20idei_media20
    03.12.2012 23:42
    Рубрика:

    Всемирный банк выберет 4 региона для запуска обсерватории InnObs

    Российским регионам помогут исправить ошибки
    К концу декабря будут выбраны четыре региона, участвующих в проекте Всемирного банка "Национальная инновационная обсерватория" (InnObs). Этот проект был запущен в июле 2012 года и предусматривает разработку эффективной системы управления инновационной деятельностью на региональном уровне. Его итогом должно стать создание обсерватории - веб-платформы, на которой будет собрана информация о том, на что нужно опираться субъектам РФ, желающим стать более инновационными. О том, как реализуется InnObs, каковы его цели и как происходит отбор регионов-участников, "РБГ" рассказал куратор проекта, советник по инновациям Всемирного банка Питер Линдхольм.

    Для чего задумывался проект Национальной инновационной обсерватории?

    Питер Линдхольм: Мы обнаружили, что регионы сталкиваются с трудностями при выполнении своих стратегий инновационного развития. Кроме того, несмотря на качество информации Росстата, очень часто у регионов нет необходимых инструментов для того,чтобы наблюдать и отслеживать эффективность реализации тех или иных положений инновационных стратегий. Многие регионы хотят стать более инновационными, они готовы тратить деньги из бюджета, чтобы стать более конкурентоспособными. Эта тенденция находится в одном русле с общей государственной политикой. Но когда дело доходит до реальных действий и речь идет об экономическом эффекте, оказывается, что эффект этот не такой большой по сравнению с вложениями и затраченными усилиями. Есть определенное несоответствие. С группой специалистов, в том числе из минэкономразвития и институтов развития, мы обсудили сложившуюся ситуацию. Было очевидно, что ее необходимо менять. Так и родилась идея проекта InnObs.

    Каковы цели проекта и как будет отслеживаться их выполнение?

    Питер Линдхольм: Первая задача - создать систему наблюдения и мониторинга за исполнением инновационных стратегий в регионах, чтобы в том числе власть в субъектах понимала, что необходимо делать и какой обратный эффект дает выполненная работа. Вторая часть проекта - создание объединенных рабочих групп. В разных субъектах мы будем работать с местными органами власти, чтобы помочь им реализовать стратегии инновационного развития. Имеется в виду не традиционная техническая поддержка, как это обычно бывает в международных проектах. Мы говорим о необходимости создания команды. Концепт рабочих групп состоит в том, чтобы наши эксперты работали совместно с представителями регионов и выполняли конкретные цели: помогали высокотехнологичным компаниям, территориальным инкубаторам, венчурным фондам, технопаркам - в тех нуждах, которые мы выявили в течение последних шести месяцев нашего мониторинга. Мы посетили 10 регионов, в ходе второго раунда были отобраны шесть, в итоге останутся четыре. Мы собирали различного рода информацию об инновационном развитии регионов, в том числе сведения о том, в чем инноваторы нуждаются. И теперь по итогам мониторинга у нас есть четкая картина потребностей всех участников инновационной экосистемы.

    Как в проекте распределены задачи между Всемирным банком и институтами развития?

    Питер Линдхольм: Мы сформировали что-то вроде консорциума, который возглавил заместитель министра экономики Олег Фомичев. Также у Всемирного банка есть соглашение с РВК, Роснано и ВЭБом, которое состоит из двух уровней. Первый - финансовое участие в проекте, в более или менее равных долях. То есть все мы вложили деньги в проект для его запуска. Второй уровень соглашения - каждый из институтов развития, а также минэкономразвития будут принимать активное участие в принятии решений по ключевым вопросам проекта в рамках Наблюдательного совета InnObs. Ассоциация инновационных регионов России (АИРР) - главный партнер-бенефициар проекта - помогает нам организовать работу в регионах, а также анализировать качество ее исполнения.

    В рамках отбора регионов вы посещали только те, которые входят в АИРР?

    Питер Линдхольм: Да. InnObs - это пилотный проект. Если он нам удастся, а сейчас мы не можем знать этого наверняка, мы будем переносить свой опыт и на другие регионы. Однако в настоящий момент мы сосредоточены только на регионах - членах АИРР. Мы обсуждаем кандидатуры двух регионов для участия в проекте, которые в АИРР не входят, но окончательное решение будет за Наблюдательным советом программы. Список регионов, которые будут участвовать в проекте, Наблюдательный совет объявит в декабре. И если он одобрит план работы, мы готовы начать ее незамедлительно, с января 2013 года.

    Критерии отбора регионов пока неизвестны?

    Питер Линдхольм: Критерии будут озвучены Наблюдательным советом в декабре. Пока есть только общее понимание того, что есть несколько существенных факторов, которые очень важны для будущей эффективной реализации второй стадии проекта. Один из них - мы бы хотели видеть в регионе полную энтузиазма команду, которая готова работать в проекте. При этом речь идет не только о региональном правительстве: это хорошо, если местные власти говорят проекту "да", но мы также хотим слышать "да" и от людей, которые будут принимать непосредственное участие в реализации проекта. Для нас очень важно иметь готовых к работе партнеров. В регионе должны быть проекты, заинтересованные в получении поддержки. Например, некоторые регионы развивают стартапы, и в этом мы можем им помочь, другие развивают кластеры, им нужна помощь в управлении этими кластерами. Третьи регионы заинтересованы в том, чтобы вывести продукцию своих компаний с локального уровня на международные рынки. Все это конкретные задачи, и мы должны видеть, что они выполнимы. Еще один критерий - это созданная в регионе работающая инновационная система, с которой мы можем работать. Это наличие необходимой инфраструктуры: технопарки, инкубаторы, а также, конечно, университеты и научно-исследовательские центры. Основные критерии заключаются в этом, а детали будут объявлены позже. Мы посетили 10 регионов АИРР, а также вели переговоры с двумя регионами, не входящими в асоциацию. Из них для участия в проекте будут выбраны четыре региона. На основе собранной информации планируется создать новую веб-платформу, которая будет доступна всем регионам. Субъекты, не отобранные для участия в проекте, также будут вовлечены в процесс. Мы планируем осуществлять в них трансфер наших лучших практик.

    Четыре региона для участия в проекте будут выбраны из тех, где уже проводится довольно масштабная работа в плане инновационного развития?

    Питер Линдхольм: Это не совсем так. Мы хотели бы соблюдать баланс между регионами, которые уже добились хороших успехов, которые можно назвать инновационно зрелыми - как, например, Томская область. И теми регионами, которые только начинают развивать свои инновационные системы. Мы видим в проекте разные категории регионов - индустриальные, технологические, исследовательские. Идея проекта в том, чтобы сравнить разные подходы. Одна успешная стратегия в одном регионе не всегда приживается в другом. Поэтому мы хотим посмотреть, какие модели созданы и как они работают, чтобы затем распространить этот опыт на все субъекты РФ. Но, как я уже сказал, решение - за Наблюдательным советом.

    На какой период рассчитан проект?

    Питер Линдхольм: Поддержка будет оказываться в течение двух лет, то есть на 2013-2014 гг. Цель - создать жизнеспособную систему, которая в дальнейшем сможет работать уже без поддержки. Обсерватория - это веб-платформа, которая аккумулирует в себе опыт участвующих в проекте регионов и будет полезна для других субъектов РФ, заинтересованных в развитии инноваций. В конечном итоге мы будем понимать, с какими проблемами сталкиваются инновационные компании - как начинающие, так и растущие, какие у них есть ограничения. А любая компания рано или поздно сталкивается с такими ограничениями - некоторые связаны с рынком, другие с законодательной базой, третьи - с управленческими проблемами внутри самой компании и т.д. Наш проект сможет дать индикаторы основных ограничений для дальнейшей реализации инновационной стратегии в субъекте. Сегодня многое регионы имеют технопарки. Есть система KPI (ключевых показателей эффективности), но нет никакой информации, как эти технопарки или инкубаторы работают по сравнению друг с другом. Мы вместе с экспертами НИУ ВШЭ и РАНХиГС работаем над критериями, по которым можно будет такие сравнения проводить.

    Вы сказали, что у каждого региона свои проблемы. А какие общие?

    Питер Линдхольм: Безусловно, общих проблем много, но дьявол кроется в деталях. Потребности и ограничения в регионах на первый взгляд похожи. Но если смотреть на специфику каждого региона, различий много.

    Например, варианты решения проблемы выхода инновационной продукции из Томска на международный рынок и, скажем, Казани различны. Эти различия мы и пытаемся выявить в нашем проекте.

    Существует мнение, что на развитие инноваций в России выделяется много средств, а проектов, в которые их можно было бы вложить, практически нет. Вы согласны с этим?

    Питер Линдхольм: То, о чем вы говорите, это черно-белая картина. На самом деле все более сбалансировано. Безусловно, проекты есть. Институты развития вкладывают деньги и хорошо понимают международные тренды и ситуацию на рынке. Однако как работает глобальная экономика, зачастую не понимают инициаторы проектов. Казалось бы, проект есть, но он абсолютно не подготовлен для таких институтов, как РВК или ВЭБ.

    В чем это выражается?

    Питер Линдхольм: Это длинный перечень ошибок. Часто люди сконцентрированы только на своем регионе и создают продукт с учетом потребностей отдельно взятого субъекта. У российских ученых интересные идеи, хорошие проекты. Однако, как потом выясняется, подобный проект уже реализован, например, в Швеции. Ученые из России говорят в основном только по-русски, они не путешествуют, у них нет ни международных патентов, ни публикаций. Они не нацелены на глобальный рынок, а локальный рынок для инновационной продукции чаще всего слишком мал. Так что вопрос здесь совсем не в техническом отставании, а в культурологическом. А российские ученые очень перспективны.

    Многим инноваторам сложно выйти со своей продукцией даже на локальный рынок, а вы говорите о глобальном.

    Питер Линдхольм: Почему? Если у вас есть новое программное обеспечение, биочип, зачем вам ориентироваться на локальный рынок?

    То есть сразу надо ориентироваться на глобальный рынок?

    Питер Линдхольм: Если жизнь была бы так проста и существовали единые правила, все по этим правилам бы и жили. К счастью, в жизни все не так, именно поэтому появляются разные интересные проекты. Например, недавно я столкнулся с перспективным проектом по строительству зданий в тяжелых погодных условиях. Здесь, безусловно, рынок сбыта ограничен территориями с холодным климатом - Якутия или Канада. Однако если речь идет о проекте в сфере коммуникаций, он, конечно, должен быть международным. Во многих странах есть бизнес-советники, которые могут помочь определиться с рынком. Если ты не знаешь, как это делать, то это совсем не значит, что проблема неразрешима. В России я часто сталкиваюсь с молодыми предпринимателями, которые не говорят по-английски. Хотя молодые люди должны говорить на 2-3 языках минимум.

    Проект InnObs как-то поможет решить проблему с непониманием своего места в глобальной инновационной системе?

    Питер Линдхольм: Очень ограниченно. Если мы сможем помочь российским компаниям стать более инновационными, выйти на новые рынки, это будет прекрасно. Но проблема в том, что многие люди, которых мы встречали, больше верят в процесс, чем в человеческий капитал. Они думают, что если есть стратегия или план действий, то это половина успеха. Инновационные компании должны быть гибкими, должны быть готовыми действовать не по правилам - не в законодательном смысле, конечно, а отходить от устоявшихся стратегий развития. Быть гибким с государственными деньгами - инвестициями РВК, например, довольно трудно. Поэтому одна из задач, которые мы будем решать, - вносить гибкость в уже реализуемые проекты. Насколько это будет успешно, увидим через два года.

    Поделиться: