Новости

11.10.2012 04:45
Рубрика: Общество

Вторая жизнь

Разыскиваются бойцы, которых спасла санинструктор Мария Цуканова
В наградных документах Цукановой, погибшей в 1945 году во время сражений с японцами на Корейском полуострове, стоит цифра 52. Это 52 спасенных ею человека.

Одному из них, моряку-тихоокеанцу Косте Плоткину, Маша помогала дважды. Первый раз перевязала небольшую "царапину", второй - вытащила его, тяжело раненного в грудь и ногу, с поля боя.

Пока что история жизни этого человека, настоящее имя которого Каро дик Томбас дон Лопарос, единственная из всех, которую удалось восстановить Галине Шайковой, учителю из Владивостока, много лет занимающейся поисковой работой.

Исследование, длившееся два года, уместилось в папку с архивными документами и фотографиями, плюс очерк в несколько печатных страниц. Он рассказывает о непростой судьбе испанца, попавшего в Советский Союз в 10-летнем возрасте, подростком сражавшегося за свою новую родину, пережившего смерть близких и сталинские лагеря, умершего уже в новой России в 76 лет…

Нашелся случайно

Началось все, как это часто бывает, с нескольких слов и обрывков воспоминаний. В 2010 году Галина Николаевна Шайкова была координатором проекта "Имя зажглось звездой". Вместе с учениками владивостокской школы № 14 она разыскала новые факты биографии бесстрашной санитарки Марии Цукановой (РГ-Неделя, №227, 7 октября 2010 года).

Когда расследование близилось к концу, библиотекарь главного клинического госпиталя Тихоокеанского флота, на территории которого стоит монумент, вспомнила: сразу после его установки в 1968 году оттуда вела передачу "Здоровье" Юлия Белянчикова. Она говорила обо всех медработниках, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, и попросила откликнуться тех, кто помнит Машу. Вскоре в телевизионную редакцию пришло письмо от Константина Александровича Плоткина: "Я - боец, которого вынесла из-под огня Мария Цуканова…".

Позже он писал автору памятника Ольге Сушковой: "Никогда не забуду Машенькины слова: "Держись, матросик, мы с тобой еще потанцуем".

Эти пожелтевшие страницы, хранящиеся сейчас в музее имени Арсеньева, рассказывают, как испанский мальчик Каро дик Томбас дон Лопарос был вывезен из воюющей страны, где от рук фашистов погибли его родители, в Советский Союз. В Северной Осетии, в городе Орджоникидзе, он нашел новую семью. Его приемными родителями стали Александр Захарович и Серафима Михайловна Плоткины.

Перед самой войной приемного отца Кости, участника Гражданской войны, событий на Хасане и Халхин-Голе, перевели в Красноярск. Там Плоткин-старший попросил зачислить пасынка, освоившего игру на духовых инструментах, в музыкальный взвод. 22 июня труба сигналиста Кости Плоткина пропела боевой сбор.

Судьба сигналиста

Константину было всего 15, и на фронт его, конечно, не взяли. Он сбежал из дома и стал сыном 365-го стрелкового полка 119-й стрелковой дивизии. Воевал под Москвой, на Волоколамском направлении попал в окружение. Оттуда, из кромешного ада, Костя вынес на себе боевое знамя дивизии. Вместе с товарищами он прошел страшные бои под Гжатском и на Курской дуге. Был ранен и после госпиталя отправлен на лечение в Орджоникидзе. Затем - военное училище связи. Снова фронт, ранение, после которого его привезли к матери в Красноярск. Она надеялась, что ее 17-летний сын останется дома, но он опять просился воевать.

В 15 лет Константин Плоткин сбежал на фронт

Эти бои описаны в Книге памяти дивизии, где воевал юный патриот. Галине Шайковой удалось установить связь с единственным в России музеем, где собраны материалы о сынах и дочерях полков, курским музеем "Юные защитники Родины". Дело Константина Плоткина находится в его фондах и на экспозиции в первом зале. В письме директор музея отметила, что раз в пять лет в нем проводятся слеты детей войны, Плоткин был участником слета в 1970 году.

