Новости

11.12.2012 00:22
Рубрика: Общество

Шанс для Байкала

Как защитить бесценное озеро?
Текст: Анатолий Юрков (обозреватель "Российской газеты")
Все ожидали, что Иркутский Арбитражный суд, назначенный на понедельник, 19 ноября, вынесет историческое постановление: Байкальский целлюлозный комбинат - банкрот. Владельцы предприятия не оспаривали бы этот вердикт. Они его всячески инициировали.

Чего добивается Росприроднадзор

Заместитель руководителя Росприроднадзора Амирхан Амирханов, неизменный секретарь Байкальской Межведомственной комиссии на протяжении последних лет, за неделю до этого суда на мой вопрос - что это означает для Байкала? - ответил так: "Ожидаемое решение суда означает: существуют серьезные претензии к предприятию, они реальны. И частный бизнес, и государство всерьез озабочены сложившейся ситуацией. На весах слишком большие ценности: с одной стороны - судьба трудового коллектива предприятия и города Байкальска, с другой - судьба уникального озера и 23 кубических километров чистейшей питьевой воды в нем, представляющей запредельную ценность уже сегодня.

Правительство держит под контролем ситуацию на Байкале и на БЦБК. Комбинату продлено разрешение на воздушные выбросы до января 2014 года (срок действующего истекает 31 января 2012 года). В бюджет, принятый Федеральным Собранием и подписанный президентом РФ, заложено 3 миллиарда рублей, которые начнут поступать с начала нового, 2013 года. Они пойдут в основном и на ликвидацию отходов производства, сложившихся в запредельных количествах. Но все понимают, что надо переходить к более масштабным и эффективным действиям".

То есть к обещанным модернизации и перепрофилированию? - уточнил я. "Комбинат надо начинать готовить к закрытию. Таково мое мнение", - ответил Амирханов.

Если честно, то мне до конца не верилось. Почти полвека на тесной Салганской скальной площадке, на которой расположено хозяйство комбината, вспыхивали далеко не рыцарские поединки, а нескончаемые информационные войны: быть байкальской природной воде чистой? Или слегка подтравленной с перспективой стать промышленными помоями? В тех турнирах не было победителей, а побежденным всегда оказывался Байкал, несмотря на наши молитвы.

По-крупному всегда проигрывала экологическая общественность, средства массовой информации и ученые, время от времени, урывая кое-какие уступки. По мелочи. (В этих поединках с заранее известным исходом с 1964 года участвую и я. Всего, извините, напился-наелся.)

Если закрывать, то с чего начинать, Амирхан Магомедович?

Амирхан Амирханов: Прежде всего с колоссального количества отходов производства, скопившихся на площадках вокруг комбината и вблизи города Байкальска. Это в основном отходы варки целлюлозы и шлаки ТЭЦ - лигнин и зола. Полтора десятка полей, называемых картами или шламонакопителями, заполнены сверх меры - в них сотни тысяч тонн опасных отходов, жидкость из них сливается через край, фильтруется через грунт и поступает в подземные воды. Этот процесс чрезвычайно нежелателен для Байкала.

На весах слишком большие ценности: с одной стороны - судьба трудового коллектива предприятия и города Байкальска, с другой - судьба уникального озера

Чтобы следить за процессом фильтрации подземных вод и как-то контролировать, вдоль берега пробурили скважины. Дорогостоящее и малоэффективное мероприятие. 10 из 14 карт занимают девятнадцать гектаров земли, да какой! - южного берега Байкала; на нем можно разместить целый коттеджный поселок, весьма комфортный и привлекательный и для отдыха, и для постоянного проживания. Внешэкономбанк, а через него идет финансирование ОАО "БЦБК", должен был выбрать один из трех предложенных вариантов.

Окончательный и бесповоротный?

Амирхан Амирханов: Да.

Вы эти варианты знали?

Амирхан Амирханов: Конечно. И Байкальская комиссия, и все министерство природных ресурсов, и иркутские власти. Мы их и вырабатывали.

Из каких вариантов выбирали эксперты?

Амирхан Амирханов: Они не выбирали, они их прорабатывали на перспективность: модернизация БЦБК с применением современных, экологически безопасных технологий; перепрофилирование производства на экологически чистое; закрытие комбината. При этом одновременная ликвидация и рекультивация накопленных отходов.

Учитывалась ли при этом стоимость 23 тысяч кубических километров байкальской воды, как постоянно наполняемого водного ресурса России?

Амирхан Амирханов: Непременно. Эксперты не сочли ни один из этих вариантов перспективным.

То есть, остановились на третьем?

Амирхан Амирханов: Да. Все согласились с ним. Кроме нынешнего управляющего предприятием. Он трубит на всех перекрестках, что долги БЦБК должен "купить" Внешэкономбанк. И все будет в шоколаде.

А зачем тогда нужно решение Арбитражного суда?

Амирхан Амирханов: Так закон требует. БЦБК кругом в долгах. Кто-то должен их заплатить в установленные сроки. Ведь и суд рассматривал иск администрации Слюдянского района к ОАО "БЦБК" о длительной просрочке арендных платежей за землю, на которой он стоит. Речь шла о миллиардных суммах. Это и послужило поводом подтолкнуть к объявлению банкротства.

Байкальский ЦБК оказался у той самой черты, после которой все начинает сыпаться

Скорее всего, стало очевидно, что ОАО "Байкальский ЦБК" оказалось у той самой черты, после которой все начинает сыпаться: ни одно правительственное постановление последних лет не выполнено в полном объеме, нарушение природоохранного законодательства - куда пальцем ни ткни... Может быть, наступила не только техническая усталость, но и моральная? Предприятие строилось вопреки воле народа, все годы существования было окружено, можно сказать, вихрями, враждебными экологической общественности.

Амирхан Амирханов: Враждебными, не враждебными, а недовольство общественности обосновано. Судите сами. В БЦБК в модернизацию его системы очистки стоков в последние годы вбуханы миллионы и миллионы средств. А в 2011 году Росгидромет зафиксировал целый букет нарушений действующего законодательства комбинатом.

***

Особый разговор о так называемом водном куполе под всей территорией промплощадки комбината. Он появился сразу же, как только началась варка целлюлозы: с 1972-го по 1978 год силами "Сибгипробума", была заложена контрольно-наблюдательная сеть из 68 пробуренных скважин. И тут же экологи забили тревогу: пошло загрязнение подземных вод. Зимой 1979 года обнаружили незамерзающую полуторакилометровую полынью вдоль берега Байкала. Проба воды, взятая из полыньи, подтвердила: идет химическое и термальное загрязнение подземных вод - соответственно 900 мг/л и 40 градусов по Цельсию.

На пути загрязненных потоков подземных вод поставили перехватывающий "забор" из четырех скважин - для откачки грязных стоков через очистные сооружения. Потом еще четыре. К 2010 году дополнительный контроль проводился по 13 контрольно-наблюдательным скважинам. Результат - увеличения концентрации основных фигурантов загрязнения: алюминия - 7 ПДК, нефтепродуктов - 150 ПДК, лигнин - 29 ПДК, цветность - 137 предельно-допустимых концентраций и т.д. За сутки откачивали 2450 кубометров. За 10 лет работы было откачено около 8 600 000 кубометров. Встал вопрос о сооружении следующего заслона из скважин грязного водозабора - ближе к урезу вод озера.

Многолетнее байкальское досье, которым располагает "Российская газета", позволяет делать любопытные выводы. В частности, по вредным отходам производства целлюлозы. За семь последних лет их скапливалось от 15 до 150 тысяч тонн в год. В основном это отходы IV - V классов опасности (зола и шлаки ТЭЦ, зола от сжигания осадка сточных вод, отходы коры, зола корьевых котлов, отходы целлюлозного волокна-лигнина) и другая нечисть. Для хранения этого "добра" комбинату отвели 154 га на берегу Байкала. Потом добавили еще. Нет, не совсем безголовые люди проектировали в пятидесятых годах прошлого века БЦБК, они ясно представляли, какой бомбой замедленного действия могут оказаться карты шламонакопителей, даже находясь в километре от уреза байкальской воды: от переполненных шлам-бассейнов (или шламонакопителей) нечто потечет в Байкал. По проекту карты отходов предназначались для естественного выпаривания лигнина. А для ликвидации их был запроектирован и построен специальный цех в заводском комплексе. Но работа по уничтожению отходов гирями повисала на себестоимости целлюлозы, и без того недешевого продукта. И планомерное, регулярное, ежедневное уничтожение отходов отодвинулось "на потом". Что при советской власти, что при власти частного капитала.

***

Амирхан Амирханов: Правительство заложило в бюджет на новый год 3 миллиарда рублей для разрешения этой байкальской головоломки. Деньги начнут поступать уже в январе 2013-го.

Сумма солидная, ничего не скажешь. Но вся байкальская проблема стоит, пожалуй, поболе... Если вести речь и о демонтаже.

Амирхан Амирханов: Да, хорошо, если в шестнадцать миллиардов уложимся.

Ожидаемое решение Иркутского Арбитражного суда можно считать как дату начала ликвидации БЦБК?

Амирхан Амирханов: Можно, но осторожно. Ликвидационные работы начнутся не с бульдозерной атаки, а с тщательной подготовки каждого шага в этом направлении. Надо обеспечить людей новыми рабочими местами, устроить каждого, снабдить средствами для нормальной жизни. Ведь БЦБК - градообразующее предприятие, на нем весь город Байкальск держится. А хорошие хозяева и в нашу лихую эпоху городами не бросаются... (Для справки: на БЦБК занято 1680 человек из 4134 трудоспособного населения г. Байкальска).

Во всяком случае, правительство позаботилось о том, чтобы комбинат и на будущий год получил лицензию и на забор воды для производственного процесса, и на выбросы стоков и газов. Да и потребителям его продукции потребуются надежные, состоятельные поставщики. А это не кнопочный процесс.

Через год-два Байкал окончательно избавится от целлюлозного ярма?

Амирхан Амирханов: Через три-четыре года все на Байкале наладится. Мы на это надеемся.

А мы будем надеяться на вас... Но не дремать.

...И куда гнет оглобли управляющий Иванов

И вдруг как гром с ясного неба, Иркутский Арбитражный суд отклонил иск местных властей почти на полмиллиардную сумму и таким образом увел Байкальский ЦБК от банкротства.

Конечно, и местные власти, и Росприроднадзор, и министерство природных ресурсов, выполняя природоохранное законодательство по Байкалу, будут требовать от ОАО "БЦБК" четкого ее исполнения в полном объеме, чтобы приступить к планомерному демонтажу всего производства вредного для озера и наращивать усилия для социальной защиты людей, работающих и живущих в Байкальске, от негативных последствий.

Но долги-то остались! Миллиардные суммы кто-то должен заплатить. И тут случилось нечто, что не укладывается в рамки нормального корпоративного поведения менеджмента.

Как только истцы, не согласные с решением иркутской Фемиды, объявили, что подают протест в следующую инстанцию - Забайкальский Арбитражный суд, на авансцену привычно вышел внешний управляющий ОАО "Байкальский ЦБК" Александр Иванов. Он стал склонять трудовой коллектив к... всеобщей, тотальной голодовке, которую, мол, возглавит сам. В знак протеста. И в защиту интересов трудового коллектива. О защите интересов озера Байкал он умолчал - не его, мол, это дело. А, по чести, надо было бы сказать.

Проверки природоохранных органов, проведенные в первом полугодии 2012 года, дали такие результаты: по 18 ингредиентам (из 26 проверяемых) в несколько раз превышены установленные предельно допустимые концентрации (ПДК). А именно: по хлоридам - в 26-33 раза, по фенолам - в 1,2 раза, по сульфатам в 24-25 раз, по формальдегиду в 2,4-6 раз, по взвешенным веществам в 3,3-5 раз и т.д. И это после того, как государство вбухало в очистку стоков и модернизацию системы очистки многие миллионы денег.

Скрывать эти негативные "результаты" от людей, которых толкаешь на бессрочные голодовки, безнравственно и преступно. Обнадеживать работников ложными посулами, мол, ГК "Внешэкономбанк" выкупит многомиллиардную кредиторскую задолженность комбината, значит, ставить свои корыстные интересы выше интересов бесценного национального достояния России - озера Байкал. И спекулировать на этом.

Справка "РГ"

В 2011 году Иркутским управлением Росгидромета проведено семь съемок в контрольном створе. Наблюдались превышения максимальных концентраций минеральных веществ - в 1,01 раза, сульфатов - в 1,2 раза, хлоридов - в 2,6 раза, фенолов - в 3 раза.

Разрешение на сброс сточных вод было превышено по массам сброса ряда загрязняющих веществ, в том числе по сульфатам - в 18 раз, хлоридам - в 18 раз, нитратам - в 4,9 раза, фосфатам - в 2,4 раза, фенолам - в 9 раз.

- Росприроднадзором в апреле 2011 года выявлено 31 нарушение, выдано 32 предписания, вынесено 16 постановлений о привлечении к административной ответственности юридического лица на общую сумму 720 тыс. рублей и должностных лиц на общую сумму 27,5 тыс. рублей.

Сумма штрафов хоть и оплачена в том же объеме, но в том же году зачислены экологические платежи за негативные воздействия на окружающую среду в размере 25 млн. 813,9 тыс. рублей. Общий долг по этой части ОАО "Байкальский ЦБК" составляет 71 млн. 200 тыс. рублей.

После возобновления работы БЦБК в 2010 году в два раза возрос объем сбросов на единицу вырабатываемой продукции.

Общество Экология Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область Экология Байкала