Новости

02.11.2012 00:07
Рубрика: Культура

Банкет с эшафотом

"Золотой век" английского двора - в Московском Кремле
Для выставки "Золотой век" английского двора: от Генриха VIII до Карла I", что открылась в Успенской звоннице и в Одностолпной палате Патриаршего дворца, музеям Московского Кремля нужно было договариваться не только с Музеем Виктории и Альберта, Музеем Лондона и Национальным морским музеем Англии, Национальной портретной галереей, но просить личное разрешение королевы Великобритании, чтобы привезти рыцарские доспехи Генриха VIII.

Помимо них в Москву прибыли рисунки Ганса Гольбейна-младшего, монументальный и загадочный Хэмпденский портрет Елизаветы I, созданный то ли для заморского претендента на ее руку, то ли возникший как сложносочиненное признание в любви и преданности одного из фаворитов... Среди 174 экспонатов - тончайшие портретные миниатюры Николаса Хиллиарда, драгоценность знаменитого пирата, мореплавателя и вице-адмирала Фрэнсиса Дрейка, серебряное блюдо с тремя дельфинами от знаменитого голландца Кристиана Ван Вианена, которое Карл I хранил в кабинете. Блеск роскоши, оружия, власти двух династий - Тюдоров и Стюартов - тут явлены с захватывающей зрелищностью блокбастера.

Но в отличие от голливудских фильмов, посвященных эпохе королевы Бесс и "влюбленному Шекспиру", тут правит бал не иллюзия, а подлинник. На его права претендуют даже копии знаменитых королевских портретов. Они делались при жизни "их величеств" и тиражировались с их одобрения. Известно, например, что Елизавета I пару раз выпускала прокламации, запрещавшие тиражирование не понравившихся ей оригиналов, и даже сжигала неудачные образы. Собственно, один из главных сюжетов выставки - взаимоотношения власти и искусства. Тюдоры как тонкие политики в полной мере оценили важность искусства в деле укрепления династических позиций. Генрих VIII стал первым королем, который поощрял вассалов выражать верноподданнические чувства, размещая его портреты на видном месте. Едва увидев работы Ганса Гольбейна-младшего у канцлера Томаса Мора, который ухитрился три года скрывать такой талант под боком у короля, Генрих VIII делает его придворным художником. Мало того, король еще и сумел воспользоваться преимуществами книгопечатания, масштабно тиражируя в недорогих гравюрах свои портреты. В елизаветинские времена к монументальным полотнам и гравюрам добавились портретные миниатюры, которыми королева жаловала любимцев. А уж Карл I развернулся по-настоящему, пригласив работать в Англию Рубенса и Ван Дейка и заказав свой мраморный бюст Бернини. Его конная статуя на Трафальгарской площади - первый конный памятник монарху в Англии.

Не менее важный сюжет выставки - повседневность и празднества той эпохи, в которой заговоры, заточения в Тауэр и отправление время от времени неугодивших их величествам на плаху сочетались с куртуазными рыцарскими турнирами и театральными представлениями. Рыцарский турнир был важнейшим из искусств. Королевские доспехи ошеломляют ювелирно тонкой работой. В Королевских мастерских в Гринвиче существовала даже должность "позолотчика и гравера королевских лат", который должен был переносить на них рисунки Гольбейна. Доспехи Генриха VIII, созданные для турнира в честь свадьбы Генриха VIII c очередной своей избранницей, на этот раз - Анной Клевской, напоминают костюм на заказ. Оружейник Генриха советовался с его портным. Стальной наряд передает особенности фигуры, вроде талии, с годами плавно превратившейся в живот охватом 132 см. При закрытом забрале возникает стойкое ощущение, что перед вами сам жизнелюбивый король, любитель турниров, роскоши, сменивший шесть жен в надежде получить наследника. С другой стороны, доспехи защищают не только от ударов копья, но и от взоров соперника, скрывая слабости и болячки. В результате полые доспехи оказываются чем-то средним между брутальным нарядом и статуей Командора.

Но не из-за позолоченных доспехов этот век современники называли "золотым". Образ "золотого века" отсылал к идиллической Аркадии, в которой правят "просвещенные" идеальные государи. Тюдоры и Стюарты на эту роль подходили как нельзя лучше. Они отличались ученостью, вкусом, прекрасным образованием. Томас Мор даже приветствовал восхождение на трон Генриха VIII в торжественной оде как начало Золотого века. По иронии судьбы ему пришлось сложить голову на плахе именно по повелению Генриха VIII. Тема жизни в Аркадии получила продолжение в театральных постановках во времена Карла I. Но чем лучезарнее была Аркадия на сцене, тем гротескнее выглядел финал - эшафот для короля был установлен во дворе того же Банкетного павильона Уайтхолла, где играли в "античность" придворные. "Ужасный век, ужасные сердца"? Или плата за жизнь в отдельно существующей Аркадии?

Кстати

Выставка открыта до 27 января. Стоимость билетов - 200 рублей. Студентам, школьникам, пенсионерам - 100 рублей.

Культура Арт Музеи и памятники Выставки с Жанной Васильевой Гид-парк