В 1990 году его семья переехала в подмосковный Зарайск. В музее городской школы №1 хранится гюйс моряка-подводника, который Плоткин берег в память о морской службе.

На Тихоокеанский флот

После тяжелого ранения ему, не достигшему призывного возраста, было отказано в возвращении в действующую армию. Но Костя рвался на фронт. И попал туда по комсомольскому призыву - получил назначение на Тихоокеанский флот, во Владивосток, в учебный отряд подводного плавания. Ныне это действующая воинская часть, 51-й учебный отряд.

Там рассказали, что служба Константина была опасной. Летом 1945 года начали формировать разведывательные подразделения для высадки в японском тылу, попал туда и Костя Плоткин. В ночь на 9 августа 1945 года до личного состава батальона было доведено заявление Советского правительства о вступлении СССР в войну с Японией. А 13 августа около 13 часов экипажи шести торпедных катеров высадились на причалы корейского города-порта Сейсин.
"Мы были уже у самой вершины, когда самураи открыли сильный минометный огонь. Я просто не могу передать, что творилось вокруг. В 1941 году под Истрой и Гжатском я видел смерть в лицо, но такого огня я ещe не видел", - вспоминал Плоткин.

После войны Каро дик Томбас дон Лопарос еще многое пережил: был узником ГУЛАГа, куда попал как испанский шпион, похоронил первую жену, умершую во время родов, а в 1986 году перенес операцию, из его груди врачи извлекли японский осколок, сидевший там больше 40 лет… Много лет спустя он попал в КНДР, на место, где был спасен. На братской могиле среди имен погибших моряков-тихоокеанцев увидел свое и выбил рядом слово "жив".

Прямая речь

Галина Шайкова, краевед:

- Константина Плоткина похоронили в 2002 году под песню "Раскинулось море широко" во всех боевых наградах, среди которых ордена Красной Звезды, Отечественной войны, Звезда Героя КНДР, медали - Ушакова, Нахимова, "За отвагу".

Летом я побывала в Зарайске, встречалась с его второй женой.

Объединить разрозненные факты биографии Кости-Каро помогли коллеги из Северной Осетии, где он долгое время жил после войны. В Интернете я натолкнулась на сайт руководителя поискового отряда моздокской общеобразовательной школы №8 Ирины Сарахман. С ее помощью в газете "Северная Осетия" было опубликовано письмо с просьбой откликнуться тех, кто знал Константина. Оказалось, что журналистка этой газеты была знакома с героем. Более того, в редакцию позвонил друг Плоткина - Хизир Гулуев.

В книге "Ухожу на задание" Владимира Успенского описано, как санитарка Цуканова спасла раненого. "Маша подползла к нему, под огнем перевязала. Выбиваясь из сил, стала тащить его с сопки к своим". А когда оказались в безопасном месте, решила ползти за его товарищем. Мария попала в плен. Озверевшие японцы убили ее.

Для уточнения фактов по владивостокскому периоду жизни Плоткина пришлось обратиться в архив Тихоокеанского флота, военный комиссариат Приморского края, в совет ветеранов Тихоокеанского флота, встречаться с ветеранами-подводниками, участниками Великой Отечественной войны. Это помогло найти учебный отряд подводного плавания.

Результатом изучения архивных документов, встреч с людьми, стала поисково-исследователь­ская работа, рассказывающая о жизни удивительного человека. Я продолжаю поиски и прошу откликнуться бойцов 355-го Гвардейского отдельного батальона морской пехоты ТОФ, сражавшихся в 1945 году в Корее, или их родственников.

Контакт

Телефон 8-914-653-20-02, e-mail shaikova.g@yandex.ru

Общество История Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край Владивосток
Добавьте RG.RU 
в избранные источники