Новости

21.11.2012 00:52
Рубрика: Общество

О "чистых" и "нечистых"

В Государственной Думе началась процедура рассмотрения федерального закона "О меценатской деятельности", о необходимости которого говорят еще с середины 90-х годов прошлого века.

За эти годы мне не раз казалось, что вот-вот российские меценаты и благотворители получат законодательно оформленные налоговые привилегии, а не только моральное удовлетворение от своей деятельности. Но этого не произошло до сих пор. Лишь однажды в Федеральном законе "О государственной поддержке кинематографии РФ", который был принят 22 августа 1996 года, содержалась норма об уменьшении налогооблагаемой базы юридических и частных лиц, делающих благотворительные взносы на кинопроизводство. Но уже в начале 2000-х эта норма была отменена: многие жертвователи требовали от получателей до 70% выделенных средств назад, причем наличными. По существу, в проекте нового закона, уже образца 2012 года, внесенного депутатами Государственной Думы М. П. Максаковой-Игенбергс, С.С. Говорухиным, Л.И. Швецовой, И.Д. Кобзоном, содержится схожая модель филантропической и меценатской деятельности: выделив определенную сумму получателям благотворительной помощи, меценат получает право сократить на эту же сумму свою налогооблагаемую базу. Если говорить об облегчении налогового бремени по отношению к чистой прибыли, то оно составит чуть больше 28% от средств, переданных меценатом на поддержку культуры и искусства.

О необходимости закона "О меценатской деятельности" говорят еще с середины 90-х годов прошлого века

Но основные проблемы нового законопроекта вовсе не в его сходстве с прежним парламентским актом о кинематографии. Создавая закон "О меценатской деятельности", вряд ли разумно ограничивать его действие только сферой культуры. Налоговые привилегии в равной степени нужны людям и компаниям, которые занимаются поддержкой образования, здравоохранения, науки, спорта, помощью неимущим гражданам и нашим соотечественникам с ограниченными возможностями, детским интернатам и домам престарелых. Нередко, когда мне приходится просить о помощи тем или иным культурным проектам, мои собеседники отвечают: мы тратим наши средства, выделенные на благотворительность, на образование и воспитание талантливых детей из неимущих семей и интернатов. Или на предоставление больным детям возможностей получить дорогостоящее лечение. Мне кажется, было бы куда как правильнее подготовить законопроект, предоставляющий налоговые льготы всем, кто занимается благотворительной деятельностью. Культура не должна быть в неком исключительном, привилегированном положении по отношению к другим, не менее важным областям, нуждающимся в приложении сил и средств наших меценатов и филантропов.

Не меньшие возражения вызывает и то обстоятельство, что действие рассматриваемого законопроекта предполагается распространить только на государственные учреждения культуры федерального, регионального и муниципального уровней. Спору нет, вы не найдете ни одного государственного учреждения культуры, которое не нуждалось бы в подобной поддержке. Но нельзя не понимать, что в ряде сегментов современной российской культуры практически не осталось государственных и муниципальных учреждений культуры: в кино- и телеиндустрии, в издательском и концертном деле, в галерейной практике, в электронных и печатных СМИ. Даже современное театральное искусство представлено не только государственными театрами, но и большим количеством антреприз, которые существуют на свой страх и риск. Лишать благотворителей этих частных организаций налоговых льгот вряд ли разумно, так как это неизбежно отразиться на объемах их меценатской деятельности, которая помогает создавать в негосударственном секторе нашей культуры в высшей степени интересные проекты, нередко преобразующиеся в уникальные культурные центры. Достаточно назвать только "Винзавод" и "Стрелку" в Москве. Подобный подход к негосударственным учреждениям культуры противоречит Конституции Российской Федерации, которая предполагает равные возможности юридических лиц, занимающихся сходными видами деятельности.

Создавая закон "О меценатской деятельности", вряд ли разумно ограничивать его только сферой культуры

Насколько мне известно, подобный подход авторов, безусловно, важного и необходимого закона связан с опасениями их коллег из бюджетного комитета Государственной Думы, что некоммерческие и частные организации менее прозрачны, чем организации государственные и муниципальные. Доказывать что-либо подозрительным людям всегда непросто и чаще всего бессмысленно. И все же хочу обратить внимание только на три обстоятельства. Первое крайне просто. Почему наши законодатели уверены в том, что в государственном секторе культуры работают люди менее юридически и финансово креативные, чем те, что создают художественные ценности в негосударственных учреждениях культуры? Такое умозаключение для них обидно. Во-вторых, система финансовой отчетности в "третьем секторе" достаточно строга и не менее прозрачна, чем у государственных структур. И, наконец, последнее, хотя, быть может, наиболее существенное. В минувшее десятилетие и исполнительная, и законодательная власти немало сделали для того, чтобы подтолкнуть бюджетные организации социальной сферы к разгосударствлению, к тому, чтобы они трансформировались в автономные учреждения и даже в автономные некоммерческие организации. В таком случае важно понять, для кого пытаются создать новый закон о меценатстве, который ориентирован только на государственные и муниципальные учреждения культуры?

Уверен, что авторы этого законопроекта движимы самыми лучшими побуждениями. Зная каждого из них достаточно долго, я не могу думать иначе. И поэтому мне хочется, чтобы их благие намерения были реализованы как можно лучше и полезнее для нашего общества.

Общество Соцсфера Власть Право Колонка Михаила Швыдкого