Новости

20.12.2012 00:30
Рубрика: Культура

Мишень-2

"Украшение красивого" - в Третьяковской галерее
Проект "Украшение красивого", который Третьяковская галерея вместе с "Галереей Вересов" показывает в залах на Крымском валу, похож на новогодний подарок зрителю. Нет, это не ответ на легендарное зрительское ожидание "Сделайте мне красиво!" - услужливым "Их есть у меня!". В ответ на требование наивного потребителя искусства два Кирилла - Алексеев и Светляков, кураторы выставки, задают простенький такой вопрос: "А какое "красивое" вы хотите?". И предложения - веером, аж на два этажа: от клеенок с лебедями, богатырями, охотниками на привале до живописи Петра Кончаловского, Николая Денисовского, от Комара и Меламида до Дубассарского и Виноградова...

Разумеется, речь не о том, чтобы расширить линейку потребительского выбора - по аналогии с супермаркетом, где выбор между кетчупом и томатным соусом подается как мировая проблема, чтобы никто, не дай Бог, не вспомнил, а на фиг этот кетчуп-соус-майонез вообще нужен... Речь - о проблематизации понятия "красивого", которое, с одной стороны, смахивает на расширяющуюся вселенную - каждое новое поколение готово поставить этот вопрос ребром, а с другой стороны, стойко ассоциируется или с салоном, где эстетика "красивого" поставлена на конвейер, или с "наивным" искусством, которое наивное по идее потому, что его создатели не заморачиваются определением своей эстетической позиции, а воспринимают ее как нечто само собой разумеющееся. Вроде неба, речки, леса... Огрубляя, можно сказать, что для них картина вырастает вроде заморского цветка в палисаднике - не без труда, но "естественно", "природно". Слово "китч" тут просто просится в строку - и в названии выставки он является в подзаголовке "Элитарность и китч в современном искусстве".

Вообще-то, сюжет об отношениях авангарда и китча - один из самых популярных в ХХ веке, который, с легкой руки Климента Гринберга, написавшего знаменитую статью на эту тему в 1939, остается горячо обсуждаемым и сегодня. Тем любопытнее, что кураторы обошлись как без реверансов левому классику, так  и без прямой полемики с его статьей, решив, что они поищут опору у Михаила Ларионова. А именно - в его девизе "Признавать всё!", предварявшем скандально знаменитую выставку "Мишень" 1913 года. Причина такого предпочтения лежит, очевидно, вовсе не в желании доказать, что вначале была "Мишень", а потом все остальные... Дело, скорее, в принципиальной разнице позиций. Для левого теоретика Гринберга китч - заклятый враг авангарда, воплощение буржуазного соблазна, поскольку позволяет манипулировать трудящимися массами. "Китч механистичен и оперирует формулами. Китч - это замещение опыта и фальсификация чувств. ...Китч - воплощение всего поддельного, что есть в жизни нашего времени". Понятное дело, для него это прежде всего обложки глянцевых журналов, реклама и шлягеры масскульта.

Ларионов же, авангардист, любитель эпатажа и решительных жестов, от обличения китча был далек. Ровно наоборот, он требовал равных прав для всякого искусства - народного лубка, вывески и живописи профессионалов-академиков. Благо авангардные художники тогда открыли для себя красоту народного искусства и стремительно раздвигали надоевшие академические рамки, обнаруживая поэтический смысл в темных речах-картинах "улицы безъязыкой". Тут, наверное, можно заметить, что помимо разницы позиций мы встречаемся еще и с разницей эпох. В 1913 году в России до "массового общества", в смысле - общества потребления с индустрией глянца, было далеко, как до Луны.

Как бы то ни было, кураторов проекта, как и Ларионова, интересуют отношения не искусства и капитала, а источники представлений о "красивом" у наивных художников и современных мастеров. Рассказанный одним из кураторов анекдот о двух рыбах, которые плывя в речке, обсуждают вопрос о том, что "где-то тут, говорят, должна быть вода", оказывается очень даже к месту. Выставка дает своего рода шанс выпрыгнуть из "воды" и определиться на местности. Перед нами - каталог мотивов артистического вдохновения, от "Охотников на привале", "Трех богатырей" до Матисса и Кандинского... Помимо классиков, среди проверенных временем мотивов оказывается любовь к артистам и вообще любовь, любование природой... Вообще, чем дальше, тем красивее все кажется, идет ли речь об античности, восточном искусстве или фольклоре. Так что неудивительно, что с течением времени дело доходит и до авангарда, который маячит в далеке прошлого века.

Среди самых неожиданных сюжетов - мокьюментари от Евгения Семенова, который "реконструирует" картину Василия Кандинского, якобы уничтоженную в 1908 году. Среди самых эффектных - инсталляция Ростана Тавасиева "На дне", который предложил возможность насладиться двумя "естественными" конструктами прекрасного из ХХ века: МХАТовской постановкой пьесы Горького "На дне" и океаническими съемками Лени Рифеншталь. Для желающих есть фильтры, через которые можно увидеть не "два в одном", а каждый шедевр по отдельности. Среди самых ярких и остроумных  - инсталляция Дмитрия Цветкова "Родной! Убей авангардиста" с набором вышитых мягких игрушек - пистолетов всех цветов и мастей.

Ну, вы поняли, как украсить красивое каждый решает для себя сам. В том числе и на выставке в Третьяковской галерее.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Выставки с Жанной Васильевой Гид-парк РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники