Новости

01.11.2012 15:42
Рубрика: Культура

"Три Де Бэнд" сыграл для "РГ"

Текст: Елена Ляшенко (Санкт-Петербург)
Фото, видео: Дмитрий Кощеев
"Три Де Бэнд" - молодые петербургские музыканты, почти случайно встретившиеся в стенах театра "Комедианты". Итогом этой встречи стали собственный ансамбль, дебютный альбом аранжировок "А просто так…", вышедший ровно год назад, и концертная программа, премьера которой состоится в декабре. В беседе с "РГ" скрипач Валентин Ворошилов и аккордеонист Петр Миронов рассказали о том, что такое честность для артиста, как объединить песню "Антошка" с современной танцевальной музыкой и почему нельзя идти проторенной дорогой.

Как получилось, что вы начали играть вместе?

Валентин Ворошилов: Наверное, это было судьбоносное совпадение, потому что все мы из разных мест. Я из Петербурга, учился в консерватории, Петр - "народник" из Выборга, а Дмитрий - эстрадник и приехал из Печор.

Петр Миронов: Я много где учился, но главным учебным заведением считаю Университет культуры и искусств, который дал мне возможность, поразмыслив, определить, чем же я хочу заниматься. Потом я пошел на эстрадное отделение в университет Герцена. Дмитрий тоже закончил СПбГУКИ, он профессиональный барабанщик, но все же самоучка (в хорошем смысле этого слова) - это человек, который любит сам разбираться во всем, искать новые пути. Например, вместе с Валентином они придумали игру на скрипке как на балалайке, без смычка. А гитара в руках Димы превращается в мультиинструмент - в душе-то он барабанщик. Есть много версий истории нашей встречи, основная - что встретились мы в театре "Комедианты".

Валентин Ворошилов: Какое-то время я работал в оркестре Капеллы, но условия были мне не по душе, и я ушел. Потом, перепробовав множество мест работы, попал в театр по приглашению актрисы Нины Мещаниновой.

Петр Миронов: У музыкантов работает сарафанное радио - бывает, кажется, что все плохо, и вдруг раздается звонок и кто-то предлагает участие в интересном проекте. Так и я оказался в "Комедиантах". Сначала Валя играл на скрипке в одной постановке, потом пригласили и меня. Дмитрий тоже, будучи студентом Сыктывкарского музыкального училища, был участником хора в местном оперном театре. Так что все мы приобрели театральный опыт.

Как-то раз встал вопрос о том, что нужен коллектив для музыкальной работы в течение двух часов, состоящий из аккордеониста, скрипача и гитариста. До этого мы были немного знакомы, но буквально на первой репетиции мы поняли, что затронутая тема нам очень интересна, и решили продолжать работать вместе.

Откуда такое название? С объемными изображениями вы вроде не связаны, участник с именем на "Д" у вас только один - Дмитрий.

Петр Миронов: Имеется в виду объем с точки зрения музыкальности. Музыка, которую мы играем, воспринимается как нечто объемное, многомерное, поэтому мы и решили перенести понятие 3D с изображения на музыку.

В вашем репертуаре и песни Стинга, и Эдит Пиаф, и цыганский джаз, и советские песни, и еврейская народная музыка… Как вы выбираете мелодии, которые играете?

Валентин Ворошилов: Конечно, у нас полная демократия. Кто-то приносит произведение, мы пробуем, репетируем и оставляем только то, что безоговорочно нравится всем нам. У нас с самого начала не было основного жанра - решили попробовать как можно больше и выбрать то, что у нас получается лучше всего. Поэтому дебютный альбом "А просто так…" получился таким пестрым.

Петр Миронов: Правда, сейчас мы отошли от идеи "пощупать все" и нашли интересное нам направление, в котором и работаем. Пробуем сделать хороший добрый проект - объединить детские песни и современную танцевальную музыку. В процессе ее изучения мы поняли, что зачастую она оказывается нечестной, потому что создают ее не люди, а машины. А каждый из нас относится к музыке очень честно. Музыка не терпит лжи, она сразу ставит на место тех, кто относится к звуку, к инструменту спустя рукава. Но все-таки встречается современная танцевальная музыка, в которой чувствуется композиторская мысль. Ее мы и попробовали совместить с узнаваемыми детскими песнями (например, "Антошка" или "Песня принцессы" из "Бременских музыкантов"), изменив их стилистику. Сейчас подходит к концу работа на студии, почти готова концертная программа, и в декабре мы сможем представить концерт и новый диск на суд слушателей.

 
Видео: Дмитрий Кощеев

Валентин Ворошилов: Начав работу над совмещением этих совершенно разных жанров, мы обнаружили, что они начинают вести себя совершенно по-новому - появляются какие-то иронические сюжеты, которые можно обыграть. Вокала в этой программе не будет, мы просто используем другие инструменты: Дима возьмет в руки электрогитару, я - электроскрипку, а Петр - тот же аккордеон, только с микрофоном.

Где вы репетируете?

Валентин Ворошилов: Обычно люди, которые приходят в нашу студию впервые, немного пугаются, потому что находится она в бывшем бомбоубежище. Но там довольно уютно, а главное, тихо.

Петр Миронов: Когда возникла необходимость постоянно репетировать и записывать музыку, мы поняли, что собираться каждый раз у кого-то дома невозможно - у кого-то дети маленькие, у кого-то соседи нервные. А иметь пусть маленькое, но свое помещение очень удобно - можно прийти в любое время дня и ночи.

Вам никогда не хотелось к вашему инструментальному коллективу добавить голос?

Валентин Ворошилов: Мы не только коллеги, но еще и друзья и, может быть это прозвучит эгоистично, но если появится кто-то другой, то сложившаяся атмосфера будет утрачена.

Петр Миронов: У нас были программы с вокалистами, с другими инструментами, но мы поняли, что трио просто самодостаточно.

У вас есть необычная запись мелодии Стинга Englishman in New York с "рэпом о России". Это тоже эксперимент?

Петр Миронов: Да, это наш друг Илья. К нам в студию часто приходят представители разных музыкальных культур - рокеры, джазмены, рэперы. И вот Илья, заглянув к нам, услышал эту музыку и предложил написать к ней текст. Мы подумали - почему бы и нет? К тому же рэп обычно исполняется под электронный аккомпанемент, а акустическое сопровождение стало своего рода ноу-хау.

Есть что-то, что вы еще не попробовали, но собираетесь?

Валентин Ворошилов: Есть один проект, идея которого появилась раньше идеи обработки детских песен, но пока не дозрела до реализации. Это альбом произведений Чайковского в нашей аранжировке. Уже есть несколько номеров с интересными решениями.

Петр Миронов: Правда, это очень ответственная работа. Постоянно задаешься вопросом: могу ли я, имею ли право "замахнуться на Петра нашего Чайковского"? Еще нам хотелось бы сыграть с симфоническим оркестром музыку в нашей авторской инструментовке. Цели всегда должны быть масштабными - даже если не достигаешь их, все равно по дороге получаешь хорошие результаты.

Будете когда-нибудь играть собственную музыку?

Валентин Ворошилов: Такая тенденция определенно есть, потому что в процессе репетиций возникают какие-то свои мотивы, мелодии, которые вполне имеют право на жизнь и, возможно, в будущем станут популярными. Но пока мы стесняемся их демонстрировать кому-то.

Часто слышите критику в свой адрес?

Валентин Ворошилов: Моя жена, которая тоже играет на скрипке, следит за качеством исполнения нашей музыки. Дима тоже держит нас в тонусе, постоянно указывая на какие-то недочеты. Впрочем, это нормально - не всегда ведь замечаешь собственные ошибки.

Петр Миронов: Часто бывает так, что музыканты играют только "для своих", то есть рассчитывают на профессиональную публику. Пианисты - для пианистов, скрипачи - для скрипачей. Разумеется, понравиться всем невозможно, но мы все же стараемся играть для людей, которые профессионально далеки от музыки. Потому что одобрение таких слушателей означает, что удалось достучаться до их сердец.

Как вообще сегодня заработать молодому музыканту?

Валентин Ворошилов: В академической системе скрипачи, виолончелисты, арфисты и другие музыканты, связанные с оркестровой музыкой, идут работать в небольшие оркестры. Кто-то стремится в Мариинку или Капеллу, конечно. В основном выпускники консерватории - оркестранты, солистами становятся немногие. Люди с амбициями уезжают за рубеж. Я выбрал другой путь. Я люблю академическую музыку и играю ее для себя, но сидеть всю жизнь в оркестре не хотел бы.

Петр Миронов: Если просто поставить перед собой цель стать богатым, то никогда ее не достигнешь. Это всегда побочный продукт, когда реализуешь свою "высокую программу".

В Петербурге есть группы и ансамбли со своей "нише" - Billy’s Band играет "алкоджаз", "Опа Новый Год" - вариации на тему клезмерской музыки, "Терем-квартет" - струнные варианты известных произведений. Вы ориентировались на кого-то, когда создавали "Три Де бэнд"?

Петр Миронов: Стоит сказать спасибо Диме, который предостерег нас от проторенной дороги. Есть уже протоптанные многими пути, выбирая которые можно нравиться людям, хорошо зарабатывать, но перед тобой всегда будет идти кто-то другой. Своим путем идти сложно, но это стоит того.

Но все-таки у вас есть какие-то авторитеты?

Валентин Ворошилов: Если говорить о технике и качестве исполнения, то для меня это немецкий скрипач Дэвид Гарретт. Это признанная во всем мире величина, он играет и классику и рок. Придраться к его технике невозможно.

Петр Миронов: Инструмент - это только способ передать настроение, которое царит у тебя в душе. Поэтому учиться нужно не только технике. Но назвать музыканта, на которого я ориентируюсь, я бы не смог.

Где вас можно послушать в ближайшее время?

Петр Миронов: Премьера новой программы намечена на декабрь, но когда и где именно состоится концерт - пока неизвестно. Сейчас мы сосредоточены на обработке записанного звука, репетициях. Вместе с программой представим и новый альбом. Поэтому до декабря мы "заляжем на дно", чтобы потом выступить с полной силой. Буквально на прошлой неделе мы участвовали в музыкальном фестивале в Кронштадте, там же, наверное, и состоится премьера.

Культура Музыка Классика Культура Музыка Поп-музыка Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург РГ-Видео РГ-Фото Фото: Северо-Запад
Добавьте RG.RU 
в избранные источники