Новости

01.11.2012 00:20
Рубрика: В мире

Наташа Ростова заговорила на пушту

В Афганистане перевели великий роман Толстого
Триумфальное шествие романа Льва Николаевича Толстого "Война и мир" по планете продолжается. В XXI веке он дошел до далеких афганских селений: самое знаменитое произведение русского классика перевели на язык пуштунов.

За перевод взялся афганский писатель Латиф Бохаванд. Над романом-эпопеей он трудился несколько лет, и для него эта работа тоже стала самой настоящей эпопеей. "Когда я только начал делать подстрочный перевод, у меня сломался жесткий диск, так что 300 страниц текста пропали, - рассказал он. - Спустя год я вновь принялся переводить роман, осознавая всю важность этого предприятия".

В итоге книга русского классика на пушту увидела свет тиражом в тысячу экземпляров. Афганский переводчик вовсе не боится, что соотечественники не осилят роман Толстого. "Война и мир" принадлежит не только русскому народу, но всему человечеству, и я бы очень хотел, чтобы его смогли прочесть пуштуны", - признался Бохаванд. Он уверен: Толстой будет близок и понятен жителям Афганистана, многие из которых учились в Советском Союзе и помнят русских, "шурави" по временам не только войны, но и мира. Хотя и боевой дух русских, по словам афганца, не может не вызывать уважение его сородичей. "Особенно ценно для нас, что Толстой сам служил в русской армии и принимал участие в кавказской и крымской кампаниях, - объяснил переводчик. - Он привнес этот опыт в свой роман, показал стойкость русского народа в борьбе с войсками Наполеона". Вот такие странные сближенья.

2674 страниц занял роман Толстого на пушту

Переводы Толстого, причем именно с русского, а не с английского языка, можно встретить в самых неожиданных уголках. Так, на книжных полках в Бангкоке наши соотечественники видели 900-страничное тайское издание "Войны и мира". Оказывается, уникальный перевод был выполнен более 80 лет назад одним дипломатом, который учился еще в Российской империи. Экземпляр книги, изданной в 1930 году, он торжественно вручил на родине наследному принцу.

Известно, что Льва Николаевича уже при его жизни с огромным интересом читали в арабских странах (одним из первых его произведений, с которым познакомились в Египте, стала "Крейцерова соната" - под велеречивым, с восточным колоритом названием "Согласие и развод, или Мелодия Крейцера"), а также Персии. В современных иранских библиотеках можно найти чуть ли не всю нашу "школьную программу", а свежий перевод "Войны и мира", опять же с языка оригинала, был сделан там в 1998-м.

Конкурировать с Львом Николаевичем может только Федор Михайлович. К примеру, Достоевского особенно любят японцы. Несколько лет назад профессор-русист Икуо Камэяма не просто перевел "Братьев Карамазовых", но даже дописал продолжение - "фантазии на тему" разошлись полумиллионным тиражом.

Ну а самую удивительную историю приводил покойный ныне философ Александр Пятигорский. Оказывается, в пакистанской провинции Синд, "отсталой, полуфеодальной, где до сих пор практикуют кровную месть", местные жители зачитываются... романом Достоевского "Идиот" - он там второй по популярности после Шекспира. Переложение с английского на синдхи оставляет желать лучшего, но читатели объясняют: Мышкин им очень близок - у них даже был похожий земляк, между прочим, тоже князь. В общем, неисповедимы пути русской классики.

В мире Ближний Восток Афганистан О Льве Толстом