Новости

14.12.2012 00:20
Рубрика: Культура

Живущий несравним

В "Ударнике" вручена Премия Кандинского
В кинотеатре "Ударник", который Шалва Бреус и фонд "АртХроника" обещают превратить в музей современного искусства, состоялась церемония вручения Премии Кандинского, крупнейшей частной премии в области современного искусства, общий призовой фонд которой составляет 50 тысяч евро.

В этом году количество номинаций Премии Кандинского сократилось до двух. Организаторы отказались от вручения премии за медиа-арт. Вроде бы абсолютно логично. Если бы медиа-арт был новым трендом, который нуждается в особом поощрении, это можно было понять. Но сегодня, можно сказать, каждый второй автор использует видео, компьютерные технологии или звуковые эффекты. Сложнее найти тех, кто их не использует.

С другой стороны, именно этой номинации на этот раз жюри (в его состав входили Евгений Барабанов, Александр Боровский, Ольга Свиблова, Алла Розельфельд, Роберт Сторр, Дэвид Торп, Василий Церетели) явно не хватило. По крайней мере, выбирая "проект года", жюри не смогло остановить свой выбор на одном из трех произведений, вышедших в финал, и разделило главный приз (а значит - и 40 тысяч евро) между двумя работами: "Священной аллегорией"  группы AES+F и скульптурной серией Григория Брускина "Время Ч". Работа Алладина Гарунова "Тотальная молитва", также вошедшая в шорт-лист, осталась без награды. Объявляя о решении жюри, директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова, процитировала стих Мандельштама: "Не сравнивай: живущий несравним". Идеальная позиция - не только для поэта, но весьма уязвимая для членов жюри премии.

 
Видео: Сергей Куксин

Понятно, что если бы осталась номинация "Медиа-арт", "не сравнивать" и не пришлось бы. Многотрудная и многосложная мультимедийная инсталляция AES+F, переводящая темный смысл знаменитой картины Джованни Беллини на язык многоканального видео и медитативного завораживающего зрелища, оказалась бы в том случае безальтернативным фаворитом. Даже при том, что перевод этот скорее похож на подстрочник. Пусть и чрезвычайно подробный, насыщенный символами, ключ к которым потерян. Но за смысл аллегории, получается, отвечает великий итальянец. За масштабное зрелище, норовящее объять зрителя, как "океан объемлет шар земной", - Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский и Владимир Фридкес (АЕS+F).

Впрочем, некоторая расплывчатость "Аллегории" (вообще-то предполагавшей в былые времена точную определенность трактовки каждой детали) своего рода условие игры, усиливающее сновидческий характер всей инсталляции. Живопись превращается в проекцию на огромном экране, который масштабом почти подавляет зрителя. Фактически художники конструируют пространство. Трудно отделаться от мысли, что персонажи, появляющиеся в нем, будь то кентавр, стюардессы или исполняющие пляску смерти аборигены, - функция этого пространства, его порождения. Примерно так в "Солярисе" образы прошлого обретали плоть. Как и в фильме, предельная реальность образов, для создания которых используется съемка актеров, по контрасту подчеркивает странность, фантасмагоричность возникающего на экране мира. Нельзя не заметить, что художники не только используют арсенал классической европейской живописи и мифологии, но и фактически заостряют тему "конца Европы". Перед нами, по сути, прощание-крушение, пир-тризна. Но крушение и тризна, лишенные гротеска и безобразия смерти. Прекрасное и ужасное оказываются близнецами-братьями. Все это было бы похоже на постмодерн, если бы не торжественная серьезность и отсутствие даже намека на иронию.

Любопытно, что Григорий Брускин в проекте "Время Ч" ("РГ" писала о его выставке в Мультимедиа Арт Музее) также работает с мифологией, традицией, но в скульптурном лексиконе его проекта явны заимствования из словаря советской эпохи. Впрочем, белоснежные фигурки, одни из которых заставляют вспомнить плакаты по гражданской обороне, другие - Босха и Брейгеля, третьи - персонажей хроники происшествий, прежде всего воплощают наши страхи и абсурд жизни "в круговой обороне". Неважно - от кого, враг всегда найдется.

Во второй (и последней теперь) номинации "Молодой художник. Проект года" из трех финалистов - Марии Сафоновой, краснодарской группы ЗИП, Дмитрия Венкова - премия досталась работе "Безумные подражатели" Венкова. Это своего рода мокьюментари, снятое как исследование несуществующего сообщества, собирающего мусор около кольцевой автодороги. Вопрос, что было вначале: курица или яйцо, факт или теория, реальность или фильм - поставлен ребром. Ответ - не очевиден.

Приглашенным лектором церемонии на этот раз стал Александр Меламид, выбравший в качестве объекта соцартистской иронии - работу искусствоведа-марксиста Михаила Лившица. Как пошутил Петр Мамонов, который вышел к зрителям в финале, после вручения призов, "столько слов, что я половину не понял, так все умно". Собственно, его песни и стали, пожалуй, ударным моментом церемонии в "Ударнике".
 

Культура Арт Актуальное искусство Выставки с Жанной Васильевой Премия Кандинского РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники