Новости

22.11.2012 07:00
Рубрика: Экономика

Зона безработицы

Уральский бизнес неохотно идет на сотрудничество с исправительной системой
В Свердловской области - 41 колония, где содержатся 33 тысячи человек, в основном трудоспособного возраста. Но лишь 8 тысяч заключенных обеспечены хоть какой-то работой.

По "вольным" представлениям, зарабатывают копейки - в среднем 3,5 тысячи рублей в месяц. Но заключенным на простые житейские радости - чай, сигареты, зубную пасту - хватает. Есть и другие возможности потратить деньги за колючей проволокой. Кто-то в счет зарплаты "покупает" внеочередные свидания с родственниками, кто-то понемногу выплачивает исковые обязательства. Кроме того, работающие осужденные платят за "коммуналку" в камерах, в то время как их безработные товарищи сидят на шее у государства.

Исправительная колония строгого режима N 12, расположенная близ Нижнего Тагила, на железнодорожной станции с неместным названием Сан-Донато, считается по части развития производства одной из передовых: учреждение выполняет заказы даже для гигантов уральской промышленности. Например, здесь точат узлы для полувагонов, а также производят черновую механообработку деталей танков. В некоторых цехах стоят относительно новые станки, правда, люди работают в ватниках - температура в помещениях не сильно отличается от той, что снаружи.

Несмотря на сравнительную успешность в организации производства, уровень занятости в Сан-Донато не выше среднего по зонам области: из двух тысяч заключенных работают лишь четыреста. Начальник центра трудовой адаптации колонии подполковник Александр Рязанов признается, что слабым местом в бизнес-цепочке остается маркетинг. Продавать свои товары и услуги за 20 лет существования свободного рынка здесь толком не научились. Поэтому работают в основном по заказам, а они нестабильны. В таких условиях нет возможности для расширения спектра выпускаемой продукции и, следовательно, увеличения штата.

В областном ГУФСИНе на проблему недостаточной трудовой занятости спецконтингента глаза не закрывают, но и решить ее, увы, не могут. Чаще всего деловые контакты руководства колоний ограничиваются проведением встреч с потенциальными партнерами, которым устраивают экскурсии по наполовину пустующим цехам за колючей проволокой.

- Мы заинтересованы в выстраивании диалога с бизнес-сообществом региона. В учреждениях уголовно-исправительной системы есть свободные производственные площади, земельные участки, инженерная инфраструктура, которые можно использовать для эффективного развития предпринимательства, - говорит исполняющий обязанности начальника управления по организации трудовой занятости спецконтингента ГУФСИН Александр Проскурин.

Справедливости ради отметим, что кое-каких успехов в этом деле в областном управлении службы исполнения наказаний все же добились. Так, в мае 2011-го удалось заключить соглашение о сотрудничестве со свердловским Союзом малого и среднего бизнеса, в результате чего появились 13 новых совместно реализуемых проектов. Общий объем частных инвестиций составил 50 миллионов рублей.

Сумма внушительная, правда, большая ее часть - 30 миллионов - ушла в одну колонию в Сосьве. Дело в том, что именно здесь нашелся едва ли не единственный в области бизнесмен - владелец небольшой компании по производству пиломатериалов, который смог в партнерстве с исправительным учреждением выстроить по-настоящему выгодную экономически схему работы. Предприниматель Денис Долгих закупил импортную линию для лесопиления и установил ее в цехе на территории колонии.

- Это сотрудничество интересно тем, что у колонии есть бесплатный лес, который выделило ей государство для обеспечения трудовой занятости осужденных, - рассказывает Долгих. - Мои работники валят этот лес и отвозят на территорию колонии, где заключенные перерабатывают его на моих же станках.

Сотрудничество с исправительной колонией решило и кадровую проблему: в глубинке хорошего работника днем с огнем не сыскать - здешние мужички все больше пьют, прогуливают или норовят стянуть, что плохо лежит. А на зоне дисциплина железная, работают все четко по графику, не опаздывают, личные проблемы в рабочее время не решают. Да и платить спецконтингенту приходится меньше.

Однако коллеги-предприниматели энтузиазма Долгих не разделяют. Ставить в колонии свое оборудование опасаются - дескать, на администрацию положиться боязно, вдруг не уследят. При желании можно было бы по примеру крупного бизнеса размещать заказы на производство изделий на собственных станках исправительных учреждений. Но в таком случае сама возможность сэкономить ставится под сомнение.

Эксперты отмечают, что стремление ГУФСИН наладить собственное производство заслуживает внимания. Правда, на вопрос, как заставить бизнесменов пользоваться услугами заключенных, никто из представителей власти и объединений бизнеса ответить не смог.

Комментарий

Андрей Беседин, президент Уральской торгово-промышленной палаты:

- Цены, которые просит ГУФСИН за свою продукцию, действительно относительно низкие. Деталь, выточенная заключенным на станке 1953 года выпуска, обойдется дешевле, чем аналогичная, выпущенная на таком же станке на гражданке. Только вот такое "антикварное" оборудование сегодня уже сложно где-то найти. На современном станке изготовят сотню деталей за то время, пока заключенный точит пару. Поэтому даже если им платить еще меньше, себестоимость произведенной в колонии продукции все равно будет выше.

Экономика Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область