20idei_media20
    09.12.2012 09:43
    Рубрика:

    Из "Яблока" исключили 22 члена петербургского отделения

    Завтра фракция "Яблоко" в законодательном собрании Санкт-Петербурга сможет начать официальную процедуру своего раскола: как заявил исключенный из партии на заседании Бюро в минувшую субботу питерский депутат Максим Резник  - "конечно, мы отсядем от них".

    Такого громкого скандала в "Яблоке" не было никогда: 22 члена питерской организации исключили из партии одновременно. 23-е персональное дело, Александра Гудимова, перенесли на следующее заседание Бюро по уважительным причинам.

    Надо сказать, что в питерском заксобрании впервые за долгие годы после выборов в 2011 появилась "яблочная" фракция из шести человек, но теперь она окончательно расколется на две группы: в одной партийцы - Григорий Явлинский, Александр Кобринский и Борис Вишневский, в другой беспартийные - Резник, Ольга Галкина и Вячеслав Нотяг. Кстати, именно с двух последних и начался скандал. Дело в том, что свои мандаты они получили по результатам пересчета голосов, а не получили их двое уже уверенных в своем прохождении "яблочников", один из которых - не менее известный и уважаемый в организации чем Резник, Михаил Амосов. Дальше Галкину и Нотяга попросили сдать мандаты, они отказались, вышли из партии, Резник их какое-то время защищал (и по личным причинам, и по политическим), пока в итоге питерская парторганизация не оказалась абсолютно в руинах. Одни были за, другие против, все друг с другом ругались в соцсетях и через СМИ - в общем, успех впрок питерским "яблочникам" не пошел.

    Весной Бюро ввело фактически прямое управление структурой из Москвы, однако ни конференция, ни общее собрание созваны не были. Тогда, воспользовавшись нормой устава, питерцы собрали подписи одной пятой членов партии за скорейшее проведение конференции и избрание новых руководящих органов. В сентябре же Москва провела федеральное бюро и появилось "решение о 22", те, правда, подали в арбитраж, но в общем все закончилось гигантским исключением в минувшую субботу (хотя на "последний бой" приехало всего шестеро из 22 экс-"яблочников").

    В распространенном пресс-службой партии заявлении по итогам говорится, что "по мнению членов Бюро, часть членов петербургской организации, несмотря на длительные подробные обсуждения и объяснения, так и не захотела понять, что фальсификации и подлоги принципиально неприемлемы". Кроме того, заявляется, что "Бюро РОДП "ЯБЛОКО" крайне сожалеет о случившемся, но принять иное решение не представляется возможным - ни по совести, ни по уставу".

    Максим Резник на заседание не приехал (он отправлял в Бюро письмо с просьбой подождать, пока кончится судебный процесс, который затеял против одной из "яблочниц"), но в комментарии "РГ" заметил, что уверен: "Для меня и моих товарищей все только начинается. Что будет с петербургским "Яблоком"? Я считаю, что нет петербургского "Яблока", а есть политическая секта  "свидетелей Явлинского".  Дальше будет массовый выход членов партии - просто уйдут люди, которые были готовы состоять в партии, но не готовы состоять в секте".

    Что касается сотрудничества в парламенте, то закон запрещает ему и его коллегам покинуть фракцию, но Резник считает: "Думаю, мы со следующей среды сидеть рядом не будем - мы просто отсядем от них. Я, например не собираюсь работать с теми, кого я считаю погромщиками. Ни с Кобринским, ни с Явлинским работать я не буду. Потому что один заказчик, другой - исполнитель. Что касается Бориса Вишневского, то хотя он и не был на бюро, он тоже во всем этом участвовал, но человек очень много полезного делал для Петербурга. И поэтому к нему я не могу испытывать чувство неприязни". Резник говорит, что уже получил не одно предложение войти в другую политическую партию, но делать этого не собирается, явно предпочитая сохранить депутатский мандат. Кроме того, он рассказывает, что после того, как отдал 18 лет из 38 одной партии, то просто не хочет заниматься сейчас партийной деятельностью.

    12 лет провел в партии также исключенный и участвовавший в заседании Бюро Александр Шуршев. "Наши оппоненты считают, что тем самым наша жизнь в петербургском "Яблоке" закончилась. Я так не думаю, потому что в Петербурге есть много людей, которые были обеспокоены тем, что бюро будет рассматривать вообще вопрос об исключении кого-либо, - комментирует Шуршев, - И вообще вся эта история - это продолжение многолетнего конфликта петербургского "Яблока", и я не связываю это как-то с фальсификациями, с пособничеством с фальсификациями. Это продолжение конфликта, который разгорелся перед последними выборами в законодательное собрание". Он недоумевает, почему ему в ходе заседания бюро поставили в вину работу помощником Галкиной, ведь было решение регионального отделения о том, депутаты будут помогать партии (действительно, во многих оппозиционных партиях один из способов решить проблему финансирования партаппарата - записать их помощниками). "Мы, конечно, понимали, какое решение будет вынесено, но когда мы сюда ехали - до последнего надеялись, - признался Шуршев, - а чем буду заниматься дальше? Я остаюсь муниципальным депутатом".

    Впрочем, доводы федерального руководства "Яблока" тоже можно понять. Полтора месяца назад, как рассказали "РГ", Явлинский встречался с Резником и они обсуждали, как выйти из этой ситуации. К согласию они оба не пришли, видимо, условия покаяния в нарушении внутрипартийной дисциплины питерцев не устроили. При этом даже внешние декорации не были заменены, например, не исключили Галкину из "Молодежного "Яблока" . А судя по дискуссии в субботу, никто не признал, что их решение голосовать против исключения двоих депутатов их партии (этот вопрос ставился еще в феврале в региональной организации) было ошибкой. Также, судя по результатам голосования, против исключения некоторых членов партии были голоса, но по Резнику счет был 19-0 - его поддержать не захотел никто.

    "Люди не понимают вообще, в какой партии находятся, - объяснил "РГ" председатель партии Сергей Митрохин, - Мы их выслушали, говорим - своровали мандаты Галкина и Нотяг, но зачем вы их так поддерживаете? Благодарности им выносите - все ворованное, а они говорят - мы их осудили. Да, они их осудили, но при этом часть из них являются помощниками той самой Галкиной, которую осудили. И потом говорят, что благодарность ей правильно вынесли -  за то, что она клеила листовки. То есть люди живут в другой моральной системе координат, а в одной системе люди с разными моральными ценностями состоять не могут".

    Митрохин считает, что конференция в Санкт-Петербурге может пройти, скорее, в следующем году и собирать ее будут после решения федерального Бюро.

    Впрочем, он признает, что теперь "во фракции будет, безусловно, тяжело работать, ну ничего, справимся. Явлинский, Кобринский, Вишневский будут продолжать работать. Из фракции мы не можем их исключить, потому что закон этого не позволяет".

    - Это не наказание - это скорее развод. Такой политический развод - мы с ними развелись, мы с ними не хотим жить вместе, поскольку у нас разные системы ценностей и разные представления о добре и зле. Они считают, что раз это их друзья, то их можно простить, - настаивает Митрохин, и отрицает подозрения в том, что все события субботы - сведение счетов, - Мы неоднократно подчеркивали, что этот вопрос не касается каких-то разборок друг с другом, разборок у нас много, как во всех партиях и за то, что кто-то с кем-то борется - мы никого не исключаем. А тут вопрос принципиальный. Потом, исключение из партии не является наказанием, у нас иногда люди после исключения из партии становятся вице-губернаторами.

    Тут он явно намекает на экс-кандидата в брянские губернаторы, снявшего свою кандидатуру в пользу "единоросса" Николая Денина, которого тоже исключили из "Яблока".

    "Да, у них существует возможность вернуться - через год, если они признают свои ошибки и неправоту. Если не признают - мы их не примем обратно", - заявляет Митрохин.

    "Нам было сказано, что через год вы можете осознать свою ошибку и вернуться в партию. Точно я не буду возвращаться. Потому что после того, что я увидел сегодня, несмотря на то, что довольно-таки много лет в партии провел - не хочется возвращаться. Также не думаю ни о каких других партиях - по крайней мере, сейчас", - отвечает Александр Шуршев.

    Перечисляя тех, кто ушел из партии "Яблоко", но остался в политической жизни, Резник заключает: "Есть такой ряд, в котором я оказался с сегодняшнего дня: Юрий Болдырев, Оксана Дмитриева, Алексей Навальный, Илья Яшин - теперь и Максим Резник. Нет, конечно, по поводу каждого из этих персонажей можно все объяснить, а про всех в совокупности - это тенденция".

    В общем, наблюдая за этим конфликтом не первый год, могу сказать ответственно: виноваты все. Репутационный ущерб для "яблочников" огромен, но в случившемся решении есть и свои плюсы, ведь рано или поздно любая партия вынуждена выбирать, как наказывать за нарушение внутрипартийной дисциплины. Как видим, в "Яблоке" это происходит долго - и значит, есть шансы договориться, и гласно - что тоже неплохо. Однако ценой ужесточения внутрипартийной дисциплины может стать не только бегство членов партии, но и нежелание новичков вливаться в эти ряды - а вот это в условиях многопартийности (в пятницу минюст обрадовал нас - зарегистрированных партий уже 47) может стать крахом для любой структуры.

    Поделиться: