник музыки и фигурного катания удался на славу. Вечер был насыщенным и вместе с тем воздушным, а главное - настоящим. В нем было ничего искусственного, не считая, конечно, льда.

На 800-метровой ледовой площадке, переливающейся всеми цветами радуги, предстала целая мозаика из талантливых и всемирно признанных фигуристов из России, Италии, Швейцарии, Японии и Германии. Под звуки живого оркестра и пение высокопрофессиональных теноров и меццо-сопрано, а также замечательного веронского хора фигуристы почти на одном дыхании прокатали самые великие и любимые произведения мировой оперы. И, конечно, образ был бы незавершенным без великолепных костюмов, струящихся по льду, поражая своей красотой, грациозностью и утонченностью.

В этот вечер никто никому не мешал, ни с кем не соревновался, не стремился взять верх или доминировать. Все было гармонично. Опера и фигурное катание, к всеобщему восторгу зрителей, органично сплелись в единое целое. Складывалось впечатление, что музыка проникает в лед, плавно перетекая в тела спортсменов и заставляя их вытворять чудеса: сложные поддержки, каскадные прыжки и стремительные вращения. Все без исключения артисты-фигуристы были на высоте, но публика все же видела только троих: "Принцессу" Каролину Костнер, "Паганини льда" Стефана Ламбьеля и "Царя" Евгения Плющенко. Так прозвали этих выдающихся фигуристов ведущие вечера. И недаром.

Евгений Плющенко, несомненно, умеющий держать публику, заигрывать с ней, получил взамен чуть ли не больше оваций, чем "родная" итальянка Каролин Костнер, которая, кстати, выбрана "мадриной" ("крестной матерью") этого шоу. Плющенко, как всегда, был неподражаем и показал прекрасное владение коньком, артистичность и задор. "Я катаюсь только для вас", - сказал Евгений, поблагодарив своего преданного зрителя. За "Риголетто" он был вознагражден итальянской поклонницей большим сердцем из красных цветов, а его "Хабанера" ввела в состояние экстаза весь зал, став одним из главных гвоздей программы. Вечер завершился под катание всех фигуристов, представших на льду в роскошных золотистых египетских одеяниях и под триумфальные звуки "Аиды" Джузеппе Верди. На утро местные газеты назвали Евгения Плющенко "молодым Нуриевым из Сибири и, возможно, самым великим спортсменом за всю историю фигурного катания".

Спорт Фигурное катание
Добавьте RG.RU 
в избранные источники