Новости

25.09.2012 07:46
Рубрика: Власть

Смена слагаемых

Виктор Басаргин рассказал о приоритетах в интервью "РГ"
Губернатор Пермского края Виктор Басаргин дал первое с момента своего назначения главой региона интервью "Российской газете".

Первые месяцы работы Виктора Басаргина на губернаторском посту ознаменовались кардинальной сменой приоритетов в социальной и промышленной политике региона, а уже реализуемые проекты были существенно пересмотрены. Сейчас правительство края совместно с Заксобранием работает над программой социально-экономического развития Прикамья до 2017 года. Какие показатели заложены в этом документе и на какие ресурсы губернатор намерен опереться для достижения поставленных целей, Виктор Басаргин рассказал в интервью "РГ".

Вспомнить о ресурсах

Виктор Федорович, насколько изменились ваши впечатления от края в первые месяцы работы на посту губернатора? Какие из первых выводов оказались ошибочными, обманчивыми?

Виктор Басаргин: Первые впечатления - самые верные. Ни в чем не обманулся. Оценка людям, оценка потенциалу края - все соответствует первым впечатлениям, и они неплохие. Мало того, убежден, что сегодня надо повысить эффективность использования ресурсов региона. Человеческие ресурсы - достойные с точки зрения желания людей работать, уровня их квалификации, образования, состояния науки. Жаль вот только, что ребята после окончания вузов не остаются здесь, но для этого власть и существует - чтобы создать стимул у людей оставаться здесь. Природный потенциал также используется не очень эффективно. Лесная отрасль забыта и криминализирована. Также можно более рационально использовать полезные ископаемые. Сейчас упор в развитии сырьевой базы сделан на нефть, газ и соль. Это системообразующие для края ископаемые, но не стоит забывать и о других ресурсах - это металлические руды, инертные ресурсы. Даже самое элементарное - щебень, песок, гравийную смесь - мы везем из-за пределов края - более 50 процентов инертных материалов завозим, хотя река Кама здесь. Ладно, если бы везли по приемлемым ценам, а то гравий продают по 1400 рублей за куб, что выше среднероссийской стоимости. С учетом транспортной составляющей мы можем перевозить гравий даже из самых дальних точек края не дороже тысячи рублей за куб. Поэтому эффективность использования природно-ресурсного потенциала надо повышать.

Реально ли региону в ближайшие 10-20 лет уйти от сырьевой зависимости и наполнять бюджет в основном не за счет нефти и соли, а высокотехнологичных производств?

Виктор Басаргин: С точки зрения промышленного потенциала все сложнее. У меня сложилось впечатление, что власть устранилась от поддержки и развития предприятий. Ставка была сделана на то, что рынок сам все отрегулирует: кто не смог работать - сам уйдет, а на его место придет более эффективный собственник или управленец.

Не верите в "руку рыночной экономики"?

Виктор Басаргин: Никакой рыночной саморегуляции не произошло. В мегаполисе это не заметно, а в маленьких монотерриториях, где всего одно или несколько предприятий, очень ощутимо. В любом случае туда надо подтягивать инвесторов, чтобы появлялись новые интересные проекты как в случае с Чусовым, где ОМК готова вложить в строительство сталеплавильного комплекса более 20 миллиардов рублей.

В крае есть несколько депрессивных территорий, перспективы которых практически не прослеживаются. Не кажется ли вам разумным переселение граждан из небольших населенных пунктов, где нет никакого производства, и бюджетные вложения не принесут эффекта?

Виктор Басаргин: Не для всех поселений это возможно. Мы столкнулись с проблемами Кизеловского угольного бассейна (КУБа), программа развития которого также не до конца была продумана. Комплексности в решение проблем не было - ставились лишь локальные задачи. Никто не работал над созданием новых рабочих мест. А если говорить о программе компактного проживания граждан, то надо было сохранить жилищный фонд. Но местные власти доводили до плачевного состояния нормальные дома, не снося при этом ветхое жилье. В Кизеле было 100 тысяч жителей, а сегодня осталось 30-40. При этом треть жилья - ветхое.

Мы проанализировали ситуацию в северных населенных пунктах, в которых ликвидированы учреждения системы ГУФСИН. Это были небольшие населенные пункты с численностью населения до 1000 человек, но сегодня в этих поселках осталось 100 и меньше жителей. И они забыты, заброшены. Нет медобслуживания, да и местной власти тоже нет. Поэтому о судьбе этих поселков будем в первую очередь думать. В качестве эксперимента решим проблему одного из населенных пунктов КУБа - поселка Юбилейный. Там сохранилось много брошенного жилья, которое еще можно восстановить. И мы предложим жителям северных населенных пунктов туда переехать в восстановленные квартиры. При этом посмотрим и возможность создать рабочие места. По этому поводу уже есть договоренность с одним из деревообрабатывающих предприятий.

Пробелы в резерве

Вы немало поездили по городам и селам края. И уже можете, наверное, сказать, что кто-то из глав не соответствует занимаемой должности и надо с ним прощаться…

Виктор Басаргин: По отдельным территориям есть такое впечатление, что глава не справляется с задачами, которые стоят перед территорией. Но всегда задумываешься - а кто взамен? А есть ли кадровый потенциал, чтобы адекватный был человек и шел под решение конкретных задач? К сожалению, произошла деформация региональной власти, и видно, что в чиновники идут не для того, чтоб решать проблемы, а ради своих корыстных интересов. Вокруг этого возникает нездоровый ажиотаж. Поэтому надо придерживаться взвешенной позиции: чтобы за людьми, которые в органы власти выдвигаются, было бы общественное мнение, стояли бы те же общественные организации, партии. Чтобы работала система праймериз, и главным критерием для отбора претендентов в органы местного самоуправления было мнение людей.

То есть выборы в органы местного самоуправления вы не намерены пускать на самотек?

Виктор Басаргин: Нет. Одна из серьезных задач сегодня - необходимо выстроить в крае работу с кадровым резервом, начиная с муниципалитетов. Сейчас система подготовки кадров перестала работать, и опыт прежних лет напрочь забыт. Мы перестали отслеживать людей, которые потенциально готовы работать во властных структурах, и абсолютно прекратили готовить специалистов к работе во власти. С точки зрения обмена опытом - тоже большой пробел. Кроме совета руководителей муниципальных образований Пермского края такого механизма нет, и главы варятся в собственном соку. Да и совет - не оторвался ли он от проблем местного самоуправления?..

Вы всегда заявляли, что являетесь сторонником прямых выборов глав городов и в тоже время говорите о системе отбора мэров. Как найти золотую середину?

Виктор Басаргин: Система формирования резерва - если она будет выстраиваться только властными структурами, то точно ничего не получится. А если прислушаться к лидерам общественного мнения и учесть позицию населения, никакого противоречия не будет. Может быть, вы меня ортодоксом назовете, но скажу: в советское время эта система существовала, и что бы там ни говорили, она не была недемократичной. Человек выдвигался на руководящие должности, поддержанный коллективом, общественным мнением. Случайных людей там не было. Хочу, чтоб и теперь в крае была такая ситуация.

Судя по количеству специалистов, привлеченных в правительство и администрацию губернатора из других регионов, вы и на уровне региона столкнулись с проблемой кадрового дефицита. Почему не нашлось среди пермских управленцев людей, достойных занимать высокие должности?

Виктор Басаргин: Они может и есть, но сложно было за короткий период времени их найти - ведь было чуть больше месяца. И я решил, что лучше назначить людей, с которым я работал, и потенциал которых уже знаю. Но если я увижу в Прикамье людей достойных, которые готовы адекватно выполнять работу, они будут востребованы. И в идеале на руководящие должности должны прийти люди, которые очень хорошо знают край.

