Новости

03.12.2012 00:20
Рубрика: Культура

Пушкин, Лермонтов и другие незнакомцы

Текст: Андрей Максимов (писатель, член Академии Российского телевидения)

Кастинг провожу в телеигру, спрашиваю претендента: "Кто такая Марина Цветаева?" Претендент - девушка двадцати восьми лет, обладательница высшего экономического образования. Стоит претендент, очи потупив: не знает ответа.

Удивляться? Плакать? Или успокоиться?

Лекцию читаю в гуманитарно-телевизионном вузе. Около пятидесяти человек в аудитории - люди, пришедшие за вторым высшим образованием. Спрашиваю: "Кто из вас, дорогие мои, читал одного из величайших русских писателей ХХ века Андрея Платонова?"

Все тоже потупляют очи. Молчат. Ни одной руки. Ни одной! Будущие журналисты, гуманитарии, прости, Господи!

Удивляться? Плакать? Или успокоиться?

Может быть, правда, успокоиться? Сказать себе: "Дорогой! Они ведь хорошие ребята - современная молодежь, только вот книжный вопрос их испортил. Но ведь большую часть истории человечество жило без печатных книг, и неплохо, надо сказать, себя чувствовало. Они из иных источников информацию черпают..."

Успокоиться не получается. На проходящей выставке "Нон-фикшн" ловлю молодые лица: есть все-таки! Есть! Читают, значит, радуюсь я. Чему, собственно, радуюсь?

А тут еще - нате вам: Заявление ведущих филологов страны. Ученый совет кафедры филологии МГУ в полном составе назвал то, что происходит с гуманитарными науками в школе и в вузе - катастрофой.

Цвет российской и мировой филологии пишет, например, о резком сокращении часов на преподавание литературы в школе, а "в последнее время и упразднения самого предмета "русская литература" (согласно стандарту второго поколения, сейчас в средней школе есть предмет "русский язык и литература")".

Литература - это ведь не просто знание книг. Это еще воспитание умения понимать другого человека. Это еще и умение правильно говорить, выражать свои мысли.

А вот что пишут лучшие филологи страны о том, что происходит у нас: "Резко, на порядок упал уровень преподавания русской литературы, уровень знания, уровень ее эмоционального, ценностного, культурно-психологического воздействия на учащихся, фактически лишенных возможности осмыслить литературную культуру прошлого как духовную почву для саморазвития".

Это вообще очень горькие слова. Исчезновение литературы из школы - это ведь беда. И беда серьезная. Великая русская литература - одно из безусловных наших достижений. Так почему же мы лишаем его собственных детей? Мы что, вправду хотим, чтобы для наших детей Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Толстой и другие гении были "кем-то, кто что-то такое вроде писал..."?

Заявление Ученого совета МГУ - резкое, эмоциональное, серьезное. Я уже писал о нем. Я все надеюсь, что услышит его и общественность, и начальство. Последует какая-то реакция. А за ней - изменения.

Но нет. Мало ли сегодня кто и что заявляет... Подумаешь, ведущие филологи страны. Желающие могут с Заявлением ознакомиться. Точка.

Заявление филологов - это важные, нужные, острые, злободневные слова. Но тут вот я совершенно неожиданно узнал, что есть, оказывается, люди, готовые ситуацию менять. То есть, попросту говоря, дело делать.

Меня пригласили стать членом жюри конкурса "Живая классика". Я о конкурсе таком никогда не слышал, а когда узнал подробности - и удивился, и восхитился.

Молодая, приятная во всех отношениях дама по имени Марина Смирнова придумала провести конкурс: шестиклассники наизусть читают прозу. Он-то и называется "Живая классика".

В этом году конкурс пройдет во второй раз. Участвует - внимание! - два миллиона человек. То есть пока мы все  (во многом справедливо) говорим про крах гуманитарного образования, Марина Смирнова решила делать дело.

По всей нашей огромной стране двенадцатилетние люди будут читать наизусть прозу.

Учредители конкурса очень хотят, чтобы дети сами выбирали любимое произведение, чтобы оно действительно было любимое, а не навязанное учителями. Ради этого готовы даже запретить исполнять вещи из школьной программы, чего лично мне было бы жаль: все-таки в школьной программе есть неплохие книги.

Но мне дорого само стремление: дети должны выбрать для себя из многих книг самую-самую. Первого июня состоится финал, и мне лично очень интересно, как дети будут доносить до нас, взрослых, суть своих любимых книг.

Конкурс покажет канал "Культура" - за что, конечно, ему огромное спасибо. Но мне все время кажется, что этого недостаточно.

Если мы всерьез думаем о своем будущем, то такой конкурс должен стать огромным всероссийским событием! Я понимаю, что здесь, как всегда, будет немало формализма и проч. и проч. Бог с ним! Так всегда бывает.

Но в целом: дети постигают литературу, русскую прозу. Так или иначе дети общаются с книгой: не такое уж частое развлечение для нынешних подростков. А потом взрослые, серьезные люди оценивают их. Наше жюри, к слову, возглавляет блистательная и любимая народная артистка Светлана Крючкова!

Правы ученые-филологи: ситуация с гуманитарным образованием (и, увы, не только с ним) трагична. Это можно констатировать до бесконечности. А можно попытаться ситуацию изменить. Для конкретного ребенка. Для конкретного человека. Для двух миллионов конкретных детей.

Мой нижайший поклон Марине Смирновой и всем тем, кто ей помогает. Очень хочется, чтобы об этих людях узнало как можно больше людей...