Новости

В университет - с портфолио

В " РГ" стартовал 6-й Всероссийский конкурс "Миссия выполнима.Твое призвание- финансист"
Каким будет курс доллара и почему растет спрос на некачественное образование? Какой должна быть реформа высшего образования? И какие новинки ждут участников Всероссийского конкурса для выпускников 11 классов "Миссия выполнима. Твое призвание- финансист". Эти и другие темы на "Деловом завтраке" в "РГ" обсудил с журналистами ректор университета, доктор экономических наук Михаил Эскиндаров.

Михаил Абдурахманович, все чаще звучат прогнозы, что за доллар в следующем году может давать 60-62 рубля.

Михаил Эскиндаров: Пока никаких пугающих признаков, которые указывали бы на это, нет. Возможно какое-то краткосрочное снижение курса рубля, но наиболее приемлемый вариант- это 30-32 рубля за доллар.

Экономическая ситуация в России достаточно стабильна. Если не произойдут какие-то катастрофы в мире, например, не накалится до военной стадии обстановка в Ближневосточном регионе или Европе. В таком случае могут быть какие-то изменения- ведь мы открытая экономика. Кстати, тема нашего ежегодного Национального доклада, который мы начали готовить для правительства к марту 2013 года - "Стабильность российской экономики". Сейчас над документом работают наши научные центры.

А эксперты Всемирного банка уверяют, что Россия практически исчерпала резервы для экономического роста.

Михаил Эскиндаров: Никого не должна удивлять прогнозная оценка Всемирного банка. Мы 20 лет трансформационных преобразований внимательно слушали рекомендации зарубежных экспертных сообществ, международных организаций (в том числе Всемирного банка), по превращению национального хозяйства России в сегмент ресурсного обеспечения мировой экономики в целом. А взятый курс на так называемую "постиндустриализацию", где приоритетом в формировании национального ВВП выступает сектор услуг(а в Российской Федерации это уже более 58%), привел к тому, что сектор услуг получил развитие преимущественно в сфере обращения, малого бизнеса, автотранспортного обслуживания. Таким образом, сформировалась ситуация, что крупный производственный сектор был разрушен. Курс на списание роли государства привел к снижению потенциала не только госрегулирования экономики для обеспечения реализации национальных задач развития, но и для выполнения функций целевого инвестирования, в том числе на условиях частно-государственного партнерства, проектов и объектов, имеющих конкурентоспособный потенциал для национальной экономики России как части мирового хозяйства.

 
Видео: Александр Шансков/РГ

Резервы? Они тем не менее есть. Направление государственных ресурсов на военно-промышленный сектор Российской Федерации, нацеленный не только на повышение оборонной способности страны, но и на развитие в первую очередь наукоемких производств, на проведение фундаментальных исследований, направленных на создание 6-ого поколения машинотехнической продукции и инновационных разработок. Это и шаги, направленные на воссоздание реального сектора национальной экономики для обеспечения повышения доли добавленной стоимости в реальном ВВП. Это же относится и к экспорту, где доля необработанного сырья и углеводородов, не прошедших перегонку, будет снижаться.

Обращаю внимание на то, что принято решение о стимулировании газификации всей территории страны, что соответственно, потребует не только финансовых ресурсов, но и создания строительных мощностей, подготовки кадров, развития и создания дополнительных мощностей трубопрокатных производств и т.д.

Нужно принимать решения, что делать с псевдовузами, в которых нет качественного образования, науки, воспитательной работы

Особое место в поступательном развитии страны занимает фактор формирования собственной фармацевтической производственной базы, в том числе по выпуску не только дженериков или ипортозаменяющей продукции, но и собственно произведенной в России фармпродукции, прошедшей клинические исследования и полученной на основе развития собственной исследовательской базы. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны.

Существенное значение имеет улучшение инфраструктурного обеспечения национальной экономики как системы, нацеленной на саморазвитие и повышение конкурентоспособности. Именно это и является модернизацией национального хозяйства, а не фрагментарность инновационного обновления отдельных хозяйствующих субъектов или за счет импорта, или импортозамещения, или реновации капитальных вложений и т.д.

В этой связи существенную роль будет играть строительство автодорог, железных дорог, воссоздание сети региональных аэропортов и создания соответствующего портового хозяйства. Особое значение имеет развитие морских и речных путей, воссоздание портовых хозяйств, но на соответствующей современности конкурентной основе систем обработки, перевалки, транспортировки грузов, восстановление производств для собственного морского и речного судостроения, а также восстановление северного морского (в Арктической зоне РФ) пути, строительство ледокольного флота, что будет играть существенную роль для использования шельфов Арктической зоны России.

Необходимо подчеркнуть значимость развития самолетостроения для перехода на инновационный путь развития. Именно этот сектор предполагает развитие национальной конкурентоспособной авиапромышленности и соответствующей школы подготовки кадров как летного состава, так и технического обслуживания. Данный аспект представляет собой сферу повышенного внимания государства и возможного использования инструментов частно-государственного партнерства.

Особое значение получит и фактор постепенной интернационализации российского рубля, способного обслуживать внешнеэкономические потоки. Для этого необходимо, повторяюсь, чтобы в России производилась конкурентоспособная продукция, способная удовлетворить не только иностранных контрагентов, но и население страны.

Немаловажным фактором экономического роста России является эффективное использование накопленных резервов. Этому могло бы способствовать скорейшее создание Российского финансового агентства, о котором говорится почти 5 лет. Такая мера позволит организовать инвестиционный процесс, направленный на развитие.

Помимо увеличения имеющихся фондов и обеспечения сохранности средств в долгосрочной перспективе создаваемая организация может послужить катализатором правильного выстраивания инвестиционного процесса в сфере управления активами финансового и банковского сектора.

Как вы считаете, что сейчас самое главное для государства, какая задача первостепенная?

Михаил Эскиндаров: Первоочередная задача власти - диверсификация экономики страны, создание условий развития реального сектора экономики. Использование экономических, финансовых и иных рычагов для решения данной проблемы.

Еще, по моему мнению, глубокое заблуждение считать, что малый и средний бизнес поможет экономическому развитию страны. Необходимо провести реиндустриализацию, а затем уже использовать возможности малого и среднего бизнеса, в первую очередь для решения социальных  проблем( в частности занятости населения) и развития крупных  предприятий.

Многие предлагают развивать отрасли по примеру отечественного автопрома - все мировые брэнды к нам! Строить их заводы у нас в России.

Михаил Эскиндаров: Считаю, что китайцы делали и делают правильно,закупая заводы и крупные комплексы "под ключ" за рубежом. На такие покупки на открытом рынке государству надо тратить часть национальных резервов. Безусловно, нужно оказывать политическую, экономическую и финансовую поддержку тем, кто активно пытается привлечь в Россию серьезные производства, тем более с мировыми брендами.

Давайте вспомним наш опыт 20-30-ых годов прошлого века или еще раз обратим внимание на опыт Китая и других стран, которых мы еще недавно называли новыми индустриальными странами.

Несколько лет назад ваш университет предложил правительству  тоже весьма спорную идею о создании некоего центра, координирующего действия всех регуляторов финансового рынка. Похоже, что время такого мегарегулятора настало. На очередном Национальном банковском совете будут обсуждать его создание. Но возникает и много споров о том, как идею воплотить на практике.

Михаил Эскинадров: В настоящий момент нет единого мнения по поводу соединения под одной оболочкой принципиально разных сегментов регулирования. Сторонники мегарегулятора уверены, что управление из "единого центра" поможет оперативнее реагировать на возможные кризисные потрясения и макроэкономические вызовы, что, в свою очередь, позволит минимизировать риски на макро-пруденциальном и корпоративных уровнях, в том числе риски отраслевой и индивидуальной ликвидности. Кроме того, такая регулятивная конфигурация будет способствовать более эффективной синхронизации с реформами, проводимыми в других странах, прежде всего, в странах, входящих в "Группу 20". В результате будет обеспечена прозрачность предпринимаемых мер, процессов и результатов, что в конечном итоге, может привести к эффекту как в плане рыночной капитализации и уверенности существующих и потенциальных инвесторов(т.е. уменьшение количества коротких инвестиционных позиций), так и новых возможностях объектов "объединенного" регулирования на глобальных рынках(снизиться уровень недоверия к российским финансово-кредитным институтам и скептицизм в отношении их экономического потенциала, т.к. ускорятся темпы перевода всех таких институтов на МСФО).

С другой стороны, создание единого мегарегулятора потребует немалых усилий, затрат и времени. Неизбежен конфликт интересов ввиду взаимозависимых управленческих решений (хотя его можно избежать, создав внутри мегарегулятора два независимых блока (надзор и контроль за банками и надзор и контроль за небанковскими компаниями)). 

Сейчас многие экономисты и политики уповают на "длинные" инвестиционные деньги, которые могут дать пенсионные накопления.

Михаил Эскиндаров: Проблема "длинных" денег, в том числе  страховых компаний, негосударственных пенсионных фондов и государственного Пенсионного Фонда, не доработана до конца. Пенсионный фонд РФ обладает бюджетом, который уже догоняет российский бюджет. И эти средства малоэффективно используются. Но наше население еще не готово  сказать: "Хочу, чтобы мои деньги ушли на облигации, акции крупных предприятий, в том числе западные". Здесь нужны разработки. Сейчас и наши научные центры подключаются к разработке рекомендаций по совершенствованию механизма использования "длинных денег".

Как бы вы оценили тезис некоторых экономистов, что сегодня  в нашей экономике "слишком много государства" ?

Михаил Эскиндаров: Хочу подчеркнуть, что это заблуждение полагать, что государственное регулирование свойственно исключительно командно-административной системе. В каждой развитой стране с рыночной системой хозяйствования (и Америки, и Европы, и Азии), государство выполняет те миссии, которые позволяют эффективно реализовывать социально-экономические стратегии национального развития, обеспечивать рост благосостояния. Уровень государственного воздействия определяется исключительно поставленными национальными задачами.

Для сравнения можно привести данные о размере национальных государственных бюджетов отдельных стран по отношению к объёмам произведенного ВВП за период 2006-2010 г.г.: в Финляндии примерно 32%; во Франции - около 60%; Германии - 51-52 %; Япония - около 30-36 %; Англия - на уровне 50-55%; и только США - 18,6%. Однако нельзя забывать, что национальная валюта США - это мировая резервная валюта, и внутренний государственный долг США фактически финансируется мировым сообществом, что позволяет стране увеличивать долларовую эмиссию согласно обозначаемым национальным приоритетам. Для России же налицо тенденция существенного сокращения роли консолидированного бюджета страны по отношению к ВВП.

В 2005-2006 г.г. 40-38%, в 2008 г. - около 20 %, 2009 - примерно 17,5%, а в 2010 г. - около 15%. Это наглядное свидетельство снижения реальной роли государства в регулировании национальной экономики. Сторонники данного процесса ссылаются на факт последовательности снижения доли государственной собственности в масштабе всей страны, т.к. государство не может являться эффективным собственником (весьма спорный тезис). Доля предприятий с госсобственностью снизилась с 3,4 % в 2006 г. до 2,6 % в 2010 г., что в целом соответствует положениям неолиберальной концепции формирования национального хозяйства.

Михаил Абдурахманович, недавно депутат Госдумы, первый вице-президент Союза машиностроителей Владимир Гутенев поставил  перед министерством образования вопрос о создании перечня специальностей, приоритетных для модернизации экономики. Какие это должны быть специальности и кем определяться?

Михаил Эскиндаров: Банкиров, финансистов я бы обязательно в этот перечень включил. Но, к сожалению, у нас сегодня нет четкого понимания: какое количество специалистов и каких профессий нужно для развития экономики страны. А может ли Союз машиностроителей сказать, какое количество инженеров, техников, лаборантов и т.д. потребуется отрасли в ближайшие 5, 10, 15 лет? Думаю, что нет.

А как "это делается у них"?

Михаил Эскиндаров: За рубежом есть профессиональные ассоциации, которые занимаются этой проблематикой. Президент России несколько раз ставил задачу, чтобы, профессиональные сообщества и в России определяли потребность в специалистах, разрабатывали квалификационных характеристики. Но пока мало что делается. А исследования такие просто необходимы. Имея такую информацию, государство может осуществлять заказ на подготовку тех или иных специалистов.

Вы согласны с тем, что качество образования в государственных вузах снижается?

Михаил Эскиндаров: Качество высшего образования зависит от многих факторов.  Самый первый - это квалификация и умения тех, кто учит. Со средней заработной платой преподавателей вузов в России в 26 тысяч рублей привлекать квалифицированные кадры становится все тяжелее. Молодые специалисты, выпускники аспирантуры на такую зарплату не идут. Нужны бюджетные вливания. Сейчас решается вопрос об увеличении затрат на обновление материально-технической базы вузов, подъем зарплаты преподавателям. Но, боюсь, что средств государства на поддержку всех вузов, число которых значительно увеличилось, не хватит. Нужна концентрация всех средств, оптимизация количества вузов, создание крупных учебно-научных, консультационных центров. Это вузы будущего.

И, конечно, важнейший компонент - это уровень подготовки абитуриентов, поступающих в вузы, качество школьного образования. А уровень школьной подготовки, к сожалению, снижается.

Вы связываете это с эпохой ЕГЭ?

Михаил Эскиндаров: Дело в том, что фактически с 9-го класса школьники перестают учиться. Абсолютное большинство вузов в качестве вступительного испытания в виде ЕГЭ устанавливает три предмета, чаще всего это математика, русский язык и какой-то третий. И ребята, по сути, учат только эти три предмета. Творческое российское образование превращается в натаскивание. Тут надо или увеличивать количество предметов, которые являются обязательными для сдачи ЕГЭ, добавив к ним, например, иностранный язык, физику, химию, либо создавать систему, по которой вузы будут принимать по так называемому портфолио. Оно включает в себя средний балл по всем предметам, которые выносятся в аттестат школьника. Плюс различного рода официальные олимпиады.

Наподобие нашей - "Миссия выполнима. Твое призвание - финансист!". Тем самым мы стимулируем ребят, чтобы они осваивали всю школьную программу и занимались дополнительно.

Еще недавно в вузы шли не более 20-25% выпускников школ, а сегодня до 70 % стремится всеми возможными путями попасть в вуз. И прежде всего потому, что есть спрос на некачественное образование: не важно, что закончить и как. В результате в стране существует огромная сеть вузов (и на них есть спрос!), не отвечающая никаким требованиям. Продавцы, охранники, мерчендайзеры и т.д. зачастую имеют дома диплом о высшем образовании.

Для контроля за экономическим и управленческим образованием в России создается специальная Ассоциация ведущих экономических и управленческих университетов России. Предполагается, что она будет давать вузам независимую аккредитацию. Что еще?

Михаил Эскиндаров: По данным мониторинга Министерства образования и науки России, 126 государственных вузов России находятся в так называемой "зоне опасности". И 48 процентов всех филиалов российских вузов. Я спрашивал у министра Д.В. Ливанова: "Можем ли мы провести такой же мониторинг негосударственных вузов?". Он ответил: "Очень бы надо, но нет законодательной базы". С учетом того, что авторитет высшего образования создается не только государственными вузами, такой механизм необходим. Нужно, наконец, принимать решения, что делать с псевдовузами, в которых нет качественного образования, нет науки, нет воспитательной работы, в которых средний балл поступающих ниже нормативных 40-50 баллов ЕГЭ. Мониторингом этих вузов могла бы заниматься и наша Ассоциация. Она же может проводить аккредитацию отдельных программ, направлений подготовки и, в перспективе, вузов.

В этом году Финансовый университет при правительстве РФ совместно с " РГ" и Банком Москвы в шестой раз проводит Всероссийский конкурс " Миссия выполнима. Твое призвание -финансист. С каждым годом число участников конкурса из разных регионов России растет, ведь главный приз - учеба на бюджетном отделении одного из лучших финансово-экономических вузов России. Что ожидать ребятам от конкурса?

Михаил Эскиндаров: Я очень надеюсь, что количество участников будет в несколько раз больше, чем в предыдущие годы. И это позволит нам отобрать еще большее количество молодых людей, желающих учиться теперь уже в объединенном университете (к нашему университету присоединены 3 вуза). Будем упор делать на Москву и Московскую область. И ждать талантливых ребят из регионов.

Почему упор на Москву? Регионы не оправдывают ожиданий?

Михаил Эскиндаров: Проблема с общежитиями. Но это не означает, что таланты из глубинки окажутся невостребованными.

29-30 ноября в Университете пройдет 2-й молодежный Форум финансистов, в котором примет участие заместитель председателя правительства Ольга Голодец, министры, руководители финансово-банковских учреждений. А что показал первый форум?

Михаил Эскиндаров: То, что проекты, которые были предложены ребятами, очень интересны, среди них: проблемы венчурного финансирования, выравнивание экономического развития регионов с использованием налоговых механизмов, проекты в области здравоохранении и даже развитие коневодства в условиях Севера.

Идеи, действительно, креативные?

Михаил Эскиндаров: Незнание опасности порождает массовый героизм. Так и наши участники. Они не знают опасности и предлагают множество интересных проектов, выходящих за рамки неких уже имеющихся разработок. Молодые, им и дерзать.

Общество Образование Деловой завтрак ЕГЭ в России Лучшие интервью