Новости

11.12.2012 00:10
Рубрика: Культура

Забудьте слово "рейтинг"

Анатолий Лысенко рассказал в "РГ" об Общественном телевидении
 
 
 
 
 
 

Появилась информация о том, что презентация Общественного телевидения, которая должна была состояться в декабре, перенесена. Ранее сообщалось, что вещание начнется 1 января, теперь речь идет о мае 2013 года. Какие сроки?

Анатолий Лысенко: Пока есть договоренность, что вещание ОТР начнется в мае 2013 года. Что касается презентации, я сам часто с интересом читаю в газетах и Интернете о том, что происходит на Общественном телевидении. Мы думали собрать пресс-конференцию в январе, но, скорее всего, делать этого не будем.

Какие сейчас основные трудности?

Анатолий Лысенко: С 1990 года у меня появилась третья профессия. Была профессия инженера, потом телевизионщика, а теперь еще и профессионального нищего. Мне иногда снится, что я стою на паперти, видимо около Белого дома, и говорю: "Подайте не корысти ради, а только для поддержания Общественного телевидения, пожертвуйте, кто сколько может". Сегодня я с удовольствием вспоминаю те годы, когда начинал работать на ТВ - тогда никто не знал, что такое деньги. В 1990 году начиналось ВГТРК, Минфин попросил нас написать проект бюджета. Тогда в министерстве с большим интересом ждали от нас первые цифры.

У меня было экономическое образование, и мы рассчитали первый бюджет российского телевидения. С ним и пришли в Минфин. Если честно, это был такой "пол, потолок, четыре стены, деленные на шесть и помноженные на 10 процентов". И тогда в первый и в последний раз моего общения с Минфином я услышал фразу: а вам не мало денег будет? Это была эйфория 90-х годов...

Сейчас этот опыт пригодился? Так же считали бюджет?

Анатолий Лысенко: Сейчас до копеечки считаем. Мы пытаемся выстроить сетку вещания, придумать ее содержание. Но, как только мы задумываем некую интересную на наш взгляд передачу, все тут же упирается в деньги. Качественные программы стоят дорого.

Называлась сумма кредита в 600 млн рублей, которые получило ОТР.

Анатолий Лысенко: Представим себе такой образ. Молодожены, студенческая пара. У них нет ничего: ни квартиры, ни мебели, ни зарплаты. Вот мы в таком положении. ОТР - канал, у которого нет архива, чтобы можно было ставить повторы. По самой логике жизни мы вынуждены работать в оригинале, что практически невозможно, потому что обычно 40 процентов вещания любого телеканала - это повторы. Нет архива, нет места, нет техники, нет людей. Есть хорошие добрые посылы сделать Общественное Российское телевидение.

Определилось место прописки ОТР, где будет размещаться канал?

Анатолий Лысенко: Мы будем размещаться в "Останкино", в блоке "Олимпийского комплекса", на 4 и 5 этажах в двух студиях по 120-150 метров. Вполне нормально. Не "ах", но можно жить. Все коммуникации уже проведены. ОТР будет выплачивать арендную плату по минимальной цене Росимуществу.

Теперь вернемся к кредиту, который нам дали после длительных переговоров. Около двух третей выделенного кредита уйдет на то, чтобы привести наше помещение в рабочее состояние. Кредит мы потратим практически целиком на строительство, вентиляцию, оборудование и прочее. Подчеркну, не на техническое оборудование, а просто на столы, стулья и так далее.

На следующий год мы рассчитываем на бюджет в 1,5 миллиарда рублей. Для сравнения, размер сегодняшних затрат на телеканалы составляет от 4,5-5 до 8 миллиардов рублей. У нас 1,5. Из этих 1,5 млрд порядка 30 миллионов ежемесячно мы вынуждены будем платить за аренду техники, потому что купить технику нам не на что.

 
Видео: Александр Шансков/ РГ

Как вы понимаете, "прелесть" кредита состоит в том, что его нужно возвращать.

Получается, что мы должны вернуть уже не 600 миллионов, а порядка 648. То есть у нас остается меньше 900 млн. В общем, когда мы посчитали, у нас получилось, что на контент, на само содержание канала, в том числе и на зарплату сотрудникам, остается около 350-360 млн в год, то есть один миллион в день. Когда это говоришь коллегам-телевизионщикам, они смотрят такими жалостливыми глазами, и говорят: "А не хочешь взять что-то из наших старых программ? Подкинем в качестве благотворительности".

Как в такой ситуации будет осуществляться вещание канала?

Анатолий Лысенко: Очевидно, что мы не сможем вести круглосуточное вещание. На сегодня мы разработали 6-часовую технологию: будет транслировать 6-часовой блок, и он будет повторяться четыре раза в сутки, с учетом того, что мы выходим на Орбиты. Сами понимаете, что это цифра смешная.

Сейчас есть модная технология - "канал на канале". Например, "Евроньюс" транслируется на частоте "Культуры". Вас ждет такое будущее?

Анатолий Лысенко: Нет. Мы нашли способ. Нам не нужны частоты ни "Культуры"", ни "Звезды". Согласно постановлению президента, мы войдем в состав Первого Мультиплекса, но год нам как-то придется продержаться. Чтобы не ждать пришествия счастливой жизни, мы уже подписали соглашение с кабельными сетями. Практически со всеми. Мы войдем в состав "НТВ Плюс", "Акадо", "Триколор". Таким образом, Общественное телевидение получает возможность доступа приблизительно к трем четвертям домовладений страны. Я считаю, что для первого года это очень хорошо. Три четверти домовладений. А дальше - Мультиплекс, в который мы включены.

Какое наполнение вы бы хотели для ОТР, какие программы, фильмы?

Анатолий Лысенко: Я не очень понимаю, что такое Общественное телевидение. На мой взгляд, любое телевидение должно быть общественным, потому что в этом его функция - обслужить интерес общества. Это знаменитая триада: развлечение, обучение, информация. Она никуда не уходит, но, к сожалению, большинство современных телеканалов сосредоточено только на развлечении.

Анатолий Григорьевич, а что такое общество, уже понятно?

Анатолий Лысенко: Нет. В этом тоже сложность нашего телевидения. Мы ведь выходим на всю страну. Что такое общество? Это чукча с Камчатки, и профессор из Калининградского университета. Это московская интеллигенция и тверская деревня, если там найдется телевизор. Мы же работаем для людей, которые не очень понимают, что они-то и составляют общество. Мне кажется, что Общественное телевидение в какой-то мере должно потихоньку учить людей тому, что они живут в обществе, и что эта жизнь в обществе - не просто красивые слова, а это еще и налагает определенную ответственность.

Будут ли на ОТР политические программы?

Анатолий Лысенко: Я вижу ОТР не политизированным. Когда началось обсуждение рабочей группы по поводу того, каким будет Общественное телевидение, многие рассматривали его как праздник непослушания с лозунгом: "Заберем у государства канал, государство туда мы пускать не будем". Создадим, мол, политизированный канал, один сплошной митинг. Честно скажу, я не хочу такого телевидения.

Общественное телевидение будет, в первую очередь, просветительским. На нашем ТВ просветительство как таковое, и политическое просветительское в частности, давно исчезло. Мы это видим в наших политических передачах. Посмотрите наши ток-шоу. Ведь это потрясающий пример абсолютного неумения обсуждать проблемы, слушать других и формулировать свою мысль.

Я скептически отношусь к нашей представительной и законодательной власти, но постепенно там формируются профессионалы, которые, к сожалению, не показываются на нашем телевидении. А вместо них на ТВ ходит определенный набор людей - шоу-политиков, которые в программах ОТР участвовать не будут.

Второй важный посыл, ОТР будет не московское. К сожалению, наши современные телеканалы - это московские каналы. В то же время у нас в стране есть гигантский "континент" интереснейших людей, психологов, политологов, философов, которых хватит на сотни передач.

Я недавно прочитал статью о психологии жителей города, потрясающе интересной женщины из Нижнего Новгорода. Есть замечательный парень, хороший философ, человек, знающий телевидение, - Антон Фортунатов. Он работал во "Взгляде". Теперь Антон преподает в Нижнем Новгороде, и студенты у него интересные. И сколько таких людей.

Третий посыл для ОТР, это соединение телевидения и Интернета.

Какими будут новости на канале?

Анатолий Лысенко: Есть договоренность, что у нас не будет "паркета". Отчетов о том, как президент приехал на завод. Мы хотим давать информацию о жизни. Если говорить о темах, то первая важная для нас тема - это волонтерство. На мой взгляд, именно оно - одна из основ строительства гражданского общества. Сейчас в стране появилось огромное количество всевозможного рода починов. Я познакомился с движением "Мурзики". Прекраснейшая вещь. У меня дочка врач, она часто рассказывает, насколько в больницах России не хватает санитаров. Волонтерство - это школа гражданского общества, того, что помогает осознать себя полезным человеком.

Второе, видимо мы возьмем тему ЖКХ. Сейчас ведем переговоры, кто поможет нам это делать. И третья тема, это рассказ о провинции. Как живут люди в Тверской области? Никто же не знает. О Зимбабве больше материалов можно найти, чем о том, что происходит в Тверской области.

В Европе канал "Евроньюс" показывает не очень хорошие рейтинги. Люди не смотрят то, что происходит не с ними, а в других местах. Будут ли у нас смотреть на то, что происходит, например, в Тульской области.

Анатолий Лысенко: Мы над этим долго думали. Я считаю, что будут. Все-таки у нас еще полностью связи не разорвались. Сегодня в граничащих между собой областях люди не знают, как живут соседи. Просто надо выбирать темы и ракурсы, которые интересны.

Будут ли поднимать на ОТР такие темы, как, например, решения властей, частные независимые судопроизводства...

Анатолий Лысенко: Это уже политика. Я не хочу сейчас все озвучивать, и предпочитаю не делать громких заявлений. Власть в какой-то мере испугалась крика: "Отдайте канал!". А за счет чего он будет существовать? Общественное телевидение не подразумевает рекламу. Мы будем собирать деньги у населения.

Это сейчас модная форма - сбор денег у населения. Называется краудфандинг.

Анатолий Лысенко: Таким образом можно собрать средства для интернет-проекта, но не для телеканала. Некоторые наши журналисты, хорошо знающие жизнь за рубежом, рассказывают, что общественное телевидение и государственные деньги - несовместимы.

Американское "паблик телевижн", например, имеет 20 процентов денег от государства, 17 процентов - сбор пожертвований, при этом не стоит забывать о том, что пожертвования в нашей стране пока не очень-то и приняты. 52 процента - это заказ общественному телевидению передач со стороны крупнейших американских монополий.

Возьмем Великобританию. Там платят за телевидение. Но мало кто знает, что в Англии существует около трех тысяч контролеров, которые передвигаются по стране и контролируют наличие телевизоров в домах. Они имеют законодательное право войти в каждый дом, и проверить, сколько там телевизоров - два, три или четыре. Если хозяин не платит необходимую сумму, то будет оштрафован. Для того чтобы нечто подобное было у нас, надо было бы создать федеральную службу по контролю оплаты за Общественное телевидение. Я всегда с Олегом Попцовым спорил. Он говорил: "Я хочу выстроить Би-би-си". Я отвечал, что надо сначала Англию выстроить, а потом - Би-би-си. Не бывает Би-би-си в Тверской области.

Кроме того, все эти разговоры о независимости. Якобы директора на телеканалах назначает народ. Какой народ? Директора Би-би-си назначает королева. Представление на эту должность дает премьер-министр.

Вас тоже назначили на должность генерального директора Общественного телевидения.

Анатолий Лысенко: Сегодня Общественное телевидение не может существовать без поддержки государства. Что это значит? Что это - покупка государства? Или это взнос государства? На мой взгляд, содержание Общественного телевидения, это тот же элемент просвещения, как и школа, образование, медицина, на которые государство дает деньги. Это обязанность государства.

Мы возмущаемся, что мало денег дают на школы, но ни у кого и мысли не возникнет, что не надо их давать. Вопрос в другом: насколько власть будет вмешиваться в деятельность Общественного телевидения.

Во Франции существовала концепция "протянутой руки". Государство дает некую сумму денег, а решает, какому проекту и сколько передать - общественная организация.

Анатолий Лысенко: У нас существует Совет по Общественному телевидению во главе с Олегом Павловичем Табаковым. Конечно, мы будем обсуждать все концепции на Совете. Но большого демократизма я здесь не вижу. Если я, как руководитель, каждый свой шаг я должен буду согласовывать с Советом, то лучше сразу уйду на пенсию.

Деньги надо распределять соответственно потребностям.

Анатолий Лысенко: Согласен. Но для этого их надо иметь. Если бы у нас сегодня были средства, то завтра я бы объявил конкурс: нам нужна передача по истории. Вот, например, мы с Александром Пономаревым обсуждали, кто будет делать оформление канала. Есть несколько групп художников. Будем искать! На сегодня основные затраты сил, времени и мозгового вещества уходят на поиски того, на что жить и на что это сделать. Любое творческое предложение встречает вопрос: а сколько это будет стоить?

Я не думаю, что на ОТР должно быть представлено художественное кино. Но у нас идет спор: одни говорят, что должно быть арт-хаусное кино, другие - что наша старая классика. Документальное кино точно должно быть представлено. Есть прекрасный фонд документальных фильмов. Возглавляя секцию документального кино в Академии Российского телевидения, каждый год я вижу 15-20 замечательных работ, из тех, что приходят на соискание премии ТЭФИ. Они не доходят до зрителя! В этом году наши представители поехали в Казань, где проходил заключительный этап конкурса ТЭФИ-регион, чтобы что-то там найти. Но мы не можем региональным телекомпаниям сказать: дайте бесплатно. Я знаю, как они живут. Для них любые деньги - спасение.

В Совете по Общественному телевидению, в основном, люди старшего поколения. В руководстве ОТР - тоже. Возможно, стоит сделать ставку на сотрудничество с молодыми людьми, которые хорошо знают новые технологии. Они и телевидение сделают "дешево и сердито".

Анатолий Лысенко: На наш канал пришла прекраснейшая команда интернетчиков: шесть "ботаников очкастых", выяснилось, они все доктора физико-математических наук. У них интереснейший проект. И мы придумали способ ведения передачи, которая будет базироваться на молодых. Шесть - семь молодых ведущих, одна бабуля и один товарищ средних лет при галстуке,

В чем разница между каналом, который будет называться Общественным телевидением и обычным государственным телеканалом?

Анатолий Лысенко: Наш канал - не государственный. Он не будет освещать ни деятельность государства, ни его структуру, ни организацию работы. Я не уверен, что Общественное телевидение будет каналом высочайшего рейтинга, да мы и не ставим такую задачу. Это канал для 2-2,5 процента населения. То есть такой же, как и "Культура".

Получается, что вы разделите аудиторию "Культуры" пополам?

Анатолий Лысенко: Культура более широкое понятие чем то, что показывает канал "Культура". Я бы сказал, что канал "Культура" - это канал "Искусство". Общественное телевидение - это канал гуманитарных проблем. Появление канала "Культура" сыграло злую шутку - сама культура оказалась загнанной в своеобразное "гетто". И на все разговоры о культуре на других каналах накладывается вето: есть же канал "Культура".

А если такая же ситуация сложится с Общественным телевидением?

Анатолий Лысенко: Когда надо на что-нибудь сослаться, всегда придумают на что.

Люди ждут от Общественного телевидения компенсации - того, чего им не дают центральные каналы, в том числе политическое вещание.

Анатолий Лысенко: Если бы я знал, чего люди ждут от телевидения, потому что верить в нашу рейтинговую технологию невозможно. Если в нее верить, то, к сожалению, нас ждет нашествие "русских бабок" с голыми ногами.

Если взглянуть на недавние телерейтинги, программа "Пусть говорят" оказалась на третьей строчке, хотя она на протяжении последних лет всегда была первой. А на первой строчке оказалась программа "Голос" - качественное живое развлечение.

Анатолий Лысенко: Есть же момент накопления. Я даже приблизительно догадываюсь, почему это произошло. Накапливается раздражение. По сути дела "Пусть говорят", это в какой-то мере парафраз советских профсоюзных собраний. "А из зала кричат: "Давай подробности!"

Есть великолепный фильм Марка Глейхенгауза о той аудитории, которая приходит на все эти ток-шоу. Это его последний фильм. Очень интересный анализ этих людей. Там же очень любопытная структура. Первый ряд, например, такие типичные месткомовские тетки... Масса, которая просто присутствует.

Вы говорите, что нет культуры дискуссии ни у Малахова, ни у Зеленского, тогда почему вы думаете, что она появится на Общественном телевидении?

Анатолий Лысенко: Там дискуссия возникает не потому, что возникает. Она срежиссирована, расписана сценарно.

А как будет у вас?

Анатолий Лысенко: А не будет этого. Я не большой поклонник Евгения Вагановича Петросяна, хотя он умница и интеллигент, просто то, что он делает - не моя группа крови. Евгений Ваганович на своем юбилее прочитал монолог от Смирнова-Сокольского, который, к сожалению, уже никто не помнит. И там была потрясающая фраза: "подзаборная аристократия и телевизионная шваль". Понимаете? Просто надо избавляться в эфире от этих людей. Мы сейчас планируем и на ОТР это будет директивно записано: во-первых, во всех ток-шоу малейший крик - и у человека выключается микрофон. Кто перебивает - снимается с дискуссии. Надо приучить людей к культуре дискуссий. Недавно я посмотрел сюжет - выборы президента в детском садике. Оказывается, дети, в отличие от взрослых, умеют дискутировать. А у нас на каналах эталоном общественно-политической дискуссии служат знаменитые строки: "А я его раз - и в глаз. А потом мордой в грязь - хрясь". Вот это и есть сегодняшние ток-шоу.

В нашей стране очень неясно разграничены такие понятия, как государство, общество и власть.

Анатолий Лысенко: Это одна из сложнейших задач, по поводу которой мы сейчас спорим. Если хотите, своеобразный политический ликбез. Есть оригинальные наметки. Мы хотим сделать такой своеобразный политический ликбез. Я посмотрел, например, как принимают бюджет и твердо убежден, что из этого можно сделать передачу или фильм, которые будут интересны всем. Ведь во всем мире трансляцию приемки бюджета страны смотрит, как у нас смотрели первые заседания Верховного Совета. К сожалению, мы отучили людей смотреть на телевизор как на продукт, требующий мысли.

А нужно ли это?

Анатолий Лысенко: Мы долгие годы кормили людей телевизионным "Педигрипалом". Но если у вас есть собачка, и вы ее кормите все время с рождения "Педигрипалом", попробуйте ей дать кусочек мяса. Она перепугается, рванет под стол и будет прятаться, она не привыкла к запаху мяса. Мы отучили людей искать в телевидении мысль. Более того, отучили людей формировать для себя телевизионную программу. Мы хотим поднять уровень. Как бы ни ругали старое телевидение, это все-таки было телевидение высокой профессиональной культуры. Были и великие телевизионные режиссеры, и редакторы. Была молодежная редакция, каждый год она выкладывала две-три новые передачи. Что-то выживало, что-то уходило. В "Молодежке" это был Владимир Ворошилов, Евгений Гинзбург, гениальный редактор Марьяна Краснянская, ушедший недавно Лев Николаев.

Есть интернет-телевидение, канал "Дождь", например, другие интернет-каналы. Может возникнуть вопрос: почему для Общественного телевидения нужны большие деньги, а на интернет-канал, который мы можем смотреть бесплатно, нет.

Анатолий Лысенко: Вы никогда не найдете следов бюджетов всех каналов, в том числе и тех, кто вещают в интернете. Я могу назвать суммы, но не буду. Мы все всё знаем друг о друге, но никто в этом не признается.

Вопрос

Анатолий Григорьевич, сейчас мы обращаемся к вам не как к генеральному директору общественного телевидения, но как к журналисту: что происходит с журналистикой?

Анатолий Лысенко: Это трагедия не в журналистике. Это трагедия с журналистами. Такая необыкновенная легкость и отсутствие мысли о том, как твое слово отзовется. Интернет своей анонимностью во многом способствует именно такому поведению. К сожалению, сегодня, когда говоришь со многими молодыми журналистами, и произносишь слово "мораль", на тебя смотрят как на ископаемое. О чем идет речь? Мораль воспринимается как нечто несущественное в работе. Наверное, в этом и есть трагедия. До тех пор, пока лучшее время в эфире будет отдаваться передачам "как бабушка съела дедушку", рассказам об изменах и прочему, это будет поощрять молодых ребят на подобное поведение. Журналисты рассматривают это как заказ от людей, готовых такие сюжеты потреблять, заказ от руководства СМИ, которые ставят эти сюжеты в лучшее эфирное время и отдают им первые полосы, заказ рейтинга. За последние четыре месяца семь или восемь раз "хоронили" Вахтанга Кикабидзе. Одного моего знакомого, выдающегося актера, отвезли в больницу на плановое обследование. Я же в Интернете прочитал, что он доставлен в больницу в состоянии комы. Позвонил жене актера, а она рыдает, потому что не может дозвониться до больницы и понять, где правда. Кто за это ответит? Вот, чем должен заниматься Следственный комитет. К сожалению, сейчас только наказание может повлиять на ситуацию, а не красивые слова об ответственности журналиста.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Общественное телевидение Лучшие интервью Деловой завтрак РГ-Видео
Добавьте RG.RU 
в избранные источники