Можете ли вы назвать безоблачными ваши отношения с местными промышленниками и политическими элитами, или чувствуется какое-то напряжение? Обошлось ли без конфликтов при решении кадровых вопросов? Не чувствуете образование фронды?

Виктор Басаргин: Все довольны и не могут быть. Я все время говорю: куда не пойди, все время чью-то поляну топчешь. Быстрее нашли общий язык с промышленниками и собственниками предприятий. Со всеми познакомились, обсудили программы развития, договорились о совместных проектах. У них трудности такие же, как у любого руководителя: дефицит квалифицированных кадров, жилищный вопрос, социальные проблемы. Это решать их без власти невозможно, и здесь мы общий язык находим. Мало того, одну из государственных программ - по сносу ветхого жилья - мы будем реализовывать и за счет частных средств. Может быть, посложнее с политическими партиями. Но после моего назначения мы встречались с лидерами отделений партий, договорились о взаимодействии. Ну и сегодня, самое главное, принят закон о выборах губернатора. И вы знаете, что мы создали политсовет при губернаторе, пригласив туда руководителей всех политический партий, фракций Заксобрания, лидеров общественных организаций и тех, кто имеет отличное от власти мнение. Мы вместе работаем над совершенствованием законодательства и Устава Пермского края, и за счет улучшения диалога попытаемся проблемы снять. Пока удается находить понимание, и во многом это связано предоставленным мне кредитом доверия.

Программа на вырост

В Заксобрание направлен проект программы социально-экономического развития региона (СЭР) на 2012-2016 годы. Что изменилось по сравнению с редакцией программы, подготовленной прежним правительством?

Виктор Басаргин: Сейчас завершаем формировать бюджет на 2013 год и на 2014-2015 годы и разрабатывать программу СЭР. И мы должны потихоньку переходить от текущих проблем к решению стратегических задач. В стратегии социально-экономического развития, на основе которой будет разработана программа СЭР, индикаторы поменяли практически во всех сферах. И в прогнозах на трехлетку есть изменения. Политика в социальной сфере вписывается в федеральный тренд - повышение зарплаты бюджетников, модернизация здравоохранения - повышение доходов врачей и укрепление материально-технической базы медицинских учреждений. Есть программа создания межмуниципальных районных медицинских центров. Для школ будет закупаться новое оборудование, предусмотрено создание образовательных центров для детей с ограниченными возможностями. Планируем создание школы по типу Сколково, в которой будет выстроена вертикаль обучения талантливых детей от детского дошкольного учреждения до окончания средней школы. Обратим внимание на совершенно забытую сферу среднего профессионального образования. Это в чистом виде сфера ответственности краевых властей. Систему специализированных центров профессиональной подготовки будем выстраивать в каждом районе.

Ваш предшественник Олег Чиркунов считал, что у каждого региона должна быть своя "изюминка", уникальная особенность, позволяющаяся выделиться на фоне других территорий и привлечь инвесторов, туристов. Прежде такой изюминкой считалась пресловутая культурная революция. А вы что считаете такой "изюминкой"?

Виктор Басаргин: Уровень жизни населения, ту социальную среду, в которой мы живем. Мы много говорим о наших достопримечательностях. И министерство культуры поставило задачу по развитию внутреннего туризма. Прекрасные места есть на севере края. Я, как уроженец Урала, прежде таких мест не видел, хотя поездил по стране - слава Богу. Вот за счет этого и будем сюда направлять потоки туристов, попытаемся раскрутить это как наш бренд. Что касается имиджевых вещей, пока не могу сказать навскидку, что мы уже определились. Ранее запущенные проекты, которые реализовывались, тоже будем их развивать.

Вы имеете в виду проект "Пермь - культурная столица"?

Виктор Басаргин: Ну, может быть не так громко… С точки зрения повышения культуры региона есть над чем работать. Замахнулись на бренд культурная столица, а все здания в Перми исписаны граффити. Есть прекрасные начинания в театрах, галерее. Художественную галерею при ее фондах попытаемся серьезно раскрутить, сделать достоянием не только края, но и России. А сейчас над златом чахнем и никуда не пускаем. Надо показывать коллекции галереи в других регионах и за рубежом, и тем самым подтягивать россиян и иностранцев в Пермь.

