Новости

28.11.2012 00:34
Рубрика: В мире

Хватит кормить чужих?

Текст: Федор Лукьянов (главный редактор журнала "Россия в глобальной политике")
Жители Каталонии хотят, чтобы вопрос об отделении от Испании был официально поставлен перед Мадридом. На внеочередных местных выборах правоцентристская партия "Конвергенция и Союз", возглавляемая нынешним премьер-министром Артуро Масом, не набрала абсолютного большинства в региональном парламенте. Однако в коалиции с более мелкими партиями, также выступающими за суверенитет, она может сформировать правительство, центральным вопросом деятельности которого станет именно самоопределение. Это обещает политический кризис, поскольку конституция Испании не предусматривает ни плебисцита о независимости, ни права выхода. Но и игнорировать настроения тех, кто живет в провинции, на долю которой приходится пятая часть всей национальной экономики, не удастся.

Сепаратистские устремления в Каталонии, как и в Стране Басков, - не новость. Экономический кризис обострил чувства в духе "хватит кормить чужих", богатые регионы начинают судорожно высчитывать, как их обирают менее состоятельные соседи и рисовать радужные картины будущей жизни без нахлебников. В Европе такие настроения особенно ощутимы во Фландрии (часть Бельгии) и на Севере Италии. Нечто подобное есть и в Шотландии, хотя это не самая процветающая часть Соединенного Королевства, зато Эдинбург рассчитывает стать собственником месторождений в Северном море.

Россиянам и жителям остальных экс-советских стран грезы о суверенном грядущем хорошо знакомы. Они послужили катализатором дезинтеграции СССР, решающим фактором стала именно Российская Федерация, но и в ряде других республик охотно рассуждали о "соседях-паразитах". В итоге от распада проиграли практически все, и постсоветское двадцатилетие ушло на то, чтобы переварить "радости" обретенной независимости.

Конечно, экономика - не единственный и, вероятно, не главный мотив для раздувания сепаратистских настроений. Тяга к национальному самоопределению - естественное стремление. Имперская эпоха закончилась в ХХ веке, и даже попытки созидать империи совершенно нового типа, основанные на добровольном делегировании полномочий, наподобие Европейского союза, после начального успеха упираются в стену. Недавний опыт доказывает, что реализация права на независимость, в котором трудно сейчас кому бы то ни было отказать, совсем не является гарантией построения дееспособной и успешной государственности. Но это выясняется на следующем этапе, когда отделение необратимо. Ведь в новейшей истории хватает примеров размежевания, а с воссоединением не получается, если речь не идет об искусственно разделенных народах, как Германия или в перспективе Корея.

Само по себе благожелательное отношение к идее независимости - условие необходимое, но не достаточное. Двигателями реального процесса сецессии всегда являются конкретные политики, которые руководствуются собственными интересами. В последнем номере американского журнала Foreign Affairs опубликована статья ведущего специалиста по сепаратизму Чарльза Кинга, который разбирает текущую ситуацию в Шотландии. Хотя ощущение самобытности испокон веку присуще шотландцам, практический стимул сегодня придан премьером провинции Алексом Сэлмондом исключительно по политическим соображениям. Шотландская национальная партия, которая сегодня борется на выборах в региональный парламент с британскими партиями - лейбористами, консерваторами, либерал-демократами, хочет обеспечить себе де-факто монополию на власть. Либо в независимой Шотландии, либо, если плебисцит не приведет к отделению, в Шотландии, которая выторгует себе широкие права самоуправления. Та же логика применима и к каталонским сепаратистам - в условиях демократии и регулярных выборов политикам все время нужен беспроигрышный козырь.

Кинг отмечает еще одну важную особенность: "Катализатором движений за независимость является присутствие набора политических институтов - местного парламента, местной администрации, элементарных границ на карте, отделяющих одну автономию от другой. Все это позволяет националистам преобразовать устремления обывателей в политические действия". Это объясняет, почему, например, Украина, где поляризация остра, весьма устойчива. Непонятно, как ей распадаться, по каким линиям. Все самые громкие случаи дезинтеграции последних десятилетий связаны с распадом по административным границам федераций, которые при том далеко не всегда совпадали с территориями реального расселения той или иной нации. Поэтому унитарные государства прочнее, даже если они не мононациональны. А попытки умиротворения территорий за счет делегирования им полномочий зачастую только распаляют у них аппетит.

Впрочем, это не означает необходимости отказа от федерализма там, где он есть, к чему, например, призывают некоторые российские политики ("вернуться к губерниям"). Попытка отобрать автономный статус ведет к тяжелым последствиям (достаточно вспомнить, что югославская трагедия началась с того, что Белград в 1989 году понизил статус края Косово).

Подъем сепаратистских настроений в Европе не обязательно приведет к появлению новых государств - европейцы, особенно западные, умеют рационально подходить к судьбоносным голосованиям. Но и расчеты на то, что глобализация снимет с повестки дня национальный вопрос, оказались иллюзорными.

В мире Европа Испания Власть Позиция Колонка Федора Лукьянова