Новости

24.10.2012 00:05
Рубрика: Общество

О пользе добрых дел

"Никита Хрущев", - представился мальчишка лет десяти в треухе и русской рубахе, подпоясанной индейским ремешком. Его рыжие вихры выбивались из-под шапки, а озорные глаза были окружены роем веснушек. Знаменитые имя и фамилию он произносил почти без акцента, - правда, это было единственное, что он знал по-русски. Он ничего не ведал про Никиту Сергеевича Хрущева, зато увлеченно рассказывал по-английски про Ивана Ивановича Хруща, польского дворянина, перебравшегося в Москву в 1493 году, где тот принял православие и стал называться Хрущевым. После чего вместе с Робин Джой, управительницей и добрым ангелом Форт-Росса, и вместе с другими американскими мальчишками и девчонками стал выделывать коленца русской плясовой.

Эти американские ребята приехали на земли первого русского поселения в Калифорнии, чтобы приобщиться к нравам и обычаям нашего Отечества, которое оставило о себе добрую память и через двести лет после прихода первых представителей Российско-американской торговой компании во главе с Иваном Кусковым. Им повезло - именно в дни их пребывания в Форт-Россе поставили точную копию ветряной мельницы, которой некогда русские колонисты удивили местное население, - в начале ХIХ столетия это была первая ветряная мельница в Калифорнии. Мельницу привезли из Вологды, освятили ее 18 октября в присутствии высоких гостей из Москвы и Сан-Франциско, которым продемонстрировали все ее возможности: она действительно может молоть зерно. .

В этот идиллический день 18 октября 2012 года самые разные люди, приехавшие из Москвы и Вологды, из Вашингтона и калифорнийской столицы Сакраменто, из других городов и весей России и США, не могли устоять перед магическим очарованием заветного места. И утром в Форт-Россе, и вечером в мэрии Сан-Франциско, где был устроен прием в честь завершения торжеств, посвященных 200-летию первого русского поселения в Калифорнии, наши соотечественники и американцы говорили о том, что странным образом территория с таким привычным военным названием стала символом мира, добра, дружелюбия и любви. И поэтому не хочется думать о дурном. Приветствие нашего президента Владимира Путина, оглашенное послом России в США Сергеем Кисляком, и обращение госсекретаря США Хиллари Клинтон, зачитанное бывшим послом США в России Джоном Байерли, были столь доброжелательны, что, казалось, они обещали новую солнечно прекрасную эру в российско-американских отношениях. Выступления министра культуры России Владимира Мединского и председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Михаила Маргелова, равно как и знаменитого сенатора Дианы Файнстайн, возглавляющей подкомитет по контролю за американскими спецслужбами, были лучезарно безоблачны, как утренние часы в Форт-Россе. Я никогда не видел столь расслабленно счастливого Виктора Вексельберга, который изрядно потратился на все мероприятия юбилейного года, равно как и трогательно улыбчивого Уильяма Перри, бывшего министра обороны США, а ныне члена Наблюдательного совета Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. Говорили о каком-то особом типе русской колонизации этих диких земель, где обошлось без стрельбы и крови, где пушки Форт-Росса палили лишь тогда, когда надо было помочь приплывающим кораблям избежать столкновения с прибрежными скалами.

Форт-Росс становился символом обретенного рая, где в мирном сотрудничестве уживались люди и звери, где вожделенный в ХХI веке мультикультурализм был обыденной нормой жизни - русские, алеуты, индейцы народа кашайя, креолы занимались земледелием, ремеслами, судостроением. И эти общие добрые дела не оставляли времени для вражды.

У меня нет особых иллюзий - любая колонизация осуществляется огнем и мечом. Это интернациональная практика - и Московское царство, и Российская империя здесь не придумали чего-то совершенно нового. Достаточно почитать записки А.П. Ермолова или прозу Л. Н. Толстого, чтобы убедиться в правоте этих слов.

Да и история освоения Аляски была далеко не столь безоблачной, как порой кажется. Российско-американская торговая компания, учрежденная в 1799 году была вовсе не филантропической организацией, а первого главного правителя Русской Америки купца А. А. Баранова уж точно нельзя назвать ангелом во плоти. Не просто абстрактные интересы России, а интересы российского буржуазного сословия ставились во главу угла, а потому новые территории и их жители должны были давать не только доходы, но и прибыли. Ведь и Форт-Росс компания должна была продать, когда он стал убыточно обременителен, когда доставка зерна из Калифорнии на Аляску потеряла коммерческий смысл.

Но лет тридцать, с 1812 года здесь творились почти чудеса. В Европе шла кровавая война, втянувшая в себя все страны и народы континента, для России ставшая Отечественной, граждане Северной Америки вновь яростно бились с британцами за свою независимость, а здесь на берегу Тихого океана, в двух сотнях километров от Сан-Франциско, царила благодать, природу которой сразу и не возьмешься объяснить. Но может и не стоит мудрствовать лукаво: здесь жили люди, которые делали простые добрые дела, целью которых было не только извлечение прибыли из производства пшеницы, но создание разумной и достойной жизни для всех обитателей Форт-Росса и его окрестностей. Здесь жили по совести и относились к другим так же, как к самим себе. Словом, жили как добрые и хорошие люди. И в этот счастливый день 18 октября 2012 года всем участникам торжеств показалось, что не все еще потеряно. И можно попробовать жить так же - осмысленно и достойно. Вдруг получится.

Общество История Колонка Михаила Швыдкого Россия и США