11.10.2012 12:50
    Рубрика:

    Николай Коляда представил свое видение комедии дель арте

    Коляда поставил самую известную пьесу Карло Гольдони. Приключения работающего на две ставки плута прекрасно известны российской публике по фильму "Труффальдино из Бергамо" с Константином Райкиным.

    Для Коляды важен не столько сюжет, сколько комедия - чтобы зритель смеялся. Режиссер вынес на сцену неповторимую атмосферу репетиций, про которые он обычно говорит, во-первых, "репетиция - любовь моя", а во-вторых, "репетируем и ржем до упаду".

    В своей режиссерской манере Николай Коляда тяготеет к традициям народного театра и даже, зарываясь во тьму истории человечества, - к ритуалу и обряду. Комедия дель арте по определению - театр как раз-таки народный, импровизационный, дошедший до нас из глубины веков. Свое понимание этой близкой ему формы режиссер представил в постановке главного хита Гольдони.

    Спектакль бьет практически по всем чувствам зрителя, к счастью, избавленного от тактильных ощущений: актеры лишь грозят публике палками, не применяя их (но кто знает, не разойдутся ли они в пылу импровизации на последующих спектаклях). Яркость и пестрота сценографии бьет по глазам, уши закладывает от криков, публику балуют вкусными конфетками и дарами природы. Коляда прибегает даже к такому запрещенному, будоражащему мозжечок приему, как ароматерапия. Наверное, каждого в детстве мама учила едой не бросаться, но по режиссерской воле актеры плевать хотели на хорошее воспитание, вволю надругавшись над умопомрачительно пахнущими овощами и фруктами.

    В режиссерском замысле физиология вторична, первична импровизация. В историческом варианте дель арте большую часть представления составляли шутки-прибаутки на злобу дня. Коляда обыгрывает главную, всегда актуальную тему своей жизни - театр.

    Труффальдино отдана системообразующая роль капокомико - главного артиста и режиссера в одном лице - не абстрактного представителя профессии, а конкретного Николая Коляды. Такой же персонификации подверглись все "масочные" персонажи: актеры представляются, бросают реплики от своего лица - выглядывают из-за масок. Так что получилось заковыристо: скажем, Илья Белов играет самого себя, артиста Белова, играющего режиссера Коляду и Труффальдино. Правда, по-честному болтать, что в голову взбредет, Коляда артистам не позволил: один из ведущих драматургов российской современности, "Лопе де Вега наш уральский", собственноручно заполнил лакуны в пьесе, оставленные Гольдони под импровизацию. Так, спектакль начинается... с репетиции, с сеанса режиссерской психотерапии: Белов - Труффальдино - Коляда персонально частит каждого актера "бездарью" и другими обидными словами.

    Такой "сор из избы" обычно выносится в капустники, понятные только своим, однако в данном случае он выдержал публичную проверку: зрителю нравится, ему смешно от пьесы Коляды, сочиненной в содружестве с Гольдони. Да и не только с ним: в создании спектакля приняли участие Тициан, Гольбейн (младший), Караваджо, Ренуар, Мане и целая толпа малых голландцев. В котел Коляды годится все - живописные шедевры, затертая до дыр музыкальная классика, представленная Россини и Верди, популярное видео с YouTube, акробатика и жонглирование. В результате получается "не Венеция, а какой-то Шарташский рынок" и "Труффальдино из Туринска". И эта злободневность, ощущение "здесь и сейчас" - суть комедии дель арте.

    Зрителям на выбор предлагается два варианта: выйти вон либо включиться в заданную режиссером игру и выражать свое одобрение криками, а неодобрение - швырянием на сцену различных мелких предметов.

    Поделиться: