Новости

24.10.2012 12:45
Рубрика: Экономика

Приватизировать станут по-новому

В четверг на своем очередном заседании правительство рассмотрит прогнозный план приватизации федерального имущества на 2011-2013 годы. Причем сделает это уже с новых позиций, которые, как предполагается, станут базовыми в дальнейшей политике разгосударствления.

То, что прозвучало на этот счет в последнее время из уст премьера Дмитрия Медведева, а также участвовавших в обсуждении новой концепции приватизации Министра экономического развития Андрея Белоусова и его заместителя главы Росимущества Ольги Дергуновой, обнадеживает.

К примеру, не предполагается поголовно продавать все то, что находится сегодня в федеральной собственности; ФГУПы оставят по минимуму; обяжут федеральные ведомства, под патронажем которых находятся госструктуры, более активно участвовать в обосновании их продажи или сохранения в прежнем статусе.

В прогнозном плане приватизации федерального имущества на 2011 - 2013 годы 114 унитарных предприятий и 809 открытых акционерных обществ. Сейчас самое время подумать: нужно ли их всех приватизировать, а если решено приватизировать, то обязательно ли следуя общей практике.

Среди государственных предприятий сферы АПК, например, к приватизации намечено 31 унитарное предприятие и 191 ОАО, рассказывает директор Центра  агропродовольственной политики Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, доктор экономических наук Наталья Шагайда.

Помимо организаций, приватизация которых отработана, в их число попали предприятия по племенной работе, селекции, осеменению, конюшни, конезаводы, опытно-производственные и учебно-опытные хозяйства отраслевых учебных заведений.

В ходе аграрной реформы, начатой в начале 90-х годов, эти предприятия были исключены из общей программы приватизации "в целях обеспечения общих условий  развития сельского хозяйства". Они не могли быть приватизированы обычным образом, поскольку на тот момент не был создан механизм, гарантирующий выполнения их функций частными структурами. И что же? Такие механизмы придуманы, работают? Нет. По-прежнему их приватизация не предусматривает никаких особенностей.

В итоге сохраняются риски разрушения этих предприятий, считает Шагайда. Так, в Пермском крае был приватизирован, доведен до банкротства и ликвидирован знаменитый Пермский конный завод №9. Уникальная коллекция лошадей раздроблена, лишена помещений, находится на грани уничтожения. А ведь конезавод десятилетиями поддерживал имидж России, его чудо-лошадки не раз с блеском побеждали на внутренних и международных соревнованиях.

Реструктуризация имущественных комплексов опытно-производственных и учебно-опытных хозяйств аграрных учебных заведений  в 90-х годах привела к тому, что их земли перешли к аграрным вузам.

Сейчас землепользование учебных хозяйств очень сильно урезано. Приватизация имущественного комплекса учхозов без основной части земли обернется  невозможностью продолжения сельскохозяйственной деятельности, а продажа по общим правилам - без ограничения круга покупателей, учета особенностей формирования имущественного комплекса, обременений в виде обязательств по обеспечению доступа студентов к производственной практике - не только способствует потере или перепрофилированию  производства, но и подрывает подготовку  сельскохозяйственных специалистов. Хорош будет агроном, который видел почву только в музее почвоведения, а ее состав изучает в пробирке, и  не имеет ни малейшего опыта работы с сельскохозяйственными рабочими.

К сожалению, для многих предпринимателей и чиновников существенная часть планируемых к приватизации объектов имеет ценность только как совокупность имущества - помещений, зданий, земли под ними. В результате довольно широкий спектр государственных функций, в частности, по сортоиспытанию, проверке качества семян, искусственному осеменению животных будет утеряна, поскольку коммерциализация мелких предприятий не обеспечит прибыльности, приватизация приведет к приобретению имущества, а не бизнеса. Да и государство при подобной схеме большой выгоды не получит, так как имущество приватизируется в рамках предприятия АПК, стоимость его в этом случае невысока.

Ликвидация предприятий, продажа зданий, участков в городах и поселках  приведет к обогащению не российского бюджета, а лиц, получивших доступ к их приватизации, убеждена Шагайда. Хотя жизнь разнообразна: и нельзя не видеть, что делаются попытки увеличить стоимость имущества, к примеру, тех же учхозов. Но какими-то мутными способами.

Так, перед акционированием учебных хозяйств их руководители в разных регионах России  - не собственники, а  наемные работники - делают одно и тоже дело: пишут заявление в суд, что они используют землю аграрных вузов, что она была когда-то в их пользовании, что, по-видимому, землю вузам отдали незаконно.

И происходит чудо: все судьи, в разных концах страны, не обвиняют учхозы в  самозахвате (тем более что и земельный налог за эту землю платили не учхозы, а аграрные вузы), а выносят одно решение - землю передать обратно, в учхоз, который будет приватизирован. Как-то не верится, что нет в этих действиях кукловода.

Приватизирован будет учхоз без всяких гарантий относительно того, что туда примут студентов на практику, что не построят на пашне дома. А идет именно к этому: многие учхозы граничат с городом, в состав совета директоров при акционировании попадает не ректор вуза  или представитель органов управления сельским хозяйством, чтобы принимать взвешенные решения, а очень часто - посторонние люди, посторонние к учебному процессу и сельскому хозяйству, но заинтересованные в земле и другом имуществе учхоза. Кто отслеживает, сколько после такой приватизации подведено бывших учхозов к банкротству?

В программе приватизации не уточняется тип акционерного общества, продолжает Шагайда. Как смешно смотрятся открытые акционерные общества на месте сортоиспытательной станции с двумя десятками работников! Непонятно, почему организация, отвечающая признакам субъекта малого предпринимательства, в ходе подготовки к приватизации становится открытым акционерным обществом с реестрами собственников, реестродержателями и прочими атрибутами большой компании.

В стране действует государственная программа поддержки АПК, вот-вот заработает новая - до 2020 года. Там  предусмотрены меры, преследующие цель улучшить племенной состав животных, повысить продуктивность, использование семян лучшего качества, прописаны стимулы для молодых специалистов, чтобы приезжали работать в село. И параллельно с этим идет процесс приватизации, не обеспечивающий сохранение функций государственных учреждений, направленных на то же.

Те, кто отвечает за управление имуществом, свою позицию четко изложили: управлять госимуществом - не означает только продавать. Приватизация - не цель, а средство повышения эффективности использования имущественных комплексов. Должны существовать отраслевые стратегии в отношении этих предприятий.

Если, например, учебное хозяйство прибыльно, если нет частных компаний, которые уже выполняют функции по обучению студентов, то не пора ли подумать над созданием учебно-научных организаций, используя государственно-частное партнерство? Чтобы научная и учебная деятельность потихоньку становилась бизнесом.

Если такие организации не будут рассчитывать исключительно на финансирование из бюджета, принимать решения и брать кредиты, не ожидая согласия чиновников (которые сейчас его без причин могут и не дать), то кому станет хуже? И так нужно смотреть по каждой государственной структуре, которая стоит в плане приватизации: что выгадает государство, что потеряет, не будет ли вынуждено после его утраты создавать заново подобное предприятие?

Собственно, об этом Ольга Дергунова и говорила - нужна дорожная карта. А делать ее нужно отраслевым министерствам. В отношении АПК - Минсельхозу России.

Экономика Бизнес Крупные компании Правительство Приватизация государственного имущества