Краю предстоит реализовать целый перечень крупных инфраструктурных и инвестиционных проектов: строительство аэропорта, железнодорожного вокзала, мостов через Чусовую и Каму, художественной галереи, оперного театра… Потянет ли бюджет единовременные траты сразу на несколько масштабных проектов? При реализации каких регион может рассчитывать на привлечение федеральных средств?

Виктор Басаргин: Сейчас в бюджете это все предусматриваем. Приходится где-то урезать финансирование, а где-то - наращивать. Первые "хотелки" обеспечивали нам 14 процентов дефицита бюджета-2013, но сейчас сократили его до 8 процентов. С этой цифрой будем выходить в Заксобрание. Но здесь очень многое зависит от точности прогнозов развития экономики. Мы верстаем бюджет, исходя из самого консервативного сценария - без увеличения доходной базы. Лучше с такого дефицита стартовать, и потом покрыть его за счет роста экономики, чем ждать сюрпризов от нового возможного кризиса.

Что касается строительства мостов, то, видимо, это будут частные инвестиции. Постараемся сделать мостовые сооружения платными с хотя бы частичной окупаемостью. И эта плата должна составлять копейки, чтоб она была не обременительной для жителей. И как только проект окупится, плату за пользование надо отменять. В Китае так и делается, а у нас если вводят плату, то пожизненно.

Социальные проекты мы тоже хотели бы реализовывать вместе с бизнесом - так, чтобы предприниматели разово вложились в объекты, а мы могли бы их выкупить за счет бюджета. Но в этом случае мы должны гарантировать определенную доходность бизнесу после вложения инвестиций. Кстати, проблему со строительством галереи и театра тоже можно было бы решить с помощью инвестиций, но это надо было делать первоначально. Сегодня это бременем ложится на бюджет, причем по ряду объектов мы рассчитывали на помощь из федерального бюджета, но сегодня в Москве с удивлением узнают об этом. Поэтому не особо рассчитываем на помощь, хотя будем обращаться в правительство РФ.

На каких условиях бизнес готов вложиться в строительство театра и галереи?

Виктор Басаргин: Можно было бы реализовать эти проекты за счет концессии. Иностранцы были готовы вложить 7 миллиардов рублей в строительство оперного театра при условии его передачи в концессию на 30 лет. Так и по галерее - они готовы построить ее бесплатно, но при условии, что будут ее эксплуатировать ее 20-30 лет - возить по миру, показывать ее коллекции. Можно принять такое решение, и тогда не потребуется вложений из бюджета. Но мы в этом случае можем потерять нашу балетную школу и весь творческий процесс. Это совершенно другие принципы экономического управления.

Нулевой цикл

На совещании со строителями вы заявляли о необходимости утроить объем вводимого в эксплуатацию жилья и строить больше квартир эконом-класса. Готова ли стройиндустрия откликнуться на этот заказ региональных властей?

Виктор Басаргин: Очень серьезные изменения вносим в программу жилищного строительства. Они в меньшей степени затронут бюджет, но затраты казны на строительство инфраструктуры все же будут. А в основном это будет привлеченные средства. Индикаторы существенно меняются. В 2015 году предполагаем выйти на ввод в эксплуатацию 1,3 миллиона квадратных метров жилья - это в два раза больше существующих объемов. Ведь мы сейчас на одном из последних мест по этому показателю и по доступности жилья. В среднем по России, чтобы накопить деньги на квартиру, жителю надо около четырех-пяти лет, а здесь в Пермском крае этот срок гораздо дольше.

Но цифра двукратного увеличения объемов жилья все равно кажется невероятной. Как быть с дефицитом готовых участков с развитой инфраструктурой? Что можно сделать в короткие сроки?

Виктор Басаргин: В Перми с компанией "ПИК" запустили дом в жилом комплексе "Грибоедовский". Говорили и про микрорайон "Бахаревка", чтоб компания выходила на эту площадку. И я сказал, что мы введем пообъектный учет жилищного строительства. Как только инвестор будет приступать к освоению нового участка, он должен сказать, какой объем строительства предполагается, и что необходимо от краевой и муниципальной власти с точки зрения инфраструктуры. Главное - чтоб не было административных барьеров. Но проблема неразвитости стройиндустрии есть. У нас под такие объемы нет предприятий. Но компания "ПИК", к примеру, купила предприятие ЖБИ, которое готово выпускать до 100 тысяч квадратных метров железобетонных изделий в односменном режиме. Но мы договорились, что они будут работать в двух- и трехсменном режиме - возводить ежегодно 100 тысяч квадратных метров жилья и обеспечивать задел еще на 100 тысяч. Будем по такой же схеме работать и с другими предприятиями. Нашли инвесторов, готовых строить в Прикамье предприятия стройиндустрии. Параллельно с этим можно решить проблемы населенных пунктов, в которых сегодня избыток рабочих сил и дефицит рабочих мест. Это наши военные городки Звездный, Марковский. Будем там готовить площадки и строить на них новые предприятия. Такие договоренности уже есть, в том числе и с Российским фондом жилищного строительства (РЖС). Так что проблему видим, и за счет этого ресурса попытаемся ее решить.

Полетим и поплывем

В своем блоге вы заявили о намерении возродить региональные авиаперевозки, но понятно, что местное авиасообщение не может быть безубыточным. Кто будет финансировать восстановление взлетно-посадочных площадок за пределами Перми?

Виктор Басаргин: Скажу, что сохранившихся взлетно-посадочных полос в крае уже нет, кроме разве что площадки в Березниках. Все остальное - это некошеные поляны. Сейчас передвигаемся по региону на вертолете, и на этих площадках приземляемся. Видно, что их территории охраняют и не застраивают. Но чтобы восстановить их, необходимы огромные затраты. Сперва попытаемся возродить местные авиаперевозки в Березниках с участием одного из инициаторов этого проекта - депутата ЗС. Рассмотрим, может быть, такую возможность и в Кудымкаре. Если же говорить о возможных затратах, то вскоре будет подписано постановление правительства РФ о межрегиональных перевозках: частично авиабилеты будут субсидироваться из федерального бюджета, частично - из регионального. И мы точно будем участвовать в этом проекте, но инфраструктурой внутри региона надо будет заниматься.

А что с речным сообщением?

Виктор Басаргин: Это тоже одна из идей. В крае водный ресурс - один из главных, и он тоже не используется практически. Мы разговаривали с руководителями наших системообразующих сырьевых предприятий, и они считают, что возможности наземного и железнодорожного транспорта сегодня практически исчерпаны. Дороги перегружены, а Транссиб задействован на 100 процентов. В свое время была надежда на "Белкомур". Но это очень затратный проект, и своими силами нам его не реализовать, и сейчас он корректируется - возможно это будет ветка до северной железной дороги. Поэтому ставку сегодня надо делать на водный транспорт. Надо почистить фарватер, увеличить глубины. И наш внутренний туризм должен использовать возможности реки - можно организовывать круизы по Каме в города Прикамья и соседних регионов. Но причалы тоже все разрушены. Пока предусмотрели деньги только на ремонт речного причала в Перми, который входит в единый проект реконструкции набережной. Но для реанимации водного транспорта нужны причалы в других районах. Сегодня многие регионы России решают проблемы транспорта и пробок, запуская речные трамвайчики. Можно сделать такое и у нас. Скоростные суда есть, но как они окупятся - пока вопрос.

Олимпийский прицел

Многих пермяков приятно удивило ваше внимание к спорту - посещение спортивных матчей "Амкара" и "Молота", Континентального кубка в Чайковском. Может, вы хотите превратить Пермь в "спортивную столицу"?

Виктор Басаргин: Хожу на матчи, потому что считаю себя болельщиком, и мне это интересно. Для меня хоккей и футбол - это увлечения с детства, и этим видам спорта буду отдавать предпочтение при планировании своего досуга. Буду стараться не пропускать матчи, и пока, надо сказать, все игры, которые посетил - наши команды выиграли.

А с точки зрения бюджетного финансирования спорта будем реально поддерживать профессиональные команды при условии наличия привлеченных от спонсоров средств - не менее 50 процентов. Но это деньги не на закупку игроков, а на развитие детского спорта - чтоб появлялись секции, спортшколы, чтоб они готовили молодежь. После Олимпийских игр в Лондоне мы обсудили с олимпийцами подготовку спортсменов и приняли решение с 2013 года открыть в Перми Детско-юношескую школу олимпийского резерва с филиалом в Чайковском. Планируем привлечь хороших тренеров. Чайковский будет специализироваться на зимних видах спорта - это двоеборье, прыжки с трамплина, лыжные гонки, биатлон, фристайл. В Перми это плавание, легкая атлетика и фигурное катание. То есть по этим видам спорта будут работать школы, которые начнут готовить мальчишек и девчонок к Олимпийским играм.

Решен вопрос о переводе в краевую собственность СК имени Сухарева. Это тоже будет центр развития олимпийских видов спорта?

Виктор Басаргин: Он будет таким центром, безусловно. Но мы сейчас постараемся забрать в краевую собственность и еще один комплекс - стадион "Прикамье", принадлежащий пороховому заводу, потому что там площадка для развития легкой атлетики. По спорткомплексу "Орленок" будем искать помощи у "Газпрома": 27 сентября я встречаюсь с Миллером, и буду просить вложить в каток очень серьезные средства. Мы, скорее всего, уйдем от варианта, предложенного некоторыми депутатами Пермской гордумы: оказалось, что реконструкция обойдется в 3,5 миллиарда рублей. Мы, видимо, будем строить отдельное новое здание рядом с "Орленком", а потом по возможности отремонтируем существующее. Но это будет совершенно новый спорткомплекс - с гораздо меньшими затратами реализованный проект, но который даст нам гораздо большие возможности в плане развития детского спорта.

Край для души

Последние годы Вы работали министром регионального развития РФ. Рабочий день губернатора короче или длиннее?

Виктор Басаргин: Сейчас по сравнению с первыми месяцами вхожу в нормальный режим. Рабочий день, учитывая необходимость вникать во все вопросы жизнедеятельности края, - минимально 14 часов в сутки. Суббота - рабочий день, воскресенье - для души что называется, но на пару-тройку часов прихожу на работу просмотреть бумаги, не привлекая аппарат.

Вы ходили с внуками на спектакль "Алые паруса" в драмтеатр. А семью уже перевезли в Пермь?

Виктор Басаргин: Семью полностью перевез, и детей, и внуков, так что не скучно. И этот переезд - абсолютно их личное решение. Я четыре года прожил в Москве, и была возможность выбора, но в Москву они не поехали, а тут безо всякого "давления" согласились. Город им нравится, и мне тоже. В Пермском крае есть такие вещи, которые меня привлекают и которые сами пермяки уже не замечают. От природы захватывает дух.

Какой из городов края вам больше всего понравился, помимо Перми?

Виктор Басаргин: У каждого города есть свои замечательные достопримечательности и исторические места. Посмотрел Строгановские палаты в Усолье - очень понравились. Весь соликамский комплекс - с чего вообще весь Пермский край начинался.

Вы все время говорите в выступлениях и на встречах "наш Пермский край", "наш город" - это попытка подстроиться под аудиторию?

Виктор Басаргин: Точно не подстроиться… Это произвольно уже - все-таки это наш край. Думаю, что с ним свяжу годы, которые мне отпущены Богом